"Рейдерский захват" Марии Шараповой: кто подставил теннисистку с мельдонием

Редактор российского сайта знаменитой теннисистки Ирина Соломатина разобралась в скандале

29.09.2016 в 15:37, просмотров: 12545

Допинговые скандалы в спорте – примета нашего времени.

Да, и в конце ХХ века их было немало. Но та вакханалия, какую мы можем наблюдать в этом году, думается, не могла присниться никому и в самом страшном сне.

фото: Наталья Мущинкина
Мария Шарапова

Речь сейчас не только про то, что российские спецслужбы обвиняют в том, что они организовали подмену допинг-проб в Сочи-2014 – непосредственно на зимних Олимпийских играх.

И не только про то, что после взлома базы данных ВАДА (Всемирного антидопингового агентства) группой хакеров стало известно множество фамилий спортсменов, которым было официально разрешено принимать запрещённые другим средства. Среди них, напомним, оказались одна из главных героинь Олимпийских игр в Рио-2016 Симона Байлз, звезды мирового тенниса Серена и Винус Уильямс, баскетболистка Елена Делле Дон (все – из США), испанский теннисист Рафаэль Надаль, велогонщик из Швейцарии Фабиан Канчеллара…

Речь в конце концов и про историю с мельдонием, которая по сути началась со знаменитой российской теннисистки Марии Шараповой (и именно Маша стала главной её жертвой).

В ней ещё много белых пятен и запутанных моментов, в которых мы попытались разобраться, обратившись к теннисному эксперту, редактору сайта МашаШарапова.рф Ирине Соломатиной. У неё – свой взгляд на ситуацию, во многом спорный, но чрезвычайно интересный, как нам представляется.

«ВАДА хочет ещё больше власти. Хотя выдача разрешений на использование допинга и так стала системой»

- Вся эта история с мельдонием для чего вообще была задумана, – сразу обращается она к нам, – вы знаете?

- Ну, наверное, для того, чтобы перед Играми-2016 выбить как можно больше спортсменов из России, есть во всяком случае такая версия...

- Это – уже следствие. Которое, безусловно, людей из руководства ВАДА и многих наших доброжелателей в кавычках вполне устроило. Но первой и главной целью была именно Шарапова – неудивительно, что в итоге нашли вариант, при котором остальных якобы простили (хотя ярлык употребления допинга так на них и висит), а она осталась без Игр в Рио и без тенниса вообще.

Если же говорить в целом, то, безусловно, ВАДА хочет полностью завладеть спортивным рынком, иначе это назвать я никак не могу. Говорить о том, что после этих скандалов агентство могут расформировать, просто наивно. Наоборот, вадовцы сейчас пользуются тем, что база данных была взломана, и делают заявления, что им нужно ещё больше денег и ещё больше власти: иначе, мол, видите, что происходит? А если разобраться, их мотивы не имеют к спорту никакого отношения. Глава ВАДА Крейг Риди заявил, что получил удовольствие, «пригвоздив» саму Шарапову, так как она… «зарабатывает больше денег в течение одного года, чем весь бюджет ВАДА».

- Как-то совсем нескромно!

- Ещё вадовцы, нисколько не стесняясь, требуют предоставить им право самим дисквалифицировать федерации! Зачем? Чтобы иметь власть над ними, понятно же. Один из болельщиков (причём иностранец, ему-то с чего занимать пророссийскую позицию?) в своём блоге «Наша Маша» приводит чёткую статистику: сколько ВАДА разрешило легально использовать запрещённых средств американским спортсменам в сравнении с остальными. Показательно: выдача лицензий на использование допинга, давайте называть вещи своими именами, уже стала системой.

- Для чего?

- Так и это вполне очевидно: чтобы иметь преимущество. Смотрите: норвежские биатлонисты и лыжники, сёстры Уильямс в теннисе… Если сейчас будем сидеть сложа руки и ничего не предпринимать на уровне международного права, то в следующий раз не будет никакого слушания. И никакой МОК нас на Игры не допустит. Потому что это будет решать ВАДА! Мы уже получили по полной – имею в виду отстранение паралимпийцев. Хотите получить то же самое на олимпийском уровне? Я – не хочу. И поэтому считаю, что нельзя терять время. Надо идти в суд на самом высоком уровне, доказывая, что тот самый мельдоний был внесён в список запрещённых незаконно. Без должных медицинских исследований. Ведь одиночные случаи успеха есть, например, у знаменитой нашей пловчихи Юли Ефимовой…

- Вы обещали поговорить про мельдоний подробнее – почему выбрали именно его?

