Эротика загнивающего империализма… Окончание*

После интенсивных поисков оказалось, что в пределах района находился филиал хранилища Госфильмофонда СССР, подписавший в свое время соглашение с международной федерацией киноархивов (ФИФФ), которая получала иностранные фильмы для их проката в Советском Союзе.

Об этом филиале мало кто знал. В основном там работали только сотрудники идеологического отдела ЦК КПСС, просматривавшие многочисленные зарубежные фильмы. Их главной задачей было выявить новые способы воздействия агентов империализма на сознание людей социалистического общества, в первую очередь, граждан СССР, с целью их полного морального разложения, чтобы вызывать в этих странах различного рода революции, в том числе сексуальные.

Это была важнейшая работа идеологического отдела ЦК КПСС, и валюты на закупку зарубежных фильмов, в том числе эротических не жалели. Показывать их кому-либо, кроме назначенных сотрудников идеологического отдела ЦК КППСС, строго запрещалось! Но чистый спирт в СССР был выше всякой идеологии! Поэтому через некоторое время все заинтересованные стороны пришли к согласию о взаимовыгодном обмене. За один литр спирта на строго определенное вечернее время пионерскому лагерю «Заря коммунизма» выдавался эротический фильм, запрещенный к показу в СССР. За остальные зарубежные фильмы устанавливалась твердая цена в - пол-литра спирта.

Стороны также договорились, что поставщик не будет разбавлять спирт никакими известными в химии компонентами и соединениями. Кассеты с драгоценным фильмом должны были отправляться в пионерский лагерь «Заря коммунизма» после окончания работы хранилища фонда, т. е. не позднее семи часов вечера, а возвращаться утром до открытия фонда, не позднее восьми часов утра. Так что в архиве никто не мог заподозрить, что фильм покидал его территорию.

Технические специалисты архива специально приезжали в пионерский лагерь и внимательнейшим образом проверили качество работы киноаппаратуры, чтобы она не испортила бесценную для идеологических партийных исследований кинопленку. Устранение неисправностей и замена деталей на импортные обошлись Сергею в дополнительные пятнадцать литров спирта, но в результате киноаппараты пионерлагеря стали соответствовать лучшим мировым стандартам.

Первый строго закрытый показ фильма для очередной комиссии в пионерском лагере состоялся после отбоя в клубе. Все физкультурники и пожарники лагеря были привлечены к тому, чтобы не допустить проход посторонних в клуб. Демонстрировался эротический фильм «Вальсирующие» режиссера Бертрана Блие с участием Жерара Депардье, Жанны Моро, Патрика Деваэра и др. Фильм настолько сильно потряс воображение проверяющей группы, что даже обильный ужин и выпивка после него не могли вернуть их в нормальное состояние. Многие говорили, что жизнь прожили зря и только здесь, в пионерском лагере «Заря коммунизма», осознали глубину этой потери. Этот фильм был официально запрещен в то время к показу более чем в двадцати странах мира.

Слух о диковинном фильме, возвращающем к нормальной половой жизни изможденных работой служащих министерства, быстро разошелся по главкам. В пионерский лагерь «Заря коммунизма» стали приезжать разнообразные комиссии из управлений министерства, включая финансовое и юридическое, и им тоже показывали такие фильмы. Запасы спирта были ограничены, но все равно все оставались довольны увиденным и выпитым.

Ситуация изменилось с приездом молодого замминистра, Леонида Ивановича Петрова. К его приезду особо готовились. Привезли величайший итальянский фильм «Дневная красавица» о познании своей сексуальной страсти режиссера Луиса Бунюэль с участием гениальной актрисы Катрин Денев.

О Петрове говорили, что он является наиболее перспективным кандидатом на пост министра, так как родной дядя Петрова был родственником генерального секретаря ЦК КПСС. Вот почему начальник лагеря особенно готовился к его приезду.

Марина Сергеевна, главный повар лагеря, и все ее помощники с раннего утра приступили к приготовлению торжественного ужина. Один из трех домиков для гостей в лесу около реки был тщательнейшим образом неоднократно вымыт. Иван Петрович осмотрел его и заставил даже заменить простыни на другие из личного резерва.

