Не профессия, а чистое золото

В кризис деньги надо делать из всего

Как ни крути, а развитие цивилизации движется по спирали. Когда-то эта древняя профессия была очень даже почетной. Не подумайте плохого, “МК” имеет в виду специалиста по очистке выгребных ям. То есть золотаря. За право первым “нырнуть” в яму с нечистотами частенько возникала драка, и неспроста — там нередко находили золотые украшения. До сих пор точно неизвестно, во сколько оценивали свой труд представители этой нечистоплотной профессии, но в больших городах они слыли богачами. Выдать дочку замуж за мастера золотарного дела в старину считалось удачей.
В кризис деньги надо делать из всего
Автор фото: Светлана Петрушова

Время шло, профессия канула в небытие, но лишь на время. Когда началась массовая застройка Подмосковья виллами и коттеджами, про золотарей вспомнили. Но так как на дворе XXI век, название древнего ремесла поменяли на благозвучное — ассенизатор. И правильно. Тем более что в кризис занятие ассенизацией стало одним из самых надежных способов зарабатывать деньги, надежнее, чем игра на бирже и торговля энергоносителями.


Убедиться в доходности этой профессии корреспонденту “МК” пришлось в минувшие выходные, когда в одном из коттеджных поселков в Ногинском районе случилось ЧП. Интересного народа среди прибывших туда гостей было немало, и все обещало прекрасный отдых: засаженный газоном участок с клубникой, плодовыми деревьями и кустарниками, бассейном, беседкой с грилем, большими качелями, а рядом — дом со всеми удобствами. Авария произошла ближе к вечеру. Хозяйка забегала и заголосила: “Затопило, затопило!” Потом всех приглашенных домочадцы собрали в гостиной, где было объявлено о переполнении сливного колодца. А это значило, что нельзя полноценно пользоваться водопроводной системой и, конечно, туалетом. Громадные планы на отдых рухнули в одночасье, а проблемы проявились во всей красе. Например, куда бежать по нужде? На улице белым днем под кустиком не примостишься — вокруг окна соседей. Остается ждать темноты. Часть гостей засобиралась домой, и правильно сделали. Поздним вечером наконец-то дозвонились в нужную службу, где сказали: “Ждите до утра”.


Утренний приезд ассенизатора был действительно самым счастливым событием начавшегося дня. Его встречали как бога, раскинув руки для объятий.


Признаться, я ожидала увидеть кого угодно, например, типажа этой профессии — прокуренного дядю Васю в замусоленных перчатках и спецовке с его вечным ворчанием: “Всюду одно дерьмо!”. Но у ворот стоял доброжелательный симпатичный молодой человек со шлангом наперевес. Сергей Глоткин (так звали нашего спасителя), как оказалось, доволен жизнью и профессией на все сто.


— Я получаю чистыми 45 тысяч в месяц и считаю эту сферу деятельности единственной на сегодняшний день, где можно хорошо заработать буквально с первого месяца, — охотно рассказывал он. — Конечно, здесь нет конкуренции в силу специфики. Я сплю по 5 часов в день плюс жесткая дисциплина — такой график выдержит не каждый. Чтобы удержаться на этой работе, нужна сила воли. Многие даже месяца не могут осилить — уходят.


Новый знакомый поделился секретами. Оказалось, что основной состав рабочего коллектива ассенизаторов — это приезжие из соседних регионов. Сергей Глоткин приехал в Подмосковье из Твери и снимает квартиру в Ногинске. Кстати, работа ассенизатора — очень вредная для здоровья, приходится ежедневно пить молоко.


— Заметил, что жители Подмосковья такую работу не жалуют, потому что не выдерживают нагрузки. Здесь, во-первых, за один день приходится колесить по всей Московской области, например с северной части в южную, т.е. делать противоположные концы. Кстати, тариф у нас вполне приемлемый — 600 рублей за откачку. Вот за день я десять точек могу обслужить, а это нелегко, — деловито говорит Сергей. — Домой вчера вернулся в два ночи, а в 9 утра уже должен был прибыть к воротам очередного клиента. Так что человек, имеющий тягу к алкоголю, такую работу не потянет.