- Собственно, я про это вкратце уже сказала. Внесли в число запрещённых мельдоний с одной целью — чтобы заполучить самую богатую и знаменитую спортсменку мира с безупречной репутацией Марию Шарапову, которая всегда отвергала предложения по смене гражданства и заявляла, что будет выступать только за Россию до конца карьеры.

Давайте вспоминать: помимо российского гимна в честь ее побед Маша в 2007-м году устроила громкую кампанию в Лондоне, играя белыми теннисными мячами и рекламируя таким образом заявку Сочи, города её детства, на право проведения зимних Игр-2014. Теперь переходим к главному: WADA и ITF – это одна компания, есть люди, которые работают и тут, и там.

- Так а чем же Маша мешала ITF (Международной теннисной федерации)?

- Она выступала против диктата ITF. Есть давняя проблема: график командных соревнований по теннису между странами неудобен всем топ-игрокам. Но ITF это не интересует, а интересуют только деньги. И они стали принуждать звезд играть за сборные, сделав это условием отбора на Олимпиаду. Конфликт между командой Маши и ITF носит еще и эмоциональный характер — например, они не включили её в фото в предолимпийский альбом Рио-2016, хотя там были все медалисты предыдущих Игр. На это сообщество болельщиков Маши — «#SharaFamily» — отреагировало молниеносно: в сети были размещены её фотографии на Олимпиаде в Лондоне-2012 с эмоциональными подписями. И она отвечала нам с теплотой.

- Хорошо, а всё-таки что дальше? Какой вариант развития событий вы видите?

- Нельзя медлить, ещё раз скажу! В идеале нашим чиновникам, или тому же министерству спорта, или любой спортивной федерации следует обратиться в СAS (Спортивный арбитражный суд) со всеми документами. Чтобы полностью снять обвинения с Шараповой, как и всех других пострадавших. И кстати: нам не принципиально именно выведение препарата из списка. Оно выгодно только производителям, которые преследуют лишь свои финансовые цели.

А нас вполне устроит отмена даты 1 января 2016 года как начальной даты запрета. И замена её, допустим, на 30 сентября. Для этого есть серьезные основания, если использовать даже общедоступные данные.

- А поконкретнее?

- Не далее как 27 июля 2016 года было опубликовано исследование группы ученых, в которую, между прочим, входит член дисциплинарной комиссии МОК во главе с Гаем Канивэ, специально созданной для того, чтобы разобраться с Россией, член медицинской комиссии Международной федерации лыжных видов спорта доктор Вольфганг Шоберсбергер, доказывающее, что мельдоний — не допинг! И указывающее на то, что все попытки его так называть — безосновательные спекуляции.

фото: Александр Астафьев

«Шарапову хотели всю жизнь держать на крючке!»

- Итак, в результате делаем вывод, что это была совместная игра ВАДА и Международной федерации тенниса?

- Думаю, они рассуждали так: вводим препарат в список, ловим на нем Шарапову, предлагаем ей замять дело, она идет на наши условия, мы победили. И как следствие разбогатели. Классический рейдерский захват. Они настолько привыкли играть в игры с «разрешенным допингом» со своими покладистыми чемпионами, что им в голову не пришло, что эта схема может дать сбой, что есть спортсмены с другой философией. Ведь те же американцы, называя вещи своими именами, просто сажают нацию на таблетки. Дело не только в гимнастке Байлз. Посмотрите на бейсбол: по официальным данным только в главной лиге по этому виду спорта выступают более 100(!) профессиональных спортсменов, употребляющих то, что другим не разрешено, согласно лицензиям на «терапевтическое использование». При этом у них какие-то фантастические диагнозы, над которыми смеются врачи из других стран. Или по другим показаниям люди легально принимают диуретики, которыми прекрасно маскируется выведение допинга.

