Наркологи рассказали, есть ли шанс на выздоровление у Ефремова

«Чтобы начать лечение, ты должен достигнуть дна. Очевидно, для Ефремова эта трагедия стала дном»

Трагическое ДТП на Садовом кольце в Москве – артист Михаил Ефремов, сев пьяным за руль, выехал на встречную полосу и протаранил автомобиль курьера, который впоследствии скончался – заставило россиян в очередной раз задуматься о проблемах пьяного вождения и алкоголизма в целом. О том, какими должны быть первые шаги алкоголика, можно ли вернуться к режиму «пью только по праздникам», и почему лечиться придётся вместе с супругами или родителями, «МК» побеседовал с наркологами.

 «Чтобы начать лечение, ты должен достигнуть дна. Очевидно, для Ефремова эта трагедия стала дном»

– Разумеется, первый шаг – это осознание того, что есть проблемы с зависимостью, - говорит врач-нарколог Алексей Казанцев, - Если человек понимает, что, если продолжать злоупотреблять, то всё может закончиться смертельным исходом – к примеру, тот же цирроз печени зачастую протекает мучительно и приводит к концу, – то ему следует обратиться к специалистам. Многие опасаются идти в диспансер по месту жительства, думая, что информация о зависимости выплывет наружу и станет известна, например, на работе. Но можно обратиться в частную клинику, которых сейчас много. Многие боятся идти именно к наркологу, но начать зачастую нужно с клинического психолога или психотерапевта, который поможет понять, из-за чего начался алкоголизм. Чаще всего он вторичен, а разбираться надо с другой проблемой, например, с социальной неустроенностью.

Далее следует настроиться на серьёзную долгую работу. Многие думают, что им нужно всего лишь закодироваться, вшить «торпеду» или провернуть другое подобное мероприятие, и проблема исчезнет сама собой. Не исчезнет. Чудес не бывает. Обязательно нужно будет вовлечь в лечение родственников и других близких людей – их созависимость тоже требует лечения. Они уже привыкли к определенному ритму жизни и к определенным паттернам поведения алкоголика, привыкли к недоверию и тотальному контролю – и им тоже достаточно сложно бывает настроиться на нужную волну. Поэтому надо быть готовым к тому, что лечиться будет фактически вся семья. Однако стоит понимать, что цель – реальна и достижима: порядка 30% приобретают стойкую пожизненную ремиссию, но только в случае серьёзного отношения к проблеме.

– Существует мнение, что для успешного лечения алкоголик должен «дойти» до него сам. Вариант, что на реабилитацию за руку приведёт жена, мама или дети, не сработает. Это так?

Чаще всего да, хотя иногда внешнее воздействие бывает эффективно. Дело в том, что большинство зависимых людей не способны воспринять свою болезнь, они отрицают и игнорируют её. Однако слова близкого человека – не всегда то, что помогает признать проблему. Здесь дело в другом: чтобы выйти на путь лечения, ты должен достигнуть своего дна. Для каждого это «дно» своё – это ситуация, после которой больной понимает, что больше так продолжаться не может. Для Михаила Ефремова, очевидно, дном оказалась минувшая трагедия – можно верить, что после неё он сможет вылечиться.

– Когда звенит тревожный звоночек, показывающий, что речь уже не о бытовом пьянстве идёт, а об алкоголизме?

Когда с утра ты проснулся – и тебе уже хочется выпить. Когда начинаешь пить и всегда напиваешься, не можешь остановиться. «Доза» для каждого своя – это могут быть и пара бутылок водки, и 200 грамм. Но если эта доза начинает неуклонно расти, стоит всерьёз задуматься. Ведь алкоголь – единственный разрешенный наркотик, который принято принимать без осуждения, поэтому и опасность его часто недооценивают.

– Вариантов лечения много. Какой вы считаете наиболее эффективным?

Для совсем молодых людей до 25-30 лет бывают эффективны программы, построенные на религиозных принципах. Но это хорошо, когда «стаж» алкоголизма невелик. Вот, друзья и коллеги Михаила Ефремова говорили о том, что он злоупотребляет с подросткового возраста – здесь уже никакая религия не поможет. На мой взгляд, самая эффективная программа – это так называемые «12 шагов», которые необходимо пройти: и начинается всё с признания зависимости и того факта, что самостоятельно справиться не получится. Эта программа включает в себя длительную реабилитацию, в которой человеку помогают специалисты, консультанты-психологи, а также соратники – другие люди с той же проблемой. По моему опыту, амбулаторная реабилитация даётся несколько сложнее. Здесь нужно понимать, что признание собственного бессилия перед зависимостью – это один из самых сложных шагов, особенно в тех культурах, где мужчине предписано быть сильным и волевым. Это удар по эго. Многие отказываются лечиться, считая, что у них крепкая сила воли. Но это не имеет никакого значения – больной, зависимый человек не может себя контролировать, и здесь не поможет ни сила, ни воля, ни сила воли.

