Подростки рассказали, зачем рвутся под нож пластических хирургов

Соцсети формируют канон "неземной" красоты

К 30 годам не становятся красавицами только дуры — присказку, возникшую пару десятков лет назад вместе с бумом на пластическую хирургию, сегодня перефразировали подростковые инфлюенсеры. «До 18 в уродах ходят только лохи!» — убеждают тинейджеров их сетевые иконы стиля. Увы, пока во взрослый мир возвращается мода на естественность, заставляя звезд удалять импланты и филлеры, план клиникам эстетической медицины делают тинейджеры, избавляясь от «уродства», коим считают все, что не попадает под каноны вожделенной «инстакрасоты», активно пропагандируемой в соцсетях.

Мы выяснили: что в голове у этих девочек и мальчиков, а также их родителей и врачей, кладущих под нож несовершеннолетних?

Соцсети формируют канон "неземной" красоты
С каждой операцией китаянка все больше меняется.

Икона стиля — ходячий мульт

Мода на «хирургический тюнинг» (усовершенствование внешности с помощью скальпеля) — родом с Востока. В подростковом сегменте китайских, южнокорейских и японских соцсетей пользователи уже не первый год активно фолловят сверстников, добивающихся «внешности мечты» посредством пластической хирургии. Это так называемые инфлюенсеры (от англ. influence — влияние) — лидеры мнений, своими постами, публикациями и сторис оказывающие влияние на свою аудиторию. Такие влиятельные персонажи есть в каждой соцсети, но пластические хирурги более всего ценят инстаинфлюенсеров, ведь Инстаграм — главная рекламная площадка их работ.

— В наших странах многие родители разрешают подросткам кантопластику, — поясняет сотрудница южнокорейского центра эстетической медицины доктор Ли Чун Джа, — это хирургическое изменение разреза глаз с азиатского на европейский. Достигается с помощью удаления излишков кожи на веках. Операция с медицинской точки зрения несложная и довольно безопасная. Но главная причина популярности — в том, что она статусная. Считается, что ее делают юноши и девушки из обеспеченных и продвинутых семей без предрассудков, нацеленные на медийную карьеру. А заодно и те, кто хочет таковыми казаться. С той разницей, что подросткам из обычных семей на такую операцию приходится копить…

Героиня китайских подростков, 16-летняя Чжоу Чуна, за 3 года перенесла около 100 пластических операций. В местной соцсети у юной китаянки более 300 тысяч фолловеров, мечтающих однажды стать такими же красивыми, как она. А она — копия даже не пресловутой Барби, которую на ее родине в США уже начали «очеловечивать», придавая более реалистичные параметры, а «ламповой тян» из японских аниме — мультяшной девочки с внешностью, противоречащей анатомии живого человека. Но китайских подростков неестественность не пугает, даже наоборот. Интересно, что и родители «анимешки», потратившие на превращение дочери в ходячий мультик 4 млн юаней ($620 тыс., или около 59 млн руб.), результатом вполне довольны:

— Наша дочь успешно улучшает свою внешность начиная с 13 лет, а мы ей в этом помогаем, — не без гордости говорит мама новоявленной живой куклы. — Она исправила форму носа, увеличила глаза, грудь и губы и откачала жир с живота. Ну и по мелочи — филлеры, контурная пластика. Сначала мы с ее отцом были против, но она нас убедила — и оказалась права.

Сама Чжоу Чуна настаивает на том, что «тюнинг» для нее был единственным способом избавиться от травли в школе:

— Никто больше не посмеет меня дразнить! Пока я была уродиной, в школе надо мной издевались. Единственное, о чем я жалею, — что не легла под нож еще раньше!

Формула, выведенная юной китаянкой, проста: чем красивее девочка, тем приятнее ее жизнь. А красивее всех та, которая больше всех приблизилась к подростковому идеалу — девочке из аниме.

При этом ни сама девочка, ни ее родители не скрывают, что многократной пациентке пластических хирургов пришлось испытать всю гамму побочных эффектов вмешательства в природу — от рубцов, которые никогда полностью не исчезнут, до провалов в памяти, вызванных слишком частым нахождением под общим наркозом. Но ни сама Чжоу Чуна, ни ее родители не видят в этом повода прекратить эксперименты над лицом и телом. Больше всего китайскую несовершеннолетнюю «анимешку» расстраивает то, что из-за пандемии ей пришлось снизить интенсивность своего улучшения: за 2020 год у нее было «всего» 20 процедур! Но в ближайшее время упущенное Чжоу Чуна намерена наверстать:

— Я не боюсь ни боли, ни анестезии, потому что перед каждой операцией думаю о том, что через пару недель реабилитации стану еще красивее! Я боюсь только уродства! Даже если родители откажутся мне помогать, я лучше перестану есть и пить, но деньги на новые операции накоплю!

