Срывающийся «Голос»

Теленеделя с Александром Мельманом

06.03.2014 в 19:58, просмотров: 5200

Ну скажите на милость, как можно отбраковывать детей?! Не пускать их, делать характерный жест большим пальцем вниз? Это же дети, понимаете?! С ними надо нежно, ласково. А тут такое.

Срывающийся «Голос»
фото: 1tv.ru

Такое — это детский «Голос» на Первом. Ну зачем? Мы же видели «Евровидение» с поющими девочками и мальчиками — «какая гадость эта ваша заливная рыба». Нет, дети сами по себе прехорошенькие, но что там с ними делают?! Вот и я считал: эксплуатация детского труда, не меньше.

Впрочем, не мы это придумали. А они, там, на Диком Западе. Мы же, как всегда, слямзили и адаптировали. Что-что, а это мы умеем!

И еще я думал про Юлию Липницкую. После ее блистательного катания на Олимпиаде в команде вокруг ребенка развели такой ажиотаж — ну очень нездоровый. И ребенок потом начал падать, так и не добравшись до призеров в индивидуалке. А потом 15-летняя девочка пришла к Ване Урганту и ни разу не улыбнулась. Казалось, это маленький робот, с полным отсутствием чувства юмора. Хотя Ваня очень старался… Надеюсь, у Юли это пройдет в тот момент, когда девочка начнет превращаться сначала в девушку, а потом… Но это будет потом.

А детский «Голос»… Вы думаете, я сейчас буду рвать и метать? Нет, наоборот, я двумя руками «за». Потому что внимательно посмотрел и увидел много интересного. Для себя прежде всего.

Сначала о ведущем. Нагиев, он и в Африке Нагиев, не сравнимый ни с кем! Жюри… Нет, в Африке такого жюри никогда не будет. Конечно, Максим Фадеев вроде как тут лишний, ни «бэ», ни «мэ» из себя выдавить не может. Но, похоже, не для этого он тут сидит. Все-таки продюсер — и с какими связями! Ну и пусть сидит.

А вот Билан с Пелагеей — это песня. Спелись они еще на том «Голосе», очень взрослом. Но там это было открыто, навзрыд, с вечными Пелагеиными слезами и Димиными откровениями. Здесь нельзя так всерьез — это все-таки дети. Поэтому парень с девушкой просто играют на публику. Но очень талантливо!

А вот дети… Тут важен крупный план, и лишь тогда ты видишь маленькую личность. Но личность же — человека! Ему может быть 8 лет, 10, 13 — не важно. Как он говорит, реагирует, иногда наигрывает, уже хочет быть взрослым. Ты узнаешь совсем новое поколение, приходящее на смену нам, старикам. Хотя можно ли это сделать по телевизору? А почему бы и нет, только бы присмотреться.

Рядом с поющими детьми их родители. Вот они точно как дети. Одна мамочка упала в обморок, очень напугав и телевизионщиков, и телезрителей, и Нагиеву с присутствующими родственниками пришлось ее откачивать. Откачали.

Но это так, побочные страсти, для канала НТВ. Вы не поверите, а мне детский «Голос» пока очень даже нравится. Я показываю большой палец, только не вниз, а вверх. Нажимаю заветную кнопку и поворачиваюсь в своем волшебном кресле к этой программе лицом. А ко всем ее критикам — задом. Вот так-то!

«Дни Турбиных». Наше время

Уж не знаю, случайно это у них получилось или по расчету, но на канале «Россия» именно сейчас повторяют сериал «Белая гвардия» по Булгакову. Средний такой сериал, ничего особенного. Хоть и по Булгакову. Только на этот раз они попали в самое сердце.

Кадр из фильма.

«Россия» никогда особой креативностью не отличалась. Но здесь… Киев, гражданская война. Полная разруха. Гетман, Петлюра, немцы, большевики. А еще батька Махно, конечно, подразумевается. Это что, 1918-й? Нет, 2014-й.

Как всё похоже. Время возвращается, не стоит на месте. Проходит круг длиною почти в сто лет, и вот опять то же самое. Петлюровцы теперь называются «Правым сектором», немцы… а кто у нас теперь немцы? Подождите, будут еще. Убегающий гетман Скоропадский? Сейчас его фамилия Янукович.

И семья Турбиных, и Елена Тальберг… Они все стремятся к ней на огонек, под ее крыло, пригреться. А она из последних сил хочет сохранить ушедшую навсегда жизнь, тот уют, ту любовь. Но сил уже больше нет, их на всех просто не хватает. Жизнь рушится.

Это хроника обычной киевской семьи февраля-марта этого года, этого времени. Они тоже спасаются как могут. Но сил не хватает, и все рушится вновь.

Средний фильм «Белая гвардия» режиссера Сергея Снежкина на фоне сегодняшних событий смотрится совсем по-другому. Разорванный быт, никого не спрашивая, врывается в классическую прозу, в обычное кино, а ты сидишь поздним вечером у телевизора как вкопанный и не понимаешь, новости это или... Всё смешалось.

«Жена» моя, Кира!

Программа называется «Жена». Выходит на ТВЦ. Ведущая — Кира Прошутинская. Она сидит напротив своей героини, и обе обсасывают косточки какого-нибудь очередного знаменитого мужа. Грустно, девушки? А вот и не угадали!

фото: Геннадий Черкасов

Одна моя радийная коллега воскликнула у себя в эфире по поводу этой «Жены»: «Ну как же можно, когда вокруг такое творится?!» Да, думаю, вот она, демократическая болезнь в острой форме. Если вокруг Украина, значит, ни о чем больше нельзя, ни гу-гу? По-моему, вы бредите. Только когда я сам вскоре начал смотреть нечто совсем другое, а именно: священную борьбу не на жизнь, а на смерть одной пародийной программы — «Точь-в-точь», против другой — «Один в один», — поймал себя именно на этой же мысли: ну как можно? Значит, и я болен? Все-таки, по-моему, еще нет. Просто на фоне ощущения предчувствия гражданской войны сразу видна пошлость. Впрочем, о битве гигантов я напишу через неделю.

Но «Жена» оказалась совсем другой. На самом деле это явление культуры. А мне-то казалось, что такой формат может быть только сладеньким, сюсюкающим: ой, какой у нас муж, ой, просто муси-пуси!

Но Кира Прошутинская — это знак качества. Это мастер-класс, причем бесплатный. Почти все, что она ни делала на ТВ, у нее всегда получалось на «пять с плюсом», будь то «Пресс-клуб» или «Мужчина и женщина».

На этот раз в гостях была Татьяна Васильева. Неужели опять одно и то же: про мужей (слабых), про одиночество (вечное), про себя, нелюбимую (но очень сильную), про Плучека (хорошего) и про остальных режиссеров (дураков). А еще про детей, конечно. Слышано-переслышано, перепето, пересказано. Только у Прошутинской Васильева вышла абсолютно иной. Вроде о том же, но по-другому; детях, мужьях, театре, но как! Тончайшие вопросы, острые, завуалированные, интимные — это и есть Прошутинская. Ах, какая умница!

У нее и муж такой, тонкий до невозможности. Анатолий Малкин, президент «Авторского телевидения». Помните, как он беседовал на «Культуре» с женой Андрея Вознесенского, Зоей Богуславской? А с Викторией Токаревой? Такие вот два великолепных человека, мастера — Малкин и Прошутинская. Интересно, а как же они беседуют друг с другом? Наверное, в основном молчат. Потому что и так все ясно.