Первые жертвы коронавируса поделились неприятными ощущениями: «Осталась желчь в желудке»

Одни занялись сдачей плазмы, другие начали делать дыхательную гимнастику

19.05.2020 в 14:22, просмотров: 4967

Информации о том, как протекает коронавирус, пожалуй, сейчас в избытке. А вот что происходит после того, как проходит недуг, мало. Как меняется отношение окружающих и что нужно делать, чтобы восстановится? Люди, одними из первых перенсшие страшное заболевание, рассказали «МК» свои истории. 

Первые жертвы коронавируса поделились неприятными ощущениями: «Осталась желчь в желудке»

Марина Шогенова, 50 лет

У меня, слава Богу, не было захватывающей истории. Я с семьей каталась на лыжах в Италии, вернулись мы 9 марта. Нас уже заранее предупредили, что если появятся симптомы, необходимо сразу же сообщить. У меня поднялась температура, что вообще для меня не характерно. Это продлилось всего пару дней и стало лучше. Дней через 5 пришли тесты, которые у меня взяли врачи в первый день. За мной приехала медицинская бригада в костюмах. Сначала я сопротивлялась, ведь чувствовала себя хорошо, но врачи пригрозили полицией, и я не стала вступать в конфликт. Привезли меня в Коммунарку, там я пробыла неделю.

Поначалу после болезни, конечно, беспокойство было сильным. Мы постоянно следили за новыми методами лечения. Сейчас страх прошел, я сдала тест на антитела, который показал положительный результат. Теперь выхожу в магазин, но уверена, что соблюдать дистанцию и другие меры предосторожности необходимо. Кстати, отмечу, что особенно неприятно слышать от некоторых людей, что болезнь выдуманная. Как медик в прошлом могу сказать, что это не так, угроза и правда есть. 

Я бы могла посоветовать принимать иммунные комплексы на основе цинка. Возможно, именно их заблаговременный прием и помог перенести недуг в легкой форме. Еще не стоит паниковать, есть теория, что сам ковид поражает нервную систему, влияет на психическое здоровье. Все это может наложиться, люди в таком состоянии тяжелее переносят болезнь. Тревожность, панические атаки – явно не пойдут в плюс.

Александр Демидов, 22 года

Я отдыхал с семьей в Альпах во Франции, обратно рейс был из Швейцарии 15 марта. Вечером 16 марта я неожиданно лег спать в 9 вечера прямо в одежде, хотя обычно ложусь в районе 2 ночи. Утром появилась температура, и я решил самоизолироваться. В этот момент со мной жил друг из Латвии, который из-за закрытия границ не мог улететь домой. Он мне помогал: ходил в аптеку и супермаркет. В итоге 19 марта температура достигла 38 градусов и я вызвал «скорую». Спустя четыре дня пришел положительный результат, хотя к тому моменту практически все симптомы, кроме усталости и отсутствия запаха, прошли. Кстати, самое удивительное, что мой друг-латвиец, который был все это время со мной, ел из той же посуды и, грубо говоря, пил из одной бутылки, не заразился! После моей выписки мы сдали тест на антитела, и они оказались только у меня.

За мной приехала экипированная бригада. Примечательно, что врачи не смогли мне сразу ответить, куда именно мы поедем, и это решится по дороге. Так как по ощущениям я уже почти был здоров, то мне удалось договориться, чтобы меня положили не в больницу, а в обсервацию. Мы приехали в Царицыно, простояли в очереди из «скорых» больше трех часов. В итоге я оказался в палате на двоих человек, в которую доставили еще одну кровать. Заселялся самым первым на свой этаж, так как этот медицинский центр был перепрофилирован из реабилитационного учреждения для инвалидов.

На третий день на ночь нас стали запирать на ключ, так как появились случаи побега зараженных. Я пробыл там неделю и насмотрелся не мало. Мне оборвали телефон знакомые, и безумное количество людей просто поддерживало в соцсетях. Еще поддерживало то, что еду первые дни можно было заказать еду, а не есть больничную. Но потом усилили режим, стало разрешено лишь получать передачки из дома. 

После двух недель от выписки, когда закончился уже и мой домашний карантин, мне позвонили из НИИ скорой помощи им. Н.В. Склифосовского и попросили сдать плазму. На удивление, за это еще и заплатили, хотя когда я ехал, то даже и не думал о деньгах. Планирую еще через недельку сдать снова, ведь больных в городе все еще много. 

