Писатели- шутники

Шахматисты шутят

15.10.2016 в 09:31, просмотров: 3433

Как мы знаем, шутят не только шахматисты, но и разные люди, которые любят шахматы, пишут о них. Приведем два примера из творчества известных писателей, которых разделяет около 100 лет – Аркадий Аверченко был популярен в начале ХХ века, а Виктор Ерофеев – современный автор. И оба шутили на шахматные темы…

Писатели- шутники
Первая брачная ночь.

Шахматы – это жизнь

Кто сомневается, что шахматы – это сама жизнь? Лучше всего еще в начале прошлого века это доказал знаменитый писатель-юморист Аркадий Аверченко. Вот как описал он шахматную игру в одном из своих рассказов, случайно обнаруженных мною в старых архивах (автор рубрики лишь внес некоторые уточнения).

Фигуры расставлены в исходном порядке. Начало жизни. Все стройно, величаво.  Королева (выражаясь культурно, ферзь) , как и положено, рядом со своим супругом. Здесь и весь королевский штат: два щеголеватых офицера-адъютанта, неподалеку королевская конюшня  (пока в ней всего пара коней), по углам скромно разместились ладьи-фрейлины.

Игра началась. Первый шаг первенца – дитяти любви королевской четы. Эта пешка называется королевской, другие младенцы от офицеров. Не сама ли это жизнь? Не успел первенец сделать первые шаги, как на него напал вражеский конь. Но его, как принца крови, защищает конь из королевской конюшни. Рядом с королем по-прежнему драгоценная супруга. Она жаждет приключений, и от этого король в тоске и печали. Вдруг взор его падает на пухленькую фрейлину-ладью. Предводитель, ни секунды не раздумывая, приближает фрейлину к себе и переступает  через нее, полагая, что убил сразу двух зайцев: и ему спокойнее, и юная особа присмотрит за королевой.

А тем временем  его ветряная подруга жизни уже выскользнула на простор, и с ней вовсю заигрывают черные офицеры. Один из них особенно настойчив. Избалованный собственной властительницей, высокой пикантной брюнеткой, он сразу возымел коварные виды на статную блондинку. Офицер предлагает ей в дар  вороного коня, другой его конь рядом раздувает ноздри! Ее величество хитры: хочет и коня заполучить и поклонника –офицера с носом оставить. Лукавый царедворец притворяется, что готов принести в дар коня. Сам же прячется за спиной другого всадника и нашептывает легкомысленной королеве любовный вздор.

В смятении королева приближает к себе одного из младенцев-пешек. Но вражеский конь прыгает в сторону и объявляет шах королю! А перед его дрожащей половиной в этот момент предстает чернобровый воин. «Боже! Еще один шаг, и я в его объятиях. Какой позор! – вздыхает королева. – А впрочем, такой милый брюнетик…». Королева ждет, простирая белые руки, но чужестранец, добившись своего, без церемоний сбрасывает королеву с доски  и нагло занимает ее место.

Король по-прежнему увлечен собственной ладьей и не замечает, что от вражеской королевы его отделяет всего одна пешка, на которую уже косится черный офицер. Король не слышит крика слуг, жертвующих собой, чтобы спасти его. Белая пешка исчезает с доски, и возглас «Мат королю!» звучит как погребальный колокол. Смерть никого не щадит. Да, шахматы – это жизнь!

Вот такой тонкий анализ игры провел Аркадий Аверченко (интимные подробности из жизни королевской семьи мы оставили в стороне). Не даром в юности писатель по три часа в день просиживал  за шахматной доской…

Мужская игра

В небольшой книге Виктора Ерофеева «Мужчины» представители сильного пола исследованы в самых разных ситуациях. Но какой же настоящий мужчина не играет в шахматы?! Вот характерный отрывок из ерофеевских «Мужчин».

Летом на длинном черном ЗИМе, похожем на зубастый американский автомобиль конца 40-х годов прошлого века, мы выезжали на совминовскую дачу под Москвой. Там, в безразмерные июньские сумерки, одурев от велосипеда и черемухи, я играл на дощатом крыльце в шахматы с домработницей Марусей, за которой ухаживал наш шофер в черной кепке…

Рожденный победителем (меня назвали в честь победы над Германией), я выиграл у Маруси первую шахматную партию в своей жизни.  Мир был полон добротных вещей: фонарей, высотных зданий, станций метро и парковых скамеек с выгнутой спинкой, на одной из которых зимой, несмотря на метели, мы играли в Сокольниках свой бесконечный матч. Шахматные фигуры ходили по пояс  в снегу. Мы были равными партнерами, по характеру оба шальные: много «зевали» и пугали офицеров и королев. Я медленно учился проигрывать, порой со слезами  бросался в Марусю конями и пешками… Но помирившись, мы вместе  вылавливали их из талой воды…