Отмену приговора обвиненному в насилии над дочкой оценила его жена

«Как защитница педофила потеряю работу»

В резонансном деле по обвинению 37-летнего жителя Бугульмы в совершении сексуального насилия над своей полуторагодовалой дочкой – новый поворот. Отчаянные выступления в его защиту жены Анны, мамы девочки, не помогли: Верховный суд Татарстана отменил вынесенный ему в апреле этого года оправдательный приговор. Свою роль сыграло и общественное мнение.

Жители города требуют сурового наказания и не верят в «случайное» нанесение повреждений крохе во время смены подгузника. Дело направили на новое рассмотрение – опять в тот же в Бугульминский городской суд, но уже с другим составом.

Мы связались с мамой девочки Анной, чтобы узнать, что она думает на этот счет и какие действия собирается предпринимать.

«Как защитница педофила потеряю работу»

Напомним, в октябре 2019 года на вызов в один из домов Бугульмы приехала скорая, врачи обнаружили кровотечение у полуторагодовалой девочки, которая была в это время дома с отцом и двумя другими детьми. Врач-гинеколог зафиксировал травмы, характерные для сексуального насилия.

После расследования Сергею К. предъявили обвинение в насильственных действиях сексуального характера в отношении малолетнего ребенка, полгода он находился отдельно от семьи под домашним арестом. Однако в апреле 2020 года Бугульминский районный суд оправдал Сергея в связи с отсутствием состава преступления – сексуальный подтекст в действиях отца обнаружен не был.

Его жена Анна в интервью «МК» утверждала, что папа случайно поранил девочку, когда подмывал ребенка. «Никаких повреждений нет, я всем могу справку показать. Если бы он действительно такое сотворил с моей дочкой, я бы села за его убийство!» - говорила нам она, оправдывая мужа тем, что он впервые остался дома один с дочкой и плохо разбирался в том, как надо ухаживать за малышкой. Суд согласился с ее версией.

   Однако прокуратура Республики Татарстан обжаловала оправдательное решение суда. Теперь дело будет пересмотрено.

  Анна в разговоре с «МК» по-прежнему настаивает: доказательств тому, что муж надругался над девочкой, нет: 

- Они сейчас начнут расследование, а дальше – что? У них нет доказательств. Я даже собственноручно могу взять детей и отвезти их на экспертизу, чтобы и их проверили на насилие, на что-то еще… Только зря будет потрачено столько времени.

Во-первых, я сейчас останусь без работы, потому что это опять допросы, освидетельствования, за меня никто работать не будет. Я работаю продавцом в магазине, неделю работаю, неделю отдыхаю. Следствие добьется сейчас того, что меня выгонят из магазина. Это раз. И два – после этого скандала я уже никуда не устроюсь. Потому что никто не захочет работать с якобы защитницей педофила.

- Будете бороться за мужа и дальше?

- Бороться за мужа – да, буду. Я ему верю, знаю, что он этого не совершал. Я даже в какой-то степени рада, что отменили то решение, но не потому, что его надо посадить, а потому что я еще раз могу доказать людям, суду, что он не такой человек, как про него говорят, он ничего не совершал!

- Как относятся к Сергею ваши старшие дети? (У Анны, кроме их маленькой дочки с Сергеем, еще двое детей от первого брака – Авт.)

- Дети относятся замечательно. О том, что возобновили дело, пока никто не знает. Старший сын еще не знает, но ему придется сказать, потому что он – один из свидетелей. Когда я им скажу, они плакать будут. Расстроятся. Ничего. Пройдем еще раз.

Я буду писать, требовать моральную компенсацию с некоторых СМИ, которые потрепали нам нервы. Я уверена, что его не посадят, потому что у людей, у следствия, у прокуроров нет доказательств того, в чем его обвиняют. Но это их работа, пускай...

- Но вроде бы ваш муж признался на суде, что он со злости травмировал дочку, психанул?

- В чем он признавался? К нему в подвал пришли, когда человек просто уже раздавлен был, и говорят: напиши, вот так тебе будет легче! И когда ему говорят, что твоя жена от тебя отвернулась, она тебя бросила, тогда что он должен писать? Вот он и написал, что «психанул» и повредил ребенка… Но теперь мы правду говорим, что это у него случайно вышло.

Я надеюсь, что с Божьей помощью мы все это пройдем.