И вот властью, данной им, они вводят достаточно безобидный мельдоний в список запрещенных, в тяжелую группу с длительной дисквалификацией в качестве наказания. Такая дисквалификация в Машином возрасте — это конец карьеры. Но, к изумлению ВАДА, за несколько недель они получают небывалое количество проваленных допинг-тестов на мельдоний у спортсменов из нескольких стран. И им начинают задавать вопросы, а ответов у них нет. Российские ученые были первыми в мире, кто утверждал (и они оказались правы), что мельдоний задерживается в организме спортсмена надолго. Доказывая, что нужны специальные исследования…

Если бы наши спортивные чиновники не растерялись и сразу пошли в суд, вопрос решился бы еще весной. А они, будучи неуверенными в своей правоте, совершили ошибку и решили что можно просто договориться. Договориться о чём-то удалось, но потом был доклад Макларена, потом случился весь этот правовой беспредел: они не дали красиво закончить карьеру Исинбаевой, они не пустили на Игры чистого Шубенкова и многих других ни в чём не повинных спортсменов, они цинично ударили по паралимпийцам.

И мы должны понимать: они не остановятся. Цель – лишение России права принять чемпионат мира по футболу в 2018 году. И нам необходимо ответить единственным действенным способом, а именно их же оружием — сначала юридически поставить под сомнение их методы внесения препаратов в список запрещенных, а потом и их полномочия.

- А вот такой вопрос: почему все говорили, что принимали мельдоний до 1 января, просто вывести из организма не успели, а Шарапова честно сказала, что была не в курсе запрета?

- Да, многие люди, среди которых есть и журналисты, считают, что ей надо было соврать. Но не надо ее путать с кем-то. У Маши есть репутация, которой она дорожит, которую она создавала годами. Это трудно понять людям, у которых репутации нет. Они думают, что, если бы Шарапова не собрала пресс-конференцию и отсидела бы «тихий бан», как получившая американское гражданство Варвара Лепченко, которая снялась с 4 турниров якобы из-за травмы, то дисквалификации и скандала можно было бы избежать. А в реальности всё наоборот — они хотели заполучить рычаг давления и держать её на крючке всю жизнь. А когда их послали подальше, требовали не два, а четыре года дисквалификации. Требовал, кстати, доктор Миллер – это тот же человек, который выдавал сёстрам Уильямс по сути разрешение принимать допинг. Он же одобрил чемпионке Рио по теннису в смешанном разряде американке Бетани Маттек-Сандз многомесячный прием препарата, за случайный прием которого ранее дисквалифицировали на полтора года нашу чемпионку мира по плаванию Юлию Ефимову.

- Вы сами как-то поддерживаете Машу?

- Не только я, но и многие её болельщики. Причем не только теплыми словами — кто-то стал искать информацию о препарате, кто-то — проверять законность ситуации, кто-то — мониторить прессу в своей стране и отправлять эту информацию команде Маши. Что касается меня, я стала на сайте собирать данные и высказывания в поддержку Маши. Важно было собрать в одном месте мнения авторитетных людей и составить правдивую картину. Потому что наши журналисты в погоне за сенсацией писали чушь, опасную для Машиной репутации, добавляли в заголовки слово «допинг». Мы шумели об этом в соцсетях, а Маша дала опровержение некоторым особенно лживым публикациям на своей страничке в фейсбуке, и благодарила нас за помощь и поддержку.

Как только грянул скандал, болельщиками были созданы хэштеги в поддержку #IStandWithMaria и #LetMariaPlay, они используются и сегодня. Перед днем рождения Марии (19 апреля) мы договорились о совместной акции и дружно ее поздравляли с хэштегом #Happy29Maria, она отвечала нам в твиттере, было здорово.

Тут ещё вот какой момент важно отметить: многие люди, не вникая, считают Шарапову просто знаменитой красавицей, которых развелось в соцсетях на любой вкус и единственное занятие которых — фотографироваться перед зеркалом.

А Мария прежде всего — великая спортсменка, взявшая больше турниров Большого шлема, чем Сафин и Кафельников, вместе взятые, ежегодно берущая титулы, периодически возвращающаяся на первую строчку мирового рейтинга. Звание лучшей теннисистки России она заслужила как выигравшая 35 турниров, победительница всех возможных турниров Большого Шлема.

- Кстати, получаете помощь от ФТР (Федерация тенниса России)?

- К сожалению, ФТР заняла пассивную позицию в деле Шараповой. Получается, когда спортсменка вам нужна на Кубке Федерации, когда она помогает сборной России выигрывать – она своя, а когда её в чём-то обвинили (причём несправедливо), то разбирайся сама. Вообще у меня есть что рассказать про Федерацию тенниса России, но боюсь, что сейчас это может только навредить Маше. А всё же наша главная цель – помочь этой замечательной спортсменке и прекрасному человеку вернуться на корт.