Я люблю смотреть, как умирают дети

Силовики проявили либеральную слабость

Возможно, заголовок вас шокировал, вызвал отвращение и гнев. Что ж, эти чувства справедливы и понятны. Но дело в том, что это — первая строчка из стихотворения Маяковского. Прочтите его вторую фразу: «Вы прибоя смеха мглистый вал заметили за тоски хоботом?» Поэт написал горькую, тоскливую шутку, но тут же понял, что её могут принять всерьёз и пояснил про «прибой смеха». Вряд ли это помогло.

Силовики проявили либеральную слабость

Возможно, заголовок вас шокировал, вызвал отвращение и гнев. Что ж, эти чувства справедливы и понятны. Но дело в том, что это — первая строчка из стихотворения Маяковского. Прочтите его вторую фразу: «Вы прибоя смеха мглистый вал заметили за тоски хоботом?» Поэт написал горькую, тоскливую шутку, но тут же понял, что её могут принять всерьёз и пояснил про «прибой смеха». Вряд ли это помогло.

В понедельник я написал заметку на горячую тему: силовик ударил женщину ногой в живот. Главный редактор прочёл и сказал: «Не советую печатать. Ты погубишь свою репутацию».

— Шутишь?

— Это ты шутишь, но шутка твоя плохо кончится. 90 процентов читателей решат, что ты предатель, не отмоешься никогда.

Я оторопел, а потом понял: редактор, увы, прав. Заметка написана издевательски; сарказм, ирония, чёрный юмор — называйте как угодно. Формально — в защиту бойца, который ударил женщину. Но по сути… Я писал и казался себе очень остроумным, сразу видно, что автор надел колпак юродивого и даже не прячет торчащих ушей (Пушкин). И заголовок «Герой нашего времени», и подзаголовок «Эта нога — кого надо нога» — всё, думал я, кричит, что это шутовство, классический приём. Ибо это древняя традиция: правду королям говорили шуты — хоть легендарному Лиру, хоть историческому Петру Великому.

Но у них это была официальная должность и опознавательный знак — колпак с бубенчиками. А если колпака с бубенчиками на тебе нет — шуток от тебя не ждут, а значит, и не поймут.

И репутация не спасёт.

Грубость, пустота и простота не признают репутации. Давно заметил: стоит людям прочесть то, что им не нравится, они, не задумываясь, проклинают и отрекаются от тебя (они отрекаются от себя, хотя им кажется, будто от меня).

— А я-то вас уважала! А вы-то, оказывается…

Оказывается, её уважение (мне легче вести этот воображаемый разговор с дамой) держалось не на моих взглядах, мыслях и 45-летней работе, но лишь… Вообще ни на чём. Ей померещилось (протуберанец на солнце или критические дни), и вот — всё: я предатель, продался (Госдепу, Кремлю, жидомасонам), раскрыл своё гнилое нутро, коварно скрываемое долгие годы.

...После этого предисловия есть некоторая надежда, что заметка «Герой нашего времени» будет понята верно.

ГЕРОЙ НАШЕГО ВРЕМЕНИ

Эта нога — кого надо нога

Сотрудник силовых органов России (которого мы далее будем называть «боец», хотя благороднее звучало бы «гвардеец») ударил женщину ногой в живот. Этот абсолютно правильный поступок многочисленные комментаторы, к сожалению, изображают как постыдный и преступный. Наш долг: расставить всё по местам.

Событие произошло в Петербурге, по праву носящем звание культурной столицы России.

Можно только сожалеть, что тысячи жителей культурной столицы поддались на провокационные призывы иностранных агентов и вышли на несанкционированный марш. У них не хватило культуры отличить добро от зла.

И ударенная женщина была одной из этих тысяч отщепенцев. Таким образом, она была виновата ещё до получения удара ногой в живот. Хотя теперь она утверждает, что пошла не на митинг, а «просто в магазин», но в момент инцидента никто этого знать не мог. И даже если бы она несла в руках плакат «Я не за Навального! Я просто в магазин!», никто не знал бы: правда это или коварная маскировка.

Но она ещё и дважды усугубила свою вину. Первое: она была без маски. Второе: она задала неизвестному бойцу оскорбительный вопрос: «За что вы его схватили?» (в этот момент группа бойцов вела задержанного отщепенца).

Оскорбительность этого вопроса заложена в самой его коварной формуле, ибо она (формула) предполагает, будто наши силовые структуры могут «схватить ни за что». Это же противоречит и физике, и физиологии, и анатомии, ибо схватить можно за руки, за ноги, за горло, а мужчину вдобавок даже за, так сказать, причиндалы. Но схватить ни за что — невозможно. Таким образом, этот абсурдный вопрос является наглым и издевательским; и скорее всего, представляет собою инструкцию, распространяемую в соцсетях, которые в свою очередь являются иностранными агентами.

С другой стороны мы видим, что боец, во-первых, был в шлеме, закрывающем лицо, что совершенно правильно, ибо он в момент защиты Конституционного строя является не Ваней, не Васей, не Сёмой, а государственным лицом, каковое в принципе не должно иметь никаких индивидуальных примет. Наоборот, чёрный непроницаемый шлем сразу говорит обывателю, что перед ним могущественное государство и атаковать его (пусть даже оскорбительными вопросами) строго воспрещается.

Итак: с одной стороны женщина а) без маски; б) c преступным вопросом; в) шагнувшая поперёк дороги группе бойцов и тем уже и физически вступившая на путь преступления.

С другой — боец, который тащит задержанного преступника; то есть руки у бойца были заняты, и ударить рукой он не имел никакой возможности. Вот он и ударил ногой, рискуя поскользнуться, упасть, причинить себе телесные повреждения и даже повредить амуницию. И этого благородного защитника Отечества в чём-то обвинять? Позор!

Вечером в субботу 23 января, когда видеокадры мощного и точного удара попали в интернет, да ещё стало известно, что женщина в реанимации, общественное возмущение стало так велико, что на следующий день сперва начальник бойца, а потом и он сам отправились в больницу с извинениями и цветами.

Сами ли они приняли решение извиниться или им посоветовали «сверху» — неизвестно. От души они это сделали или чтобы «погасить волну» и предотвратить уголовное дело — неизвестно. Но факт остаётся фактом: силовая структура оробела (говоря по-русски, «струхнула») и проявила непозволительную, можно сказать, либеральную слабость.

Нашим бойцам всех силовых структур следует брать пример с Белоруссии. Там врагов Отечества уродуют почём зря и никогда не извиняются.

Вы прибоя смеха мглистый вал заметили за тоски хоботом?

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28466 от 27 января 2021

Заголовок в газете: Я люблю смотреть, как умирают дети