Леонид Иванович приехал к девяти вечера в сопровождении двух машин охраны и помощников. Вместе с ним приехала его референт, шикарная блондинка с пятым номером бюста, одетая из закрытых распределителей ЦК КПСС, по последнему слову западной моды. Помощники, охрана и водители быстро оцепили клуб, и туда вошел Леонид Иванович со своим референтом. Через некоторое время Марина Сергеевна в ослепительном белом колпаке и фартуке принесла на закрытом подносе закуску. Иван Петрович заранее приготовил спиртное в клубе.

В этот раз к демонстрации фильма подготовились намного лучше. Если раньше Михаил, напарник Сергея, переводил речь всех героев фильма прямо в зале, то теперь провели специальный микрофон в кинобудку и расставили дополнительные громкоговорители по периметру клуба. К переводу женских ролей привлекли физкультурницу Елену, которая тоже работала с Михаилом и знала несколько языков. Это еще больше усиливало воздействие фильма на непросвещенное коммунистическое сознание зрителей.

После просмотра фильма Леонид Иванович удалился со своим очаровательным референтом в гостевой домик. Иван Петрович и Марина Сергеевна еще долго заносили в дом шашлыки, огурцы, пирожки и закуски. Помощники Леонида Ивановича разместились в домиках обслуживающего персона на выделенных завхозом раскладушках. Утром Леонид Иванович и сопровождавшие его сотрудники уехали в Москву.

Через три дня в пионерский лагерь приехал начальник строительного управления министерства со своей свитой. Профессионально оценив состояние гостевых домиков, он дал ценные указания своему заместителю и уехал в Москву. Через неделю из Финляндии привезли бревенчатые дома с полной внутренней отделкой и необходимым сантехническим оборудованием. Всех поразили размеры огромной ванны: таких раньше никто не видел. Сергей намекнул Ивану Петровичу, что такая ванна была показана в одном из зарубежных фильмов, на что Иван Петрович махнул рукой и сказал:

– Мне не до фильмов. Не успеваю все подготовить к приезду гостей.

Строители поставили четыре большие палатки и подвели к ним освещение, канализацию и воду. Затем в лагерь приехал начальник контрольно-ревизионного управления министерства со своим замом, внимательно осмотрел АТС, кинобудку, усилители и всю остальную электронную технику, вплоть до маленьких микрофонов и завизировал приказ министра об увеличении норм потребления спирта на обслуживание АТС пионерского лагеря до 200 литров.

По окончании работ прибыл старший помощник Леонида Ивановича и восемь его сотрудников, которые разместились в палатках. Он полностью взял на себя всю организационную работу по приему гостей. Иван Петрович с облегчением вздохнул, так как совсем запустил хозяйственные дела.

Теперь на ночной просмотр фильма гости приезжали по строго утвержденному самим Леонидом Ивановичем списку. Как понял Сергей, это были не только высокопоставленные сотрудники их министерства, но и другие, с которыми министерство Леонида Ивановича контактировало, а также не только государственные служащие…

Из окна кинобудки Сергей видел в зале шикарно разодетых девушек, они весело болтали и смеялись. Иногда даже приезжали известные актрисы, и тогда, если прислушаться, можно было услышать, как они пели под гитару в гостевых домиках.

Жизнь Сергея и Михаила превратилась в сущее мучение. Некоторые важные гости хотели посмотреть не один, а два или больше фильмов, в зависимости от упадка их половых сил. В этом случае времени на сон было мало, так как с утра было много дел в пионерском лагере. Тогда целый день ребята ходили сонные. Хорошо, что был еще помощник Ваня. По утрам его посылали включать аппаратуру и будить на подъем пионерский лагерь. Можно было покемарить часок до завтрака.

Строгая пионервожатая Маруся, возможно, догадывалась о том, что происходит в клубе, но прямых доказательств у нее не было. Несколько раз она пыталась под разными предлогами проникнуть в клуб, но воспитанные в строжайшей партийной дисциплине референты и помощники заместителя министра быстро пресекали все несанкционированные высоким начальством попытки проникнуть на объект в запрещенное время. Сознательная Маруся такая ситуация не нравилась и ей стало интересно узнать, что на самом деле происходит во время закрытых приемов. Помня свои успехи в разоблачении пионеров, пионервожатая надеялась повторить их уже на самом высоком уровне!

***

А тем временем, жизнь лагеря продолжалась своим чередом.

Михаил безнадежно влюбился в доктора Марину, страдал бессонницей и под свет карманного фонаря кропал стихи о безграничной любви к ней. С другой стороны, Сергей заметил, что Маруся тоже неравнодушна к Михаилу. Как-то слишком часто она обращалась к нему за помощью: то микрофон плохо работает на линейке, то лента магнитофона плохо тянет.