В отличие от китайских, англоязычные пользователи не скрывают своего возмущения: «Неужели это законно — сделать столько пластических операций ребенку до 16 лет?»; «Родители этой девочки должны тратить деньги не на хирургов, а на психиатров! Ребенка надо лечить от зависимости, это же явная наркоманка от пластики!»

— Наш среднестатистический пациент сегодня действительно заметно помолодел, — признает Дэвид Росс, пластический хирург из американского Бруклина. — У нас детям до 16 лет коррекция внешности разрешена только по медицинским показаниям — к примеру, если произошла травма или нужно исправить врожденный дефект. С 16 до 21 года можно оперироваться и по эстетическим соображениям, но не все виды операций в этом возрастном промежутке рекомендованы, так как формирование скелета, тканей и органов в этом возрасте еще продолжается. Но девушки, бывает, настаивают, вспоминают Бритни Спирс и Памелу Андерсон, начавших себя «тюнинговать» очень рано. В таких случаях мы стараемся не прикрываться общими положениями, а рассматривать индивидуально каждый случай. В каждой клинике эстетической медицины в штате обязательно есть психоаналитик, который беседует со всеми пациентами. И очень у многих вместо показаний к пластике обнаруживается дисморфофобия — неприятие собственной внешности. Это расстройство, требующее лечения, ведь если человек искаженно воспринимает свою внешность и постоянно находит изъяны — никакие операции его не спасут, сколько бы он их ни предпринял.

Чжоу Чуна — до и после.

Мама хочет бьюти-чадо

Любопытно, а мальчикам тоже нравится красота, при которой девочки похожи на пластиковых кукол?! Показываю 13-летнему пареньку две фотки без подписей: на первой — обычная симпатичная девчонка его возраста, на второй — китайский «ходячий мульт» Чжоу Чуна. Интересуюсь: какая из девочек, на его взгляд, красивее?

— Конечно, вторая! — отвечает парень, даже не задумавшись. — Такая красивая, прямо как из Инстаграма!

По мнению психолога-практика Елены Пиховкиной, этой фразой и объясняется тинейджерское единодушие:

— Это возраст подражания — подросткам во все времена были свойственны «стадные» чувства, в том числе и понимание красоты. В каждом коллективе была своя «первая красавица», которая на самом деле нравилась только одному или двоим мальчикам, но самым авторитетным. А все остальные просто принимали на веру то, что она лучшая. Сегодняшним подросткам еще сложнее: кроме авторитетов из сверстников и кумиров из шоу-бизнеса им указывают путь модные блогеры и инфлюенсеры в соцсетях, чей образ, прежде чем появиться на мониторе, проходит многократные фильтры. В соцсети выставляются фото, имеющие крайне мало общего с реальностью, — на их основе и формируется канон «неземной» красоты. Хорошо, если подросток перерастает возраст подражания, ограничившись фильтрами в смартфоне. Но самые упертые перфекционисты желают улучшить себя не только виртуально, но и реально — и идут к пластическим хирургам. Добросовестные врачи, конечно, никогда не пойдут на операцию несовершеннолетнему без медицинских показаний и согласия родителей подростка. Но мало ли рекламы всяких полуподпольных индивидуальных предпринимателей от эстетической медицины?! Нужно убеждать самих подростков, что любое вмешательство во внешность до 18 лет без прямых на то медицинских показаний грозит обернуться вовсе не красотой, а наоборот, уродством. Пока человек растет, его ткани и органы тоже постоянно меняются, и даже самый опытный хирург не сможет спрогнозировать, как будет выглядеть результат несколько лет спустя…

Кстати, популярные у подростков блогеры активно распространяют среди своих несовершеннолетних подписчиков подарочные сертификаты на обслуживание в клиниках эстетической медицины. Интересно, принимают ли их клиники?

Звоню по номеру, указанному на одном из подобных сертификатов.

— Моя дочь хочет изменить форму носа. Ей всего 16 — разве это возможно?

