Смерть своей рекой

В Москве тонут из-за пьянства, глупости и гордости

Чем жарче лето, тем больше утонувших. Эта печальная закономерность подтверждается и в московскую “великую сушь” 2010 года. С 1 июня в столичных водоемах утонуло 69 человек. (В 2009-м только к концу июля число утопленников достигло 50.) И если бы не спасатели, число утонувших было бы в 4—5 раз больше. Конечно, в основном тонут пьяные. Но не только. Корреспондент “МК” подежурил день со столичными спасателями и выяснил, что люди и в трезвом виде тонут из-за катеров и аквабайков, из-за собственной глупости и даже... из гордости.
В Москве тонут из-за пьянства, глупости и гордости

…Спасательный катер заводится с пол-оборота. Сейчас начинается очередное патрулирование акватории. Делать это приходится в жаркое время практически безостановочно. Я нахожусь на поисково-спасательной станции “Татарская”. В зоне ответственности — зона отдыха “Серебряный Бор-3”, а также прилегающая территория, включая небезызвестный нудистский пляж. Сопровождающий меня спасатель-судоводитель Сергей Картавый выводит катер задом из загончика между узкими причалами и начинает медленно плыть по реке.


— Русалочка, не заплывайте слишком далеко, — Сергей громко обращается к женщине, решившей устроить заплыв от берега до берега.


Купающаяся поначалу делает вид, что не замечает нас, и продолжает плыть дальше, однако после нескольких повторений замечания она все-таки поворачивает к берегу.


— Заплывать далеко, а тем более переплывать реку очень опасно, — говорит мой напарник, — в этом месте постоянно курсируют катера, гидроциклы и даже речные трамвайчики. Солнце светит довольно ярко, и вода бликует. Купающегося можно элементарно не увидеть.


Периодически так и происходит. Попадание под плавсредство — самое страшное, что может случиться на воде. Был в этом году такой случай: какой-то парень решил покатать свою девушку на спортивном водном мотоцикле. Чтобы показать свою удаль, барышня села на нос. Потом ей захотелось сесть поудобнее, она начала ерзать и соскользнула вперед… Тяжелый гидроцикл проехал прямо по ней. Слава богу, она осталась жива, но, по словам спасателей, после произошедшего на нее было больно смотреть.


— С отдыхающими могут произойти самые разные вещи, — говорит Сергей, — мы должны быть готовы ко всему. Все спасатели проходят специальную подготовку.


Умение делать все быстро и слаженно может оказаться важнее, нежели самая высококлассная медицинская помощь в больнице. Вот еще один недавний случай.


В конце июня этого года, в субботу, спасатели Юлий Попов и Виталий Ануфрович на катере, как обычно, патрулировали территорию. Народу было, по их прикидкам, не меньше 50 тысяч. Неожиданно они услышали крики о помощи. Пока катер подходил к берегу, Юлий стал быстро надевать водолазную экипировку. Выяснилось, что недалеко от берега только что утонул мальчик.


Найти паренька удалось довольно быстро. Он уже не подавал признаков жизни. Спасатели начали его реанимировать.


— Минут пять мы делали все, что могли, — рассказывает Виталий, — пострадавший не дышал, и сердце уже не билось. Неожиданно он сделал небольшой вздох, потом еще один и задышал… передать радость, которую мы испытали, невозможно. Отдыхающие, находившиеся рядом, начали аплодировать.


Две недели спасенный пролежал в коме, но пару дней назад пришел в себя. В общей сложности, как выяснилось позже, он пробыл под водой около 12 минут. Настоящее чудо, что его удалось вытащить с того света.


…Плывем дальше. На пляже лениво лежат люди и смотрят в нашу сторону. Над песком, полотенцами и загорающими возвышается вышка, на которой сидит человек. Однако это не коллега моих спутников. Положено, чтобы на официальных пляжах обязательно дежурило два человека: ныряльщик и спасатель. Но работников МЧС среди них нет. Дирекции сами нанимают служащих. По рассказам, которые мне удалось услышать, берут туда обычных гастарбайтеров. Уровень их квалификации неизвестен.


