В балете меняют начальников

«МК» подводит итоги сезона

13 августа 2015 в 18:39, просмотров: 4153

В балетных театрах страны наконец воцарилось межсезонье— время для подведения итогов. Балетный вообще один из самых продолжительных театральных сезонов. А лето — его кульминация. Все значимые премьеры, самые важные перестановки в руководстве, увольнения, подписание контрактов, переходы на другие позиции в пирамиде строгой балетной иерархии, на вершине которой красуются этуали (примы и премьеры), театры по традиции приберегают именно на это время. Так было и на этот раз: три премьеры в июле и начале августа, а в довершение всего — сенсационное сообщение гендиректора Владимира Урина о непродлении (с марта 2016 года) контракта с худруком балета Большого театра Сергеем Филиным и ликвидации занимаемой им должности в принципе. Все это и стало главным итогом балетного сезона.

В балете меняют начальников
фото: Александр Яковлев
Михаил Крючков в балете «Синдром степного волка».

Смена вех

Произошла, по сути, самая решительная смена системы управления балетом Большого театра по крайней мере за последние полвека: вместо единовластной должности художественного руководителя балета, традиционно существовавшей в Большом (при Григоровиче она называлась еще «главный хореограф»), вмарте следующего сезона будет введена «урезанная в правах» новая должность «директор балетной труппы ГАБТа». И теперь, в сущности, не важно да и совсем не интересно, кто станет новым начальником балета Большого. Имена здесь называются самые разные: от Андриса Лиепы до Вячеслава Самодурова. В «списке» предполагаемых назначенцев фигурируют имена даже западных балетмейстеров — и в этом нет ничего невероятного, был же испанец Начо Дуато совсем недавно худруком Михайловского театра. Вряд ли, но все же нельзя исключать и такой вероятности, что должность с ограниченными функциями могут оставить за самим Филиным или перевести на нее его помощника Галину Степаненко — нынешнюю заведующую балетной труппой, которая, в сущности, и ведет сейчас ту работу, которую предполагают сделать теперь «директорской». Все «кандидаты» закулисно отвергают подобные предположения. Но кто бы ни стал «директором», понятно, что решения принципиальных вопросов, стратегия и тактика в балетной политике теперь будут вырабатываться коллегиально, и от того, кто займет вакантное кресло, теперь мало что будет зависеть.

Владимир Урин, кстати, утверждает, что придуманная новая должность является аналогом должности артистического директора, которая «принята в других оперных и балетных домах мира». Тем не менее там, занимающие их люди имеют всю полноту власти и полностью контролируют политику вверенных им компаний. Но у России, как всегда, «особый путь». Естественно, такая радикальная реорганизация — это риск. Приведет ли это к успеху? Будущее покажет.

фото: Дамир Юсупов
Сцена из балета «Герой нашего времени».

Каковы же итоги только что закончившегося балетного сезона?

«Жизнь взаймы» для артистов Большого

Они, понятно, неоднозначные. Содной стороны, налицо изменение репертуарной политики балета Большого театра. Существующая сейчас и созданная задолго до Урина, а, по сути, скопированная с западной блочная система показа балетных спектаклей привела к выпадению из репертуарной афиши целого ряда прекрасных классических балетов, многие из которых являлись эксклюзивом и украшением репертуара Большого театра. Назовем прежде всего такие балеты, как поставленная предыдущим балетным худруком Юрием Бурлакой и его соавтором Василием Медведевым «Эсмеральда», созданная Пьером Лакоттом по мотивам старинного балета Мариуса Петипа «Дочь фараона», балеты Джорджа Баланчина «Серенада» и «Симфония до мажор», «Хрома» Макгрегора. Давно не идет «Золотой век» Юрия Григоровича (его обещали вернуть в прошлом сезоне, но это возвращение так и не состоялось), балеты Леонида Мясина, из классических балетов выпала «Раймонда»… Список можно продолжать и продолжать…

Приходится сожалеть и об утрате Большим театром такой исключительно полезной практики, когда-то введенной Алексеем Ратманским, как воркшопы. Эти экспериментальные мастерские, открывшие миру целый ряд новых балетмейстеров (того же В.Самодурова, Ю.Бурлаку), дали возможность проявить себя многим незаурядным танцовщикам. Сегодня такие эксперименты, к сожалению, проходят в далеке от главного театра страны (даром что Новая сцена, казалось бы, выстроена специально для них). Для талантливых, но не нашедших себе применения в театре артистов этой труппы экспериментальные постановки создают сейчас хореографы со стороны.