– Вы упомянули о «сильных и волевых» мужчинах. Есть ли специфика лечения алкоголизма для женщин?

Фактически нет. Я сталкивался с мнением, что женский алкоголизм сложнее вылечить, но это не всегда так. Есть русская народная пословица: «Если мужик пьёт – полдома горит, если баба пьёт – весь дом горит». К женщине выше требования как к хранительнице очага и нежному созданию, поэтому проблема в том, что женщины стараются скрыть зависимость, позднее приходят за помощью. Алкоголизм для них обычно вторичен, начинают всё жизненные потери – социальная неустроенность, любовная боль, смерть близких людей. Женщинам сложнее признать, что им нужна помощь, но если они это всё-таки сделали, женщины могут также успешно победить алкоголизм. Я знаю таких женщин. Да, их жизнь – это постоянный контроль: например, на праздничном застолье они не могут даже передать кому-то бутылку. Однако это возможно.

– Для вылечившегося алкоголика спиртное – табу на всю жизнь? Или он всё-таки может поднять бокал шампанского на Новый год?

Никогда. Им никогда уже не вернуться в ряды умеренно пьющих, иначе есть риск спровоцировать новый запой. И здесь нет срока давности: например, у меня был пациент с устойчивой 20-летней ремиссией – считай, прожил половину жизни, похоронил жену и не запил. Но потом однажды выпил со скуки с мужиками в гараже – и сорвался в трёхмесячный запой. Организм всё помнит слишком хорошо. Поэтому и действуют строгие правила для вылечившихся: нельзя даже взять в руки бутылку, нельзя быть голодным, злым и одиноким – всё это может спровоцировать рецидив. Кстати, нужно отметить, что творческие люди, к которым принадлежит Михаил Ефремов, часто бывают чувствительными и ранимыми, они любят привлекать к себе внимание – поэтому и зависимость настигает их существенно раньше.

… Завотделением медицинской психологии столичной Психиатрической клинической больницы №5 Екатерина Мартусова уверена: пока зависимый человек сам не захочет избавиться от вредной привычки, лечить его бессмысленно.

—  Екатерина, стоит ли заставлять лечиться таких людей?

— Могу высказать мнение не про Михаила, а про похожего на него человека, — условного Ивана Иванова. Чтобы Иван Иванов прекратил пить, родственникам лучше всего его бросить — пускай сам выкарабкивается. Алкоголика можно вылечить только, если он сам этого захочет. Не трогать — это мое мнение.

— Возможен ли рецидив после лечения? Через 5, 10, 15 лет?

— Рецидив всегда возможен. Он зависит от состояния человека, и не только психического. Заставить взяться за старое может стрессовая ситуация.

— Как вести себя близким, родным?

— Не надо поддерживать алкоголиков и наркоманов. Я, конечно, не знаю, как и что происходит в конкретных случаях. Опять же — очень многое зависит от того, кто находится рядом с зависимым человеком. Может, это удобно кому-то, может, это кому-то выгодно. Люди, которые находятся рядом с людьми зависимыми, — они созависимые. У них в голове одна идея — спасти, «причинить» добро.

— Сколько лет человек, желающий «причинить» добро, может терпеть своего близкого?

— Зависит от человека, который терпит. Я бы не терпела. Я бы развернулась и сказала: «Дорогой, сам выберешься — вернешься». Но это мое личное мнение. Я не хочу быть тем самым человеком, который требует гнать всех алкоголиков в шею. Ели человек зависим, для того есть причины. Например, в детстве его недолюбили. Или у него недавно произошла страшная трагедия. Он ушел в другую реальность, ему там лучше, комфортней и проще. Возможно, поэтому он и не хочет оттуда возвращаться в наш мир.

Читайте также: В видеообращении Михаил Ефремов умолчал о главном

Михаил Ефремов записал пронзительное видеообращение

Смотрите видео по теме

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28286 от 15 июня 2020

Заголовок в газете: Как подняться со дна бутылки