Возможно, Сергей Глоткин и не оценил бы по достоинству все плюсы новой профессии, если бы не кризис и трудная жизненная ситуация.


— Я молотил на двух работах водителем, но не мог обеспечить семью. Несколько раз брался подрабатывать частным образом, но меня с оплатой обманывали. Тогда я понял, что больших денег в короткий срок по-честному не заработать, — взволнованно говорит Сергей. — С женой возникло недопонимание, да и я надорвался — попал в больницу, а когда выписали, друг из Подмосковья предложил мне эту работу. Так я освоил новую профессию — начал “золотарить” и сейчас ни капельки не жалею о принятом решении. Меня все устраивает.


Первые несколько месяцев Сергей Глоткин привыкал к ней морально. Конечно, поначалу испытывал чувство брезгливости. Останавливаясь заправиться топливом или перекусить, ощущал, да и сейчас, чего скрывать, ощущает на себе косые взгляды. А однажды с ним приключился курьезный случай. Когда Сергей сливал содержимое емкости спецмашины, лопнул шланг. Такого “душа”, конечно, не пожелаешь никому.


На трассе ассенизатор тоже не чувствует уважения со стороны других участников движения. Зато свои клиенты, не стесняясь, жмут Сереге руку и всегда ждут с нетерпением. Среди них есть даже писатель. Он постоянный клиент и недавно подарил Сергею несколько своих книг с автографом.


— Я их с интересом прочел, понравилось. Человек я контактный, с удовольствием общаюсь с хорошими, интересными людьми, — улыбается Глоткин. — Порой приезжаешь в дорогой коттеджный поселок к заказчику, а тебя встречает персонаж, который периодически по телевизору мелькает. У меня память зрительная хорошая, я его узнаю, но держусь всегда скромно.


Как говорится, добросовестный ассенизатор пахнет лучше, чем недобросовестный парфюмер. Это как раз про Сергея Глоткина, ведь он знает наперед, что нужно клиенту.


— Во-первых, человек сам выбирает, в какое время ему удобней встретить ассенизатора, а моя главная задача — приехать на место вовремя или чуть раньше. Мне это обычно удается, несмотря на пробочную проблему. Во-вторых, где-то за 20—30 минут до прибытия я всегда звоню заказчику и предупреждаю, что скоро буду. А делаю так для того, чтобы не застать человека врасплох. В-третьих, если на месте возникают проблемы, например в яме уже пусто, а у людей вода все равно из дома не уходит, пытаюсь выяснить причину. Это обычно бывает при засоре внутренних коммуникаций. В общем, всегда стараюсь разобраться и дать консультацию. Я в свое время получил специальность газоэлектросварщика и с разводкой коммуникационных труб тоже дело имел.


Такое, конечно, случается не с каждым, но Сергей чувствует себя в новой специальности как рыба в воде. Любого новичка легко обучит секретам своего ремесла. Он считает, что силой характера можно преодолеть любые жизненные катаклизмы, в том числе и разлады в семье. Все в нашей власти!


— Я не считаю себя изгоем, потому что ассенизатор, — говорит он. — Приехал домой, принял ванну, переоделся — и такой же, как и все. Кстати, жена не знает, как я деньги зарабатываю. Главное, считает она, чтобы я их в дом приносил.


Есть у Сергея мечта — дать своему 4-летнему сыну Максиму хорошее высшее образование, чтобы ему никогда не пришлось работать на г…качке. Для этого Глоткин поставил себе задачу на ближнесрочную перспективу — скопить начальный капитал и открыть свое дело. Для разбега это будет фирма по откачке септиков из выгребных ям.


— Всю специфику, нюансы работы я изучил, — рассказывает с воодушевлением золотарь. — Самое главное в ней — оперативность. Иногда случаются такие аварии, что приходится срываться на место глубокой ночью. В Подмосковье коттеджей полно, поэтому моя профессия очень нужна людям.