Мимо нашего катера проплывает небольшая лодка. В ней сидят 4 человека.


— Граждане, а сколько у вас спасательных жилетов? — спрашивает спасатель.


— Два, — отвечают катающиеся.


— Будьте добры, причальте к берегу и ссадите лишних.


— Прокат разных лодок и гидроциклов — отдельная головная боль, — рассказывает Сергей. — Могут посадить в лодку без спасательных жилетов, но самая большая проблема, конечно, “гидрики”.

Водный мотоцикл — маломерное плавательное средство, на него, как и на автомобиль, по закону выдаются права, разрешающие вождение. На пляже, понятное дело, никто этого не делает. Пьяные люди платят деньги, залезают на эту машину и начинают вытворять что хотят. Носятся мимо купающихся, угрожают не только окружающим, но и себе. Был недавно случай: плыл один такой на гидромотоцикле, плыл-плыл, а потом влетел в байдарку с двумя девушками. Пьяный был настолько, что языком еле ворочал. Хорошо, что никто тогда не погиб, но переломы и кровотечения были. Вообще-то все это незаконно. Давать покататься на гидромотоцикле за деньги — все равно что дать порулить машиной в городе пьяному и без прав. Только мы, к сожалению, не имеем полномочий что-то делать. В крайнем случае вызываем милицию.


У спасателей глаз хорошо наметан. Они заранее видят компании, которые позже могут доставить неприятности. Сидят, пьют недалеко от воды. Наверняка захотят поплавать. За ними начинают усиленно наблюдать заранее.


— Люди часто не рассчитывают своих сил, — говорит Сергей, — бывает, переплывают на другой берег, а обратно вернуться уже не могут, или, что еще хуже, начинают возвращаться и теряют силы на середине. Как-то вытащили прямо из воды одного кавказца. Он со своим приятелем решил заплыв устроить. Показать остальной компании, какой же он джигит. Перед этим, ясное дело, приняли на грудь. Когда мы его вытаскивали, из воды только руки торчали. Потом его еще запозорили свои же дружки, говорили, что он слабак…


Примечательно, что почти все люди, когда тонут, делают это молча. Никто никогда не кричит, не зовет на помощь. Откуда такая гордость, не знают сами спасатели.


Хватает и просто человеческой глупости. Не так давно приехала в Москву группа отдыхающих. Плавать из них никто не умел, но искупаться все равно хотелось. Каждый привязал к себе две пустые двухлитровые бутылки. Потом они начали на мелководье играть в салки. Увлекшись, один сдернул “спасательную тару” со своего знакомого. Тот в испуге схватился за одного из игроков, и оба ушли на дно. Все были трезвы.


Несмотря на то что спасатели, казалось бы, делают благое дело, далеко не все встречают их радушно. Пловцы, которым делают замечания, могут и средний палец показать в ответ. Были случаи, когда пьяные, вытащенные из воды, лезли в драку с работниками МЧС.


Многие люди не предвидят всего того, что с ними может произойти. Помимо возможности встретиться с лодкой или гидроциклом, остается шанс, что могут начаться судороги, можно даже получить тепловой удар, плывя в воде. Или вот представьте такую ситуацию: вы плывете как ни в чем не бывало, мимо проносится катер. От него идут волны. Волна достигает вас в момент вдоха. Жидкость попадает в легкие. Наступает шок, дышать не получается. Паника, и человек уходит под воду.


Работа на поисково-спасательной станции тяжелая и неблагодарная. Трудиться приходится сутками. Красивых женщин-супермоделей тут нет. Спасатель — это вообще преимущественно мужская профессия. Про крутую тусовку на пляже тоже можно забыть — не до того. Если бы люди соблюдали хотя бы элементарные правила безопасности, о которых говорят везде, работникам МЧС было бы гораздо проще и спокойнее.