— Конечно, если вы мама и не возражаете. Приводите девочку, на месте оформим ваше письменное разрешение и сделаем вашей принцессе любой носик, какой она захочет!

— Но я вот читаю в Интернете, что до 18 лет пластические операции делать нельзя!

— Смотря какие. Если пациент в том возрасте, когда орган, который предстоит оперировать, уже до конца сформирован, то явных противопоказаний нет. Но это, конечно, надо уточнять при индивидуальном осмотре.

— И что же можно делать в 16 лет?

— Как правило, в 13–14 лет большинство девочек уже готовы к ринопластике — коррекции формы носа. У мальчиков минимально допустимый возраст для ринопластики 15–16 лет — их носики заканчивают формирование немного позже. Но чаще мальчиков приводят на отопластику — она не только не противопоказана, но даже рекомендована в юном возрасте: это пластика ушных раковин, устранение лопоухости, из-за которой подростков в школе часто дразнят. А ведь в этом возрасте они очень ранимые… В промежутке с 16 до 18 уже можно пройти липосакцию — откачивание жира из проблемных зон. Для многих слишком полных подростков это буквально вопрос жизни и смерти. Злоупотреблять вмешательствами, конечно, нельзя, но никто и не станет оперировать подростка часто. Опытные врачи прекрасно видят следы предыдущих вмешательств, даже если пациент их скрывает. Регулярно подвергаться наркозу тоже вредно и опасно. Тем не менее нельзя отрицать и то, что разумное улучшение внешности благотворно сказывается на эмоциональном фоне подростка, добавляет ему уверенности в себе и популярности среди сверстников.

— А бывает, что вы отказываете подростку моложе 18 лет при том, что его родители согласны на операцию?

— Иногда мы рекомендуем отложить ее на некоторое время, объясняем, что оперируемый орган должен сформироваться хотя бы на 80–90%. Среди обывателей бытует мнение, что пластический хирург ради денег согласится на все. Это не так. Претензии — это материальные компенсации, бесплатные повторные операции, восстановительные процедуры за счет клиники, не говоря уж об испорченной репутации или судебных разбирательствах. И если мы не можем гарантировать ожидаемый результат, мы об этом прямо говорим. Например, коррекцию формы груди, будь то увеличение или уменьшение, лучше делать после 18. Исключение — несовершеннолетние пациентки, у которых слишком тяжелая грудь дает чрезмерную нагрузку на позвоночник: им хирургическое уменьшение нередко рекомендуют специалисты по болезням позвоночника. Таким пациенткам операция показана в связи с жизненной необходимостью, как и несовершеннолетним пациентам с врожденными дефектами вроде заячьей губы, волчьей пасти, эффекта сросшихся пальцев и тому подобного. Еще мы просим подождать 18 лет при обращениях по поводу блефаропластики — коррекции формы век. Нужно, чтобы глаз перестал расти.

— Но это же антивозрастная операция! При чем тут подростки?

— У взрослых провисают веки и образуются мешки под глазами в силу возраста, но есть мальчики и девочки, у которых так называемые суфы, или молярные мешки, на скулах обусловлены анатомическим строением лица. Смотрится это неэстетично, а помочь таким ребятам несложно — это одна из самых простых операций, даже делается под местной анестезией…

Если верить внутренней статистике клиник эстетического профиля, по количеству обращений несовершеннолетних в России лидируют ринопластика (коррекция носа) и маммопластика — изменение формы груди, причем не всегда в сторону увеличения. Некоторые девочки хотят просто изменить форму своего бюста — и, как выясняется, нередко при горячей поддержке своих мам.

Казалось бы, какой здравомыслящий родитель даст своему чаду деньги на то, чтобы лечь под нож до 18 лет, когда строение лица и тела только формируется? Но ситуации бывают разные.

— Я сама отвела дочку на коррекцию носа, — признается одна из мам. — Это был мой подарок ей на 15-летие. В нашей семье у всех по женской линии не очень симпатичное строение носа, но решается проблема совсем несложной манипуляцией на самом кончике. Моя мама в свое время сама отвела к хирургу меня, а теперь я — свою дочь. Это тот случай, когда польза существенно перевешивает все риски. Дочка прямо преобразилась!