К сожалению, у меня остались некоторые последствия болезни. Если я быстро иду или курю, то чувствую желчь в желудке. Кстати, самые распространенные рекомендации: мыть руки, носить маску, в моем случае не помогли. Я все честно выполнял, но все равно заразился. Тем не менее, я продолжаю все это делать. Рядом родители, соседи, а вирус не изучен. Вдруг каким-то образом я являюсь носителем и опасен для них? Вообще, я бы посоветовал, если есть такая возможность, максимально изолироваться от своих родителей и бабушек с дедушками, не подвергать их опасности.

На мою работу болезнь никак не повлияла, так как моя деятельность и так была приостановлена. Я организатор музыкальных концертов, а они сейчас под запретом и не известно, когда теперь будут снова разрешены. Даже есть небольшой плюс, то, что я лежал в обсервации, дало мне возможность реструктуризировать кредит по ипотеке.

Сергей Кочедыкин, 57 лет

Я катался на лыжах в Австрии и 12 марта вернулся домой. Через 5 дней у меня поднялась температура, и я почувствовал недомогание. Я вызвал «скорую», сообщив, что недавно был в Европе. Медики взяли анализ и пропали почти на неделю. Я уже обрадовался и подумал, что все обошлось, как за мной приехали. Сначала меня привезли в обсервацию в Царицыно, а потом в "Инфекционную клиническую больницу №1". Длилось все это очень долго, так что в палату я попал уже поздней ночью. В боксе я находился один, провел там порядка двух недель. 

Всю болезнь мне удалось работать. Я тружусь в логистической фирме, поэтому мог на удаленке решать все дела. Благо, ноутбук был с собой. Кстати, мой офис сразу же закрыли и через сутки все уже стали работать из дома.

Пока я лежал на меня обрушился шквал звонков от знакомых. Мое состояние вызвало жгучий интерес всех, кто не болел. Люди интересовались, не умираю ли я там совсем, так как в умах рисовались страшные картины пациентов, подключенных к ИВЛ. Но были и тревожные звонки от коллег из-за рубежа. Они катались на лыжах со мной, поэтому опасались тоже заразиться. Но, в итоге, я попал в эту историю один. Наверное, подцепил вирус уже в самолете или в аэропорту. 

Сейчас, когда с момента выздоровления прошло уже много времени, я даже стал чувствовать себя увереннее. При наличии антител я уже более безопасный член общества. Но могу сказать, что шутить с коронавирусом не стоит, особенно если у вас есть хронические заболевания. Я видел людей, которым было очень плохо. В первый день привезли молодого парня, он практически умирал на глазах. У него был очень сильный не прекращающийся кашель, высокая температура, все выглядело страшно, такое не забудешь. Это реальная болезнь, она может поразить всех.

Светлана Гриценко, 30 лет

О том, что у меня COVID-19, я узнала уже после госпитализации в частную клинику, 12 марта. К сожалению, этот диагноз поставили и моему мужу, и ребенку. Все началось с высокой температуры, была сильнейшая слабость, пропал аппетит, «ломало» кости и появился сухой кашель. Я вдыхала, не успевала выдохнуть и вдыхала снова, при этом совершенно не могла контролировать ритм. В госпитале я пролежала 8 дней.  

Морально было очень тяжело, так как при госпитализации мне сказали, что я первая заболевшая в районе. От этой новости я даже не могла уснуть, чувствовала себя будто виноватой. У меня был страх, что я могла кого-то заразить, ведь я работаю воспитателем, то есть всегда нахожусь с детьми. Потом, кстати, некоторые пользователи в соцсети, куда я выложила свою историю, писали мне ужасные комментарии по этому поводу. Еще я боялась, что с дочерью после этого будут бояться дружить. В общем, мыслей негативных было очень много. Меня успокаивала мама, поддерживала. После выздоровления я увлеклась темой коронавируса: побочные действия, прогнозы, мировой опыт, мутация вируса и все, что с ним связано. Сейчас читаю все возможные исследования и их опровержения, хочется знать о пандемии всё. Кроме того, я начала делать ежедневно дыхательную гимнастику. В госпиталях в Китае она даже считается неотъемлемой частью лечения. Стала пить больше воды, принимать витамин С и делать самомассаж.

На работе мне выплатили всё за март, даже не смотря на то, что я не была официально оформлена и из-за того, что я лежала в частной клинике мне не дали больничный. Это очень большая поддержка, я рада, что ко мне отнеслись с пониманием. Но сейчас детский сад закрыт, поэтому работа приостановилась.

Пандемия коронавируса. Хроника событий


|