Извините, тут к Вам посетитель с оружием. У него накопились вопросы

 Представим себе ситуацию. Думский кабинет. Депутат, сидя в парчовом кресле из мореного дуба, глядит на Кремль, и, ковыряя в носу золотой ручкой думает – что бы еще такое сделать для страны? Но тут стук в дверь – появляется охранник в сопровождении человека, обвешанного оружием, и говорит: «Вас захотел видеть сбрендивший избиратель. У него есть вопросы. Чай, кофе будете?» И уходит в ожидании выстрелов, чтобы потом нажать тревожную кнопку.

Участвуя в понедельник в многочисленных публичных дебатах, посвященных ужасной трагедии, произошедшей 3 февраля в московской школе №263, где учащийся с двумя винтовками днем захватил заложников, в результате чего погибли учитель и полицейский, а еще один полицейский был ранен, я больше всего был возмущен позицией чиновников, ответственных за вопросы безопасности. Чиновники наперебой расхваливали действия охранника. Дескать, какой он молодец – все делал по инструкции, да если бы не он, сколько бы народу в школе полегло.

Только почему-то сюжет, с действиями охранника, описанный выше они не хотят примерить ни на себя, ни на своих детей, обучающихся в элитных заграничных школах. А вот в наших школах – пожалуйста.

К охраннику претензий нет. Да и не охранник это вовсе, а полу-швейцар - полу-денщик, являющийся продуктом существующей системы безопасности наших школ.

А предыстория такова. Еще при прошлом мэре Москвы, когда возник вопрос об охране в школах города, было принято решение, что этим должны заниматься ЧОПы, отбираемые по 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных или муниципальных нужд».

Принцип применения этого закона, который вся страна расхлёбывает уже почти 10 лет, у чиновников простейший – кто заявит меньшую цену, тот и победил. Пещерная логика «самый дешевый товар (работа, услуга) – самый лучший» заставляет многих заказчиков платить дважды. А в случае вопросов безопасности – это цена человеческих жизней. Сколько мы не боролись с подобной практикой в отношении охран школ у чиновников, ответственных за вопросы безопасности в учебных заведениях не только не хватило ни ума принять разумное решение по этому вопросу, но и не хватило элементарного умения выслушать профессионалов по этому вопросу.

В результате с охраной в школах мы имеем то, что имеем (и на чем я неоднократно заострял внимание) – дешевый охранник из глубинки вахтовым методом приезжает охранять школу (один). Делает он это круглосуточно по несколько недель. Понятно, что он не робот. Но и подменить его на время, когда он ест, спит, умывается, справляет естественные надобности и т.д. некому. То есть школа в эти периоды времени фактически не охраняется.

Да и когда охранник на посту толку от этой неподготовленной полусонной мухи нет. Подготовленный специалист в истории со школой №263 еще на входе бы скрутил подростка с оружием, получившего в спортивной секции прозвище «дрищ», и сдал бы его в полицию. И все. И трагедия не произошла бы.

Кстати, на одном из ток-шоу вчера мне напомнили о передаче полуторогодовалой давности, когда я заострял внимание на этой проблеме безопасности школ в канун 1-го сентября 2012 года.

Да, и полтора, и два, и три года назад, и еще раньше мне доводилось говорить об этой проблеме. И еще вчера мне искренне казалось, что хоть этот горький урок чему-то научит «экономных» чиновников, отвечающих за безопасность в школах. Но нет, чиновники продолжают врать всем и вся о том, какие они молодцы, что создали такую систему охраны.

И это самая первая и важная грань в многограннике проблемы безопасности, проявившейся в трагедии в школе в Отрадном.

Вторая грань, безусловно, связана с самим фактом того, что можно назвать «свободой доступа к оружию». Трудно себе представить, чтобы в советские времена кому-то из учеников взбрело в голову не то, что применить, но даже приволочь в школу огнестрельное оружие. Да и, образно говоря, не висели так запросто ружья на стенах квартир.

Третья грань вновь напрямую связана с вопросами безопасности. При всем уважении к сотрудникам полиции, прибывшим на место происшествия, нельзя не отметить, что работа по освобождению заложников это особая деятельность, навыкам которой учат годами. И полицейским не следовало направляться с оружием в класс, где находились заложники. В конечном итоге подействовало лишь вмешательство отца вооруженного подростка.

Есть еще много граней у этой трагедии:
- и то, как воспитывался вооруженный подросток в семье,
- и то, как его отец относился к хранению оружия,
- где, как и зачем этот подросток выучился так неплохо стрелять,
- и то, как вдруг часть вроде бы психически здоровых людей кинулась во всем обвинять погибшего учителя в том, что он поставил подростку-убийце не ту оценку, которую он хотел,
- и то, как еще одна когорта чиновников кинулась с дежурными проверками, а другая – с бредовыми идеями по усилению мер безопасности.

Но, возвращаясь к началу разговора, обращаюсь к законодателям: если вы не хотите при себе держать охранников-швейцаров, способных лишь препроводить в ваши кабинеты киллеров, то почему насаждаете такую систему в школах? Чтобы отчитаться об экономии средств по 94-ФЗ? Это ли цель обеспечения безопасности?