Встречаются и мамы куда более безумные, чем их дети. О таких рассказывают сами тинейджеры:

— У нас в параллельном классе у одной девочки мама популярный бьюти-блогер и часто выкладывает фото дочки, — рассказывает 14-летняя Рита. — Наряжает ее, фотосессии красивые делает. Многие девчонки ей завидовали. Пока у нее не появились «губы дьявола» — это уж слишком! В школе был скандал, учителя думали, что она без ведома родителей губы накачала. Но выяснилось, что мама сама отвела ее к своему косметологу.

Зачем терпеть, если красивой стать легко?!

Но все же для Москвы гораздо типичнее ситуация, когда девочка-подросток мечтает о хирургической коррекции внешности, но родители категорически это запрещают. Нередко это вызывает вспышку агрессии и даже бунт:

— Я устала быть уродиной! — кипятится 15-летняя Оля. — А ведь надо всего-то немного подправить нос, подкачать губы и скулы! Но родители талдычат: нельзя, жди-жди-жди… Почему другим девочкам можно, а я должна ждать?! Зачем терпеть, если стать красивой так легко, были б деньги?! Вот накоплю из карманных денег и поеду в Дагестане сама сделаю. Там пластика дешевле…

В ходе беседы выясняется, что насчет необходимого «фронта работ» (нос, губы, скулы), а также бюджетных мест для бьюти-туризма (Закавказье и страны СНГ) Олю просветила старшая подруга. А бороться с влиянием на мировоззрение подростка более опытных товарищей по силам только мудрым родителям, которые не просто запрещают, но и имеют к своему ребенку подход.

— Нужно донести до подростка, что ему не запрещают быть красивым, а призывают найти разумный баланс между риском и пользой, красотой и здоровьем, — советует подростковый психолог Светлана Галкина. — К примеру, готова ли девочка оперировать нос, если есть риск, что после этого он будет плохо дышать? Или улучшить форму глаз при том, что это может отрицательно сказаться на зрении? Безусловно, это кропотливая работа, беседы, разъяснения, на которые у многих родителей нет ни сил, ни времени. И дальше два варианта — либо родители дают деньги, «лишь бы дитя не плакало», либо отрезают: «Мы сказали «нет» — значит, нет, разговор окончен», чем порождают подростковый бунт. Родителям важнее всего своевременно почувствовать, насколько для их ребенка важно устранить недостатки внешности прямо сейчас. Если это стало навязчивой идеей, не пытайтесь решить вопрос категорическим запретом. Если некогда разбираться с причинами самим, лучше отведите чадо к опытному психологу. Если проблему вовремя не проработать, она все равно рано или поздно даст о себе знать. А в нашем случае проблема более чем серьезная и чреватая осложнениями: подросток не любит и не принимает себя из-за реальных или мнимых недочетов в своей внешности.

О том, как относится к хирургической коррекции внешности до совершеннолетия российский закон, рассказывает адвокат Майя Шевцова:

— В России право на самостоятельное решение по поводу медицинских вмешательств возникает с 15 лет (п. 2 ст. 54 ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ»). С этого возраста несовершеннолетние могут давать согласие на проведение медицинских манипуляций (в том числе прерывание беременности). До достижения пациентом 15 лет ни один врач не станет делать ему каких-либо операций без согласия законных представителей. Исключение составляют случаи, когда имеют место: необходимость экстренных мер; поведение пациента, опасное для окружающих; необходимость паллиативной помощи.

Если говорить конкретно о пластических операциях, то многие операции несовершеннолетним проводят без проблем. Например, коррекция врожденных аномалий (расщелина неба, заячья губа) проводится в любом возрасте. Ринопластику (коррекцию формы носа) рекомендуют с 17–18 лет, когда нос уже сформирован. Коррекция формы груди у девушек чаще всего связана с уменьшением избыточного размера. Противопоказания к подобным вмешательствам могут быть медицинские, но не юридические.

Коррекция формы ушей с точки зрения медицины возможна уже с 6 лет, но, как правило, хирурги не любят проводить детям вмешательства, не обусловленные жизненной необходимостью, потому подобные операции чаще назначают с 14 лет.

В плане «медицинской самостоятельности» детей мы впереди многих стран: во Франции согласие родителей требуется до 18 лет, в Израиле — до 18 лет в большинстве случаев, в Великобритании и Австралии — до 16 лет. В ряде стран (Германия, Швеция) общих правил нет: каждый вопрос решается индивидуально.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28492 от 9 марта 2021

Заголовок в газете: Красота пасет мир