Таков и был проект, который танцовщики Большого показали как раз перед самым окончанием сезона в зале «Конструктор» Культурного центра «ЗИЛ». Мировая премьера танцевального спектакля «Жизнь взаймы» по роману Э.М.Ремарка и московская (ранее балет был показан на Эдинбургском фестивале) Steppenwolf syndrome хореографа Афины Ерофеевой дала возможность реализовать себя, например, таким замечательным танцовщикам Большого, как Михаил Крючков (кстати, лауреат многих международных конкурсов) или Ольга Калинина. Ребят, исполнивших главные партии (Бориса, русского эмигранта, и Лилиан) в новом балете, который год в упор не замечают и маринуют в кордебалете ГАБТа (ибо позиция «корифей» в Большом не имеет такого значения, как в Мариинке, и не слишком выделена из кордебалета) те самые балетные руководители, которым сейчас нашли замену. Но охоту к творчеству отбить у артистов они так и не сумели.

фото: Дамир Юсупов
Сцена из балета «Гамлет».

Важнейший и особенно острый как раз для балетной труппы Большого вопрос ротации балетных кадров ежегодно обсуждается критиками, но воз и ныне там — «на манеже» (то есть в сольных ролях на сцене Большого) одни и те же. Хотя подвижки все же имеются: в конце этого сезона произошло «шевеление» — в ранг прим и премьеров перевели Дениса Родькина, Анну Никулину и Анастасию Сташкевич, ведущими солистами стали Артем Беляков и Игорь Цвирко, ряды первых солистов пополнили Мария Семиняченко, Дарья Хохлова. Сольные позиции наконец заняли Анна Туразашвили, Александр Водопетов и Анастасия Винокур.

На сцене Большого театра обосновались пьесы без слов

Две удачные премьеры — «Гамлет» и «Герой нашего времени» — положительный момент прошедшего сезона. И что самое приятное, созданы эти спектакли не западными хореографами, как это было в прошлые годы, а нашими балетмейстерами, причем при поддержке драматических режиссеров. «Гамлет» Раду Поклитару (режиссер спектакля — всемирно известный специалист по Шекспиру британский режиссер Деклан Доннелан) на музыку Шостаковича получился в духе новомодных представлений и «пьес без слов», что так востребованы сегодня в московской драме. Хореографии минимум, в основном следующие друг за другом и нанизанные на нить сюжета тщательно выстроенные мизансцены с довольно интересными режиссерскими решениями, сдобренные мимикой, жестом и изобретательным современным танцем. Главная удача «Героя нашего времени» — специально написанная к нему музыка Ильи Демуцкого. Но ей в этом балете очень помогает адекватная хореография Юрия Посохова и, главное, не всегда однозначные, порой спорные режиссерские подпорки Кирилла Серебренникова.

Новый худрук—это хорошо забытый старый

В «Кремлевском балете» в этом сезоне разворачивались самые загадочные события. Назначенный в конце прошлого сезона и не проработавший в Кремле и года Андрис Лиепа неожиданно ушел в отставку, причины которой так до конца и не ясны… Если ставший уже традиционным IIIМеждународный фестиваль «Звезды мирового балета в Кремле» и весь сезон театра проходили под началом нового худрука, закрывал 25-й сезон уже Андрей Петров. Причин не объясняли, просто артисты, пришедшие на работу 28 мая, на стене объявлений увидели соответствующий приказ, датированный 20 мая. Основатель труппы, опять вернувшийся на прежние позиции художественного руководителя, работал в «пересменке» почетным президентом компании и, пока суд да дело, осуществил в самом начале сезона постановку балета на музыку Моцарта «Волшебная флейта». Оригинальное оперное либретто Шикандера переделано в балет почти в точности. Не очень сильно пострадала при этом и моцартовская партитура, ведь Петров уже не в первый раз за недостатком востребованных балетных тем переигрывает оперные хиты на балетный лад. Очистив сюжет от излишней масонской подоплеки (и Моцарт, и Шикандер, как известно, были масонами), кремлевский худрук поставил вполне традиционный двухактный балет с крепкой и внятной (что большая редкость по нынешним временам) режиссурой, снабженный двумя развернутыми па-де-де, множеством вариаций и адажио.