Жаркие дни лета иногда сменялись проливными дождями, которые лили целыми днями. После дождей летнее сильно припекало солнце, но влага катастрофически отрицательно воздействовала на электрические контакты громкоговорителей, которые были развешены под открытым небом по всему пионерскому лагерю. Поэтому Сергею и его помощникам приходилось постоянно их восстанавливать и ремонтировать.

Однажды начальник лагеря позвонил Сергею в радиорубку и сказал, что должен приехать Леонид Иванович с именитыми гостями, и, возможно, на следующий день они выступят перед всем пионерским лагерем, поэтому очень важно, чтобы все громкоговорители и микрофоны на пионерской линейке работали исправно. Необходимо еще раз проверить их работоспособность. Сергей ответил, что на улице идет сильный дождь и лазить по деревьям опасно: можно поскользнуться и упасть. Но Иван Петрович был необычайно резок и сказал, что приезжают очень важные гости, и сам Леонид Иванович уже звонил несколько раз и приказал, чтобы все было на высшем уровне, иначе он со всех шкуру спустит.

– А что за гости? – поинтересовался Сергей.

– Точно не знаю, кажется, откуда-то из Грузии. В лагерь уже прислали две грузовые машины со всякими фруктами: мандаринами, апельсинами, лимонами, персиками. Теперь можно будет улучшить рацион детей - родители будут довольны.

– Иван Петрович, нужен еще один человек. Можно привлечь к работе физрука Олега? Он парень высоченный, до чего угодно может дотянуться.

– Не возражаю. Главное, чтобы все работало нормально к приезду гостей.

Уже спустя несколько минут команда "технического контроля" вынуждено оказалась под дождем. В лагере была большая проблема с сушкой одежды, поэтому решили надеть плавки, а поверх – болоньевые плащи. На ноги – резиновые сапоги. Вид, конечно, смешной, но зато потом практически ничего сушить не надо. Так вчетвером и отправились искать неисправности в громкоговорящей связи лагеря. Взяли лестницу, инструменты, изоляцию и приборы. Действительно, как только вышли, дождь вроде стал затихать. Первую неисправность нашли и устранили довольно быстро. Вторую и третью - тоже.

Однако с громкоговорителем около пионерской линейки никак не могли разобраться. Он то работал, то не работал. Тогда решили добраться до него и заменить на новый. Послали Ваню за новым громкоговорителем, а сами приставили лестницу к дереву и полезли наверх. Громкоговоритель висел довольно высоко. Первым полез Сергей, потом - Михаил, а за ними Олег . Когда залезли на дерево, дождь усилился, ствол стал скользкий и удержаться на нем было трудно. Сергей открутил плохо работающий громкоговоритель и передал его Михаилу, а тот протянул его Олегу. Но в этот момент Олег поскользнулся и, не удержав равновесие, на руках повис на ветке. Михаил попытался помочь ему, но сорвался с дерева и, плашмя полетел вниз.

Спустя несколько секунду он безмолвно катался по траве, обхватив руками свое мужское достоинство. Когда Сергей спустился с дерева, они вместе с Олегом сумели остановить Михаила и оттащить его руки от мужского достоинства. Откровенно говоря, у Михаила и до этого падения размеры мужского достоинства были приличными, но теперь они угрожающе раздувались и, главное, синели на глазах. Такое Сергей видел только в недавно привезенном фильме «99 женщин/мученицы» (режиссера Джесса Франко). В этом фильме показывали остров-тюрьму, где процветали насилие, сексуальные оргии, лесбиянство и садизм. Так вот такими половые органы мужчин в этом фильме становились после того, как их обрабатывали тюремщики-садисты на специальных приспособлениях.

– Надо срочно отправить Михаила в медпункт, – сказал Сергей Олегу.

– Точно, обязательно надо, – согласился ошарашенный Олег.

Услышав, что они собрались делать, Михаил очнулся и совсем жалостным голосом еле слышно прошептал:

– Не надо!

– С ума сошел! – рассердился Сергей. – Может быть, тебя в больницу надо срочно везти!

Михаил отчаянно замотал головой. Даже в самых страшных снах он не мог себе представить, что может появиться перед Мариной в таком виде.

– Крыша поехала от боли, – сделал краткое заключение Олег. – Давай, Сергей, бери его под мышки слева, а я - справа и потащим в медпункт, а там пусть медики уже разбираются. Но такого я никогда не видел.

