Михаил Сеславинский Год литературы приравнял к государственному призыву

15 декабря 2015 в 15:01, просмотров: 3718

Вчера на Международном культурном форуме в Мариинском театре президент России Владимир Путин закрыл Год литературы и открыл Год кино. Он держал речь о литературе на фоне невероятно красивого занавеса – бесконечные стеллажи книг, уходящие в небеса... И это был лучший момент вечера.

Михаил Сеславинский Год литературы приравнял к государственному призыву
фото: Геннадий Черкасов

После слов первого лица государства многие с ожиданием озираются в поисках министра культуры Владимира Мединского. Но он не идет выступать. Что он может сказать после Путина? Да и не принято это. На сцене появляются артисты, достают несколько настоящих томов из декоративной библиотеки – звучат строки Гоголя, Некрасова, Шукшина... Их сменяет кинохроника: революция, гражданская война (обошлись без коллективизации и ГУЛАГа). Аплодисменты вспыхивают после кадров из любимых фильмов Эйзенштейна и Тарковского. Среди гостей Евгений Евтушенко, Даниил Гранин, Ирина Антонова, Диана Вишнева, Мария Максакова... Глава Роспечати Михаил Сеславинский тоже здесь и после мероприятия нам удалось побеседовать с ним.

- Сейчас все и всюду рассказывают нам красивую сказку про Год литературы (ГЛ). Но соответсвует ли она действительности? Впрок ли пошёл колоссальный бюджет?

– Вы заблуждаетесь. Цифры не такие большие. На Год литературы дополнительно было выделено 270 млн. рублей. Для сравнения бюджет Года кино получил «прибавку» в 1,5 миллиарда. 1800 мероприятий, прошедших в этом году, были подготовлены в основном на энтузиазме. Когда Наталии Солженицыной вручали орден «За заслуги перед Отечеством», она сказала точные слова: «Низкий поклон работникам региональных музеев и библиотек: за очень маленькую зарплату они делают всё, чтоб вернуть интрес к книге.

- Ну а толк-то есть от ГЛ?

- После лекции в институте вы же не скажете, что сильно поумнели за полтора часа. То же самое с Годом литературы. Произошло главное – мы усилили тренд интереса к чтению. Печатные издания снова входят в моду. Всё чаще слышу, что люди покупают книги в качестве подарков на всевозможные праздники. Это о многом говорит.

- ГЛ закончился. А дальше что? Не будет ли как с пьянством: боролись, боролись и бросили.

- Мы дали определенный толчок гуманитарному сообществу. Важно сохранить эту энергетику. Это еще больший вызов, чем проведение самого ГЛ. Мы, советские люди, привыкли к датам, юбилеям, пятилеткам и призывам партии правительства. В каком-то смысле ГЛ – это тоже государтсвенный призыв. Мы рассчитываем, что работа нашего оргкомитета перерастет в решение насущных проблем.

- Например, каких?

- В первую очередь – нехватка свежих переводов с русского. Нам их не хватает для продвижения русской литературы на зарубежные рынки. Живём тем, что было сделано в первой половине ХХ века. А еще ушла в сторону тема переводов с языков народов РФ. Вспомните: несколько дней назад Гузель Яхина получила премию «Большая книга». Это говорит о том, что в регионах и республиках много самобытных писателей.

фото: Михаил Ковалев

- Какие еще проблемы выявил ГЛ?

- Экономические. Несмотря на большое количество издающихся книг – около 120 тысяч наименований в год – тиражи резко сокращаются. Кроме того, закрываются многие книжные магазины. Им трудно жить в современных экономических реалиях.

- Вы известный библиофил. Чем интересным пополнили свою коллекцию в ГЛ?

- Буквально сегодня до конференции успел забежать в петербургский букинистический и купить два десятка номеров дорреволюционного издания «Солнце России», где есть и проза, и поэзия Серебряного века, и масса бытовых зарисовок с иллюстрациями. Но тут самое время поплакаться. Всех нас коснулся экономический кризис. Несмотря на огромное число антикварно-букинистических аукционов, многие библиофилы вынуждены затягивать пояса и отказывать себе в долгожданных покупках.



Партнеры