Что касается Андриса Лиепы, то ушел он из Кремля (плохо верится, что для того, чтоб возглавить балет Большого театра, — уж слишком «кастрированной» будет теперь должность директора балета в главном театре страны, не развернешься) не совсем — главная премьерная постановка грядущего, 26-го сезона труппы «Баядерка» — его проект, и он должен будет осуществляться под его руководством.

«Высокий сезон» господина Кехмана

Свой уже 182-й по счету сезон Михайловский театр не зря назвал «высоким сезоном». Наименование вполне себя оправдало: политика гендиректора этого театра Владимира Кехмана (брошенного в середине сезона решением Министерства культуры разруливать кризисную ситуацию в Новосибирском театре) и его главного хореографа Михаила Мессерера построена таким образом, что приглашенные звезды (а ими оказались на этот раз сливки европейского и мирового балета — Фридеман Фогель из Штутгарта, Полина Семионова, представляющая Американский балетный театр, Сергей Попов — премьер Финского национального балета, Наталья Осипова — звезда лондонского Королевского балета) с регулярной периодичностью выступают в этом театре практически весь сезон. Да и успешное существование единственной премьеры этого театра в прошедшем сезоне — балета «Класс-концерт» — без звезд немыслимо. Но важны здесь не только они. «Класс-концерт» не представить и без сильного балетного коллектива, который сегодня не уступает по своей мощи и мастерству лучшим европейским компаниям. Удастся ли господину Кехману добиться таких же впечатляющих успехов на поприще оперы и балета еще и в Новосибирске? Посмотрим…

Крепкий орешек «Стасика»

Серьезной работой в этом сезоне порадовал и Красноярский театр оперы и балета. Его худрук Сергей Бобров выпустил интересную версию «Лебединого озера», основанную на самой первой, еще «московской» постановке этого балета, осуществленной при участии Чайковского. Креативные решения предлагал и балетный коллектив Музыкального театра Станиславского и Немировича-Данченко. Балет по мотивам пушкинского «Евгения Онегина», поставленный в этом театре, разделил театральный мир ровно на две половины. Унового произведения Джона Ноймайера хулителей столько же, сколько и яростных почитателей. Классик мирового балета ясно дал понять, что пушкинское произведение он иллюстрировать не намерен, и показывает не очередную балетную версию романа Пушкина «Евгений Онегин», а собственный балет «Татьяна». На исследовании душевного мира этой героини он в основном и сосредоточился в своем новом спектакле… Балет Ноймайера — еще тот крепкий орешек, да к тому же с двойным дном. Он вообще сложен для восприятия, больше обращен к рассудку и анализу, нежели эмоциям, и для его полноценного понимания потребуется не один просмотр.

В отличие от этого балетного проекта, реализация которого целиком заслуга Ирины Черномуровой (опытный сотрудник «Стасика» с этого сезона вслед за своим мужем Владимиром Уриным перешла на работу в Большой и возглавила там отдел перспективного планирования), премьерные новинки, выпущенные под самый финал сезона— проект худрука Игоря Зеленского: балеты Джерома Роббинса на музыку Шопена («В ночи», «Другие танцы» и «Концерт»), — это очередной шаг театра в освоении шедевров мирового балетного репертуара. Специально подобранные Зеленским, они хорошо раскрывают потенциал труппы и чрезвычайно полезны для танцовщиков. А танцовщики в этой труппе, второй в Москве после Большого, — первоклассные. Анна Оль, Семен Величко, Алексей Бабаев, Кирилл Сафин, Ксения Рыжкова, Валерия Муханова, Денис Дмитриев, Наталья Сомова — вот далеко не полный перечень великолепных артистов этого театра, отлично показавших себя в минувшем сезоне.



Партнеры