Прикрыв Михаила плащами и оставшись в одних плавках и сапогах, под проливным дождем они потащили пострадавшего в медпункт, который располагался в отдельном домике. Ваня пошел за ними. Михаил изо всех сил сопротивлялся, но ребята мощно тащили его к намеченной цели. Но, видно, боль была сильной, поэтому им не стоило большого труда справиться с ним. Ребята боялись, что Михаил повредил при падении еще что-нибудь, а он ободрал лицо, руки и спину, из царапин сочилась кровь.

Дотащив Михаила до медпункта, они, не постучав, вошли в дверь. Марина была одна. Она сидела за столом и что-то писала. Услышав звук открывающейся двери и увидев, что к ней вваливается группа мокрых мужиков в одних плавках, Марина вскочила из-за стола.

– Что случилось? – испуганно спросила она.

Не долго думая, Олег снял с Михаила плащ и сказал только:

– Вот.

– Боже! – воскликнула Марина, увидев еще более раздувшееся и посиневшее мужское достоинство Михаила.

А тот, осознав, в каком виде он предстал перед объектом своей страсти, а может быть, и от боли, внезапно побелел и потерял сознание. Хорошо, что его крепко держали, и он не упал.

– Давайте, несите его на кушетку. Сейчас посмотрим, – немного придя в себя, по-деловому распорядилась Марина.

– У нас есть еще один пострадавший, – сказал Сергей, таща Михаила на кушетку.

– Да чем вы там занимались, что у него такие травмы? – возмутилась Марина.

Через несколько минут, приведя Михаила в чувство с помощью нашатыря,Марина достала спирт, йод, вату и начала обрабатывать царапины на его теле. Тот только беспомощно поглядывал на ребят, красный, как рак. Вид его был и в самом деле экзотический: сверху весь красный, а внизу – синий.

Сергей послал Ваню за начальником лагеря, так как Марина сказала, что лучше всего Михаила срочно отвезти в больницу.

И в этот момент в медпункт ворвалась Маруся! Как она узнала о том, что они пришли в медпункт, Сергей до сих пор не знает. То, что она увидела, повергло ее не то что в шок, а ввело в полную прострацию. Безумно оглядев присутствующих и увидев, еще двух мужиков в одних плавках, она хотела закричать, но из горла вырвалось с шипящим присвистом еле разбираемое знаменитое «Групповуха!».

Олег, которого Маруся затаскала к начальнику пионерского лагеря, потому что застала его пьющим пиво с одной пионервожатой, промолвил:

– Точно! Видишь, как у мужика набухло? Присоединяйся! Всем хватит, занимай за мной очередь!

От этих слов глаза у Маруси стали безумными. Она поняла, что теперь одним махом отомстит всем, в первую очередь, распутнице Марине, которая такими изощренными сексуальными методами уводит у нее Михаила, а заодно расправится и с гомосексуалистом-физкультурником, и с развратителем пионеров киномехаником.

Эта мысль так сильно ударила ей в голову, что от жара внезапно прилившей к голове крови она рванула на груди свою безукоризненно белую блузку, оторвав на ней несколько пуговиц. Резко повернувшись, Маруся пулей вылетела из медпункта. Свежий после дождя воздух привел ее немного в чувство, и она пронзительно закричала:

– Групповуха!

Пробежав несколько десятков метров, она увидела, что подъехали машины: это приехал заместитель министра Петров и сопровождавшие его гости.

«Вот и настал час расплаты за все мои душевные муки! Я разоблачила тлетворное влияние эротики загнивающего империализма на коллектив пионерского лагеря! Сам заместитель министра приехал! Он во всем разберется и накажет всех! Всех! Всех!» – билось в голове Маруси.

Она не заметила, что блузка ее расстегнулась, и обнажились незаметные груди, которые никогда не знали бюстгальтера, так как таких маленьких размеров отечественная промышленность не выпускала, а все западное Маруся принципиально игнорировала. С таким видом и с пронзительным криком «Групповуха!» Маруся отчаянно бросилась к Петрову.

Гогнадзе, директор грузинского завода по производству коньяка, шестидесяти трех лет, невысокий, но необъятно толстый, в сопровождении двух на голову его выше белокурых красавиц лет двадцати трех тяжело вылезал из машины. Вдруг он услышал истошные призывы Маруси. Он много повидал на своем веку, но такое было для него в диковинку. К нему с истошным криком «Групповуха!» опрометью бежала высоченная девица с развивающимися рыжими волосами в расстегнутой блузке, из которой торчали тощие груди!

