Теленеделя с Александром Мельманом

15.10.2009 в 15:59, просмотров: 3787
Звезда в шоке!

Наши в футбол немцам все-таки проиграли. Теперь, как водится, нужно найти виновника “торжества”. Если вы думаете, что это будут футболисты или наш Гус Иванович, то глубоко ошибаетесь. Козлом отпущения должны стать те, кто об этом матче рассказывал и кто его показывал.

Известно, что главным комментатором на Первом является Виктор Гусев. Но со времен последнего Евро он у нас прокаженный. Год назад он комментировал первый матч с испанцами, с треском проигранный нашей сборной. Вот тогда все шишки в него и полетели, в том числе, как говорят, от самых высокопоставленных болельщиков. После этого уже матчи сборной проводили другие люди, и мы тут же стали побеждать. Тогда же все заговорили о фартовых и нефартовых каналах. Проиграла Россия испанцам 1:4 на Первом, значит, Первый — нефартовый. Потом стала чудесно побеждать на “России” — оле, оле, “Россия”, вперед! Ну а перед главным матчем года — с голландцами — доброжелатели предлагали перевести трансляцию с Первого на счастливую “Россию”. Это уже походило на большое сумасшествие. Ограничились сменой “птичек”: вместо “нехорошего” Гусева взлетел “хороший” Орлов. И наши блестяще победили!

Но нет предела совершенству. Может, репортаж о матчах российской сборной перевести на ТНТ с комментом Ксении Собчак? Вот она дала бы прикурить 11 мальчишкам. Или на MTV. Промахнется опять Быстров, а Сергей Зверев за кадром: “Звезда в шоке!”

Футбол у нас стал почти что национальной идеей. Когда тех же любителей тюльпанов сделали, телевидение показало, как осчастливленные болельщики ночью высыпали не только на улицы Москвы, но и Риги, Кишинева, Еревана и даже, вы будете смеяться, Тбилиси. Суперпобеда в футболе объединила весь бывший СССР. Только национальная идея получается у нас какая-то некрепкая, на тоненького. Для того чтобы она осуществилась, нужно встать с той ноги, дунуть, плюнуть, посмотреть в зеркало, показать все на правильном канале и поставить правильного комментатора. А если чего-то из этого меню не случится, всё — кирдык национальной идее.

Субботний матч с немцами комментировал Константин Выборнов. Казалось, Гусева нет, значит, победа в кармане. Но и Выборнов оплошал, теперь и ему нашу сборную больше не комментировать. Только здесь случилась еще одна примета — за сборную в “Лужники” пришли поболеть Медведев с Путиным. Шарфики надели, все как полагается. А наши возьми да и продуй. Из этого следует… Только тс-с-с, никому не говорите. Выходит, у нас президент с премьером нефартовые?! По крайней мере для Гуса и его команды.

Возвращение блудного сына

Иногда они возвращаются. Павел Лобков, отправившийся гастарбайтером в Северную столицу, наконец-то совершил обратное путешествие из Петербурга в Москву и вновь оказался на родном канале НТВ. “Гены против нас” — сугубо научная программа. Главное, как этот научпоп подать так, чтобы зрители уже через три минуты не заснули и не переключились. У Лобкова получилось. Он на ТВ реабилитировал генетику. Казалось бы, в его передаче, как и во многих проектах НТВ, одни и те же знакомые все лица: маньяк Чикатило со своим сыном, семейство беспалых людей, Михаил Боярский.

Но там, где Лобкову здорово, подглядывающим с четвертой кнопки — смерть. У Лобкова все похожи на людей, даже маньяческий неадекватный отпрыск, а граждане без пальцев вызывают только сочувствие и больше ничего, зато от тех же самых товарищей из параллельных программ почему-то тошнит.

Лобков из той старинной команды НТВ, которая сама себя называла уникальным журналистским коллективом (УЖК). Не каждый из них дорос до этой планки, но многие были звездами на самом деле. Большинство этого УЖК разбрелись по другим каналам или вообще исчезли из эфира. Телевидение, наверное, очень богато, раз может разбрасываться такими талантами. До сих пор не понимаю, каким образом наше ТВ потеряло по дороге Светлану Сорокину. Умница, красавица, ведущая в самом соку, она могла бы стать нашей Опрой Уинфри. Говорят, у нее непокладистый характер. Ну и что, она же суперзвезда! К сожалению, упавшая… Киселев в “эмиграции”, Ревенко ведет беседы с Медведевым на госканале, Мамонтов стал спецкорреспондентом во всех смыслах этого слова, Такменев начал делать попсу, Парфенов обрел минуту славы, Листова делает нетленки только раз в году, Миткова ушла в руководители, Дибров стал сладеньким и гламурным… Вот и весь УЖК, светлая ему память. А исключение Лобкова, да еще и разрешенной Максимовской лишь подтверждает правило.

Смешной Штирлиц

Покупайте, покупайте, только у нас, сериал “Исаев” — мировая премьера! — кричала “Россия”. Без сомнения, весь мир примкнул к экранам, чтобы посмотреть наше отечественное кино. На молоденького Штирлица народ загоняли по всем правилам тотального телевизионного пиара. Мало того что по сто раз на дню крутили промо-ролики, так еще записывали приказы зрителям на подкорку. Идет рекламный блок: “Лак для ногтей — только он сделает вас красивым”. Вдруг на полсекунды мимолетная надпись: “Исаев” с красной звездочкой посерединке. Потом опять что-то про шампунь. И так бесконечно.

Казалось, народу просто некуда было деваться, и дружными толпами, построившись по четыре в ряд, он должен — шагом марш! — направиться к своим телевизорам и с придыханием присесть перед новым творением Сергея Урсуляка. Однако конкуренты с Первого подложили “друзьям” свинью: в тот самый момент, когда зрители следили за новыми-старыми приключениями Даниила Страхова, в эфир выпустили пародийную программу “Большая разница”. Те из любопытных, кто все-таки щелкнул на первую кнопку, а потом обратно, остались в полной непонятке. Ведь после пересмешничества “Разницы”, переключившись на “Исаева” в самый драматический момент его ареста, казалось: вот он сейчас встанет, загогочет и крикнет дурным голосом: “Да это розыгрыш, ребята!”

Но на Первом тоже волнуются. Со следующей недели и у них “главная премьера великой страны” — “Адмирал”. Сначала сделали полнометражную сагу о Колчаке, теперь — десять маленьких “адмиральчиков”, вот и получился сериал. Но и тут “Большая разница” постаралась. В одном из недавних выпусков они так спародировали “Адмирала” — животики надорвешь. В финале Колчак восклицает: “Это первый отечественный блокбастер, где русского царя играет не Никита Михалков”.

Понятно, так заканчивается пародия, а не фильм. Колчак — теперь это “наше все”, и, насмехаясь над ним, казалось, покушаются на святое. Но святого-то у нас уже не осталось. Смейся с нами, смейся, как мы, смейся лучше нас. Если над тобой хохочут, ерничают и стебутся, значит, ты не последний человек в стране. И чем больше над тобой хохочут, тем ты знаменитее.