просмотров: 5605



Комментарии пользователей

  • Марина
    22

    Наконец-то разумный комментарий. Эти тендеры давно уже нужно отменить, в т.ч. среди ЧОПов. Аксиома: самый дешевый продукт не есть самый лучший. И еще необходимо повысить внимание к подростковому возрасту, когда выявляется многое, вплоть до психических болезней. Тогда спусковым крючком для психологического срыва может послужить что угодно: неудачная любовь, придирки учителя, насмешки одноклассников и др. И тут уж ни один сейф со сложным замком не поможет. Убери огнестрельное оружие, и школьник придет с обычным кухонным ножом. Поэтому школьные психологи должны выявлять таких детей и требовать от родителей проведения соответствующего лечения.

    4 февраля 2014 в 13:45 Ответить
  • Татьяна
    52

    Ах, требовать от родителей? По теперешним законам вы ничего от них не добьетесь. Я работала учительницей в обычной школе, так у нас был один ненормальный дебил, который что хотел вытворял. У меня на уроке он схватил стул и попытался ударить девочку по голове. Мы с ребятами еле успели его перехватить. В другой раз на перемене он схватил другую девочку и ударил ее головой о стену. Я сама сопровождала ее на скорой помощи в больницу - сотрясение мозга. Учителя боялись к ним на урок ходить. Он был на голову выше меня и в два раза толще. И ничего с ним сделать было нельзя, родители говорили, что они хотят, чтобы он учился в этой школе и жаловались на учителей в вышестоящие организации, потому что мальчика обижали! А по новым законам вообще дети с различными заболеваниями должны учиться не в спецшколах, а рядом с нормальными детьми. Так что случившееся - это первая ласточка.

    4 февраля 2014 в 14:04 Ответить
  • курилка
    32

    Ух как Вы замахнулись. Ну где же найти столько профессионалов, чтобы они прикрыли хотя бы московские школы, сколько их там. В Думе не был, но такие же швейцары-охранники сидят в местных управах и других учреждениях. А мой садик почему-то без всякой охраны - недоработка! Вопрос в другом, а зачем нам школы, больницы и тп превращать в крепость Измаил? Наверное, для повышения статуса этих дармоедов, так как мы все любим "не пущать". Извините, но и вы, как профессионалы, тоже нужны только определенному кругу лиц, в подавляющем большинстве совсем не достойному такой охраны. По оружию (что, как, где, ах) Вы идёте по пути упомянутой когорты чиновников - запретить и усугубить. Результат будет нулевой. Зайдите в разрешительный отдел полиции и, помимо действительно охотников-любителей, увидите такой контингент со всеми необходимыми справками, которых и без оружия десятой дорогой обходить надо. Кстати, в свое время и школьная военная подготовка была (пусть плохонькая), и в тир с мелкашкой ходили. Юноша - потенциальный защитник Родины, и оружие должен знать и уметь. ИМХО, болен не свихнувшийся парень, болеет само наше общество и никакая охрана его не спасет, нужны другие методы. В здоровом обществе охрана не нужна или она совершенно незаметна.

    4 февраля 2014 в 14:05 Ответить
  • 123
    18

    "Подготовленный специалист в истории со школой №263 еще на входе бы скрутил подростка с оружием"??? Вы читали показания парня? Он ясно сказал "учитель начал приближаться ко мне, я подумал, что он сможет отобрать оружие, и выстрелил". Папа из органов не зря учил сынка стрелять. Стрелял он уверенно, не дал бы забрать у себя ствол.

    4 февраля 2014 в 14:09 Ответить
  • 223
    16

    "Вторая грань, безусловно, связана с самим фактом того, что можно назвать «свободой доступа к оружию»."??? А это к "вашим" вопрос - какого чёрта сразу в прессе появились комментарии полицаев "на полгода сажать папашу не за что, это нормально - оставлять ключ в тумбочке на виду у сына". Любой читает и делает выводы.

    4 февраля 2014 в 14:13 Ответить
  • а вот и папаша из "органов"
    9

    "Встал в двери, увидел Андрея Николаевича и, ухмыльнувшись, поздоровался с нами."

    4 февраля 2014 в 14:23 Ответить
  • Нэлли
    0

    Логично.

    4 февраля 2014 в 14:36 Ответить
  • Шурик
    7

    Кстати,а какие функции у охранника в школе?Я думал, вообще то,чтоб в школу не проникали чужие лица, не имеющие отношения к этой школе.И в случае внештатной ситуации оказать помощь пед.колективи при их просбе.Разве он должен обыскивать на входе "своих" школьников-а вдруг у кого-то в сумке или за поясом пистолет или нож?И разве он это может делать даже при желании?

    4 февраля 2014 в 14:39 Ответить
  • Правда
    -18

    У учителей в последнее время выпятился подозрительный трудно объяснимый обычай занижать оценки. Минобру стоит присмотреться.

    4 февраля 2014 в 15:01 Ответить
  • Мама
    -20

    Вы правы. А мне казалось, что это специфика школы, где учится мой ребенок. Но у нас это все настолько необъяснимо и обидно, и касается это практически всего класса! Моя девочка очень нервничает и расстраивается, но она ласковая и очень добрая, а ведь кто-то действительно от обиды может и за оружие схватиться

    4 февраля 2014 в 16:09 Ответить
правила

Оставьте ваш комментарий

  Вход   Регистрация

Вице-президент Международной Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа». 46 лет, подполковник ФСБ в отставке, предприниматель, исполнитель, отец пятерых детей.

Круг комментируемых вопросов: безопасность, армия, бизнес, молодежная политика, спорт.