Гогнадзе, зачарованный увиденным, подошел к Петрову и, не скрывая восхищения, промолвил:

– Дорогой Леонид Иванович, я был наслышан о высокой эротике, процветающей в вашем ведомственном пионерском лагере, но никак не ожидал, что здесь так страстно, энергично и без церемоний призывают к групповухе. Это для меня – полное откровение! Далеко пойдете, генацвали! – он похлопал Леонида Петровича по плечу.

Через сорок минут машина с помощником Петрова и отчаянно брыкающейся Марусей выехала из пионерского лагеря и направилась в ведомственную больницу министерства.

Иван Петрович пришел в медпункт и, увидев плачевное состояние Михаила, грустно покачал головой. Еще одно ЧП в лагере! Марина сказала, что Михаила надо срочно везти в больницу.

– А как же фильм? Такие гости приехали! – безнадежно сказал Иван Петрович.

– Какой фильм! Человека нужно спасать! – гневно заявила Марина.

– А что скажет Леонид Иванович?

Здесь уже не выдержал Сергей:

– Да наплевать, что он скажет! Видите, парень в каком состоянии?

– Да, вижу, не слепой!

– А ты можешь переводить? – с надеждой спросил Иван Петрович.

– Перевести переведу, но я не такой профессионал, как Михаил. Вдруг не понравится? Да и фильм надо показывать, а без помощника трудно.

– Все может быть, тогда ничего хорошего от Петрова не жди. У него характер крутой!

– Ладно, пойду, доложу Петрову. Пусть сам решает, – Иван Петрович вышел из медпункта.

Благодаря заботам Марины и пятидесяти граммам спирта, которые Сергей налил из Ваниной фляжки, самочувствие Михаила несколько улучшилось, и он пытался чем-нибудь прикрыться. На что Марина протестующее отводила его руки и мягко говорила, что сейчас надо намазать еще одним лекарством.

Через полчаса в медпункт уверенной походкой вошел Леонид Иванович. Увидев бедного Михаила, он потрепал его по голове и весело сказал:

– С каждым бывает! Сколько раз сам с дерева падал! Ничего! Мать смажет йодом колени, и я опять бегу гулять. А здесь такая красавица за тобой ухаживает!

И он с интересом посмотрел на Марину.

– Может быть, я в следующий раз тоже где-нибудь с дерева упаду, чтобы за мной так поухаживали! – и засмеялся.

От такой скабрезности Марину передернуло, но она промолчала.

– Ты как, сможешь переводить фильм? – обратился Леонид Иванович к Михаилу.

– Конечно, не беспокойтесь! – Михаил попытался подняться с кушетки.

– Вот и отлично! А то начальник лагеря говорит, что ты не можешь. Подумаешь – ушиб! На войне солдаты с такими ранениями бежали в атаку, чтобы выполнить приказ командира!

– Но сейчас не война! – возразила Марина.

Глаза заместителя министра потемнели от злости.

– А я что здесь делаю? В бирюльки играю? Я выполняю важнейшую государственную задачу! И я выполню ее, так и знайте! – грозно сказал он.

– Но его надо срочно госпитализировать! – сказал Сергей.

– А ты кто такой, чтобы мне указывать? Простой инженер! А я – заместитель министра! – перешел на крик Петров.

Он нервно прошел мимо кушетки Михаила, искоса посматривая на него.

– Черт с вами! Везите его в больницу. Скорая из Москвы будет ехать в пионерский лагерь из-за заторов и ремонта трассы часа три-четыре. Обратно – столько же, а может, и дольше. Пока оформят в больнице, то да се – еще час. Всего пройдет часов восемь-десять, пока им займутся. Если отправить его в районную больницу, они с перепугу и в строгом соответствии с инструкцией, опасаясь гангрены, могут сразу ампутировать ему все. Верно я говорю? – он в упор посмотрел на Марину.

Та, поняв ужас того, что он сказал, еле прошептала:

– Да.

– Так вот что я предлагаю. Пусть Михаил переводит фильм, а я ему после этого даю свою машину со спецсигналом, и он через час будет в больнице. Я туда позвоню, и им немедленно без всяких оформлений займутся лучшие специалисты. Фильм идет девяносто минут, плюс час езды. Всего – два часа тридцать минут. Или десять часов? Что лучше? Сами выбирайте.

– Да смогу я! – храбрился Михаил. – А может быть, и само пройдет, и не надо будет ехать в больницу?

– Вот это по-мужски! А то, как бабы, сопли развели! – обрадовался Леонид Иванович. – А теперь собирайтесь, скоро начнется показ фильма. И ты тоже иди с ним, – приказал заместитель министра Марине. – Надо постоянно массировать его член, чтобы не образовалось застоя крови.

***

На всю жизнь для Сергея осталось загадкой, почему заместитель министра так профессионально разбирался в методах лечения мужских половых органов после сильных ударов...

После показа фильма Михаил потерял сознание. Водитель Петрова, Григорий, мастер спорта по авторалли, за сорок минут доставил Михаила в сопровождении Марины в больницу. Как он потом рассказывал, никогда в жизни он не ездил так быстро. ГАИ заблаговременно расчищало для них дорогу, следуя высокому указанию. Через два месяца Михаил выписался из больницы практически полностью здоровым, и потом на 24 дня поехал в ведомственный санаторий министерства в Минводах для прохождения реабилитационного курса. Через полгода Марина и Михаил поженились, а через два года у них родилась дочь.

Да и у других героев этой необыкновенной истории судьба сложилась удачно.

В тот вечер, Сергей до утра показывал эротические фильмы и сам переводил за героев-мужчин. Ему помогала физкультурница Лена. Зрители были довольны, так как многие к этому времени плохо соображали из-за обильной выпивки.

Через неделю его вызвал к себе начальник лагеря и сказал, что с ним хочет поговорить по телефону начальник его отдела Пелипенко. Валерий Константинович сказал, что на очередном собрании профсоюзных работников отдела Сергея заочно и единодушно выбрали профоргом отдела. По решению профкома главка в сентябре его направили на всесоюзную конференцию профсоюзных работников в Сочи. Когда он вернулся в Москву, его вызвал Петров и предложил перейти работать в его аппарат. Сергей отказался: ему было интереснее заниматься техникой, а не бумажками.

После интенсивного лечения в больнице Марусю перевели из комитета ВЛКСМ министерства заведовать центральной столовой министерства. Все, кто там питался в столовой, заметили, что еда стала гораздо вкуснее.

Иван Петрович Кулик еще пять лет работал начальником пионерского лагеря, а потом ушел на пенсию. Ваня успешно закончил МГИМО и впоследствии стал послом России в одной из африканских стран.

А встреча заместителя министра Петрова в пионерском лагере с директором коньячного завода Гогнадзе увенчалась договоренностью о взаимовыгодном сотрудничестве. Времени до празднования 70-летия рождения Л. И. Брежнева оставалось совсем немного. Вся приближенная к Генеральному секретарю «элита» хотела преподнести ему самый запоминающийся подарок, чтобы вождь не забыл этих людей перед своей кончиной и назначил на высокую государственную должность. Леонид Ильич обожал бриллианты. В его стареющем мозгу они ассоциировались с царским величием. Петрову нужно было срочно достать «левую» валюту, чтобы купить лучшие в мире бриллианты компании «Де Бирс» (ЮАР). В те времена свободно покупать доллары в СССР не разрешалось, однако производители экспортного коньяка (Грузия и Армения) и рыбники (икра и осетрина) имели в своем распоряжении крупные суммы неучтенной валюты. В результате Петров подарил Л.И. Брежневу на юбилей платиновый портсигар, инкрустированный голубыми бриллиантами от «Де Бирс» с соответствующими голландскими сертификатами на уникальные драгоценные камни. Гогнадзе была обещана государственная лояльность в его сложных отношениях с криминалом.

С конца семидесятых годов на экраны кинотеатров СССР начали выходить фильмы с эротическими кадрами: «Экипаж», «Москва слезам не верит» и другие, эротика загнивающего капитализма перестала быть уделом закрытых показов в комсомольских клубах и вышла на широкий экран по всей стране. В тот же период в Советском Союзе начала формироваться особая политическая элита, ориентированная на западные идеалы. А еще через десятилетие СССР прекратил свое существование. Добрые советские фильмы уже никто не смотрел...

Все события и персонажи рассказа вымышлены. Автор не несет ответственность за случайные совпадения с реально существующими людьми, организациями и странами. 

*Начало см. http://www.mk.ru/blogs/posts/erotika-zagnivayushhego-imperializma.html

просмотров: 10340



Комментарии пользователей