Олег Видов благодарил США за лечение: "Америка меня спасла"

Болевший раком актер рассказывал об операции, продлившей жизнь на 15 лет

16 мая 2017 в 19:25, просмотров: 72237

16 мая в США на 74-м году жизни скончался советский и американский актер Олег Видов. Произошло это в Уэстлейк Виллидж, в Калифорнии. По словам жены актера Джоан Борстин, сказались осложнения, наступившие после онкологического заболевания. Как знать, сколько бы он прожил в России. Автору этих строк артист признавался: «Америка спасла меня». И хотя с момента эмиграции Олега Борисовича прошло более 30 лет, любители советского кино отлично помнят красавца-блондина. Пусть даже по малюсенькому эпизоду в «Джентльменах удачи» (именно таксисту-Видову Савелий Крамаров негодующе отвечает: «Кто ж его посадит? Он же памятник!»).

Олег Видов благодарил США за лечение:
фото: Светлана Хохрякова
У дома в Малибу. 2015 год.

Игра слов — Олег Видов родился в городе... Видное! Воспитывала его мама и любимая тетушка, о которой он все время вспоминал. В детстве жил в Монголии и Германии, где работала его мама. Учился во ВГИКе, на одном курсе со Станиславом Говорухиным, покойным режиссером Леонидом Нечаевым — автором фильма о Буратино и Дюймовочке, актрисой, а ныне монахиней Ольгой Гобзевой, покойным режиссером Валерием Рубинчиком. Видов стал звездой советского кино благодаря роли Мориса-мустангера в фильме «Всадник без головы». А были еще «Сказка о царе Салтане», «Москва, любовь моя».

Кадр из фильма «Всадник без головы».

Уже после ВГИКа его выпустили на съемки фильма «Красная мантия» в Скандинавию. И мир показался безбрежным. Потом поступил к Ефиму Дзигану на режиссерское отделение ВГИКа. В 1983 году Олег Видов уехал на Балканы, женившись на югославке, а потом перебрался в Италию, где познакомился со своей будущей женой Джоан. Перебрался в США, прожив там 30 лет.

Обозревателю «МК» удалось зимой 2015 года побывать у Олега Видова в гостях. Актер так был рад появлению человека из России, звонил бесконечно, писал, в итоге зазвал к себе. Узнав, куда надо ехать, портье недоверчиво на меня посмотрел (это район, где живут голливудские звезды) и заказал машину представительского класса. Добиралась долго и с приключениями, почти по горному серпантину. Таксист ободрал по полной программе, взял порядка 180 долларов: искушение велико, раз пассажир едет в фешенебельный район, где живут звезды Голливуда. Олег Видов заранее сказал, что все оплатит сам. Но мне такой вариант не подходил: напросилась в гости, да еще за меня и платить. Дверь открыла жена Олега Борисовича Джоан, пригласила в дом. Она — журналист, где только не работала, даже в Панаме, в тот момент издавала кулинарную книгу, занималась разработкой диеты для бывших алкоголиков и наркоманов.

Через несколько минут со второго этажа торжественно спустился элегантный хозяин дома в деловом костюме. Точно такой, каким я его помнила по давним фильмам. Жена отправилась по делам, а мы остались в доме, ели приготовленный ею экзотический суп из кокоса, пили кофе. Они только что вернулись из Таиланда, были переполнены впечатлениями. Олег Борисович на прощание подарил мне косметичку тайского производства. С пустыми руками не отпускал — подарил сиреневый палантин, картину, от которой я долго отказывалась, — она не влезла бы в чемодан. И он ее унес в другую комнату, обиделся. Пришлось извиниться и потребовать ее назад. Подарил много всяких мелочей — брелоки с Чебурашкой, выпущенные им на дисках фильмы. Один комплект просил передать Марлену Хуциеву после моего рассказа о том, что классик его с любовью вспоминает. Видов ведь совсем молодым снимался у него в «Заставе Ильича».

Мы разговаривали, пили кофе, а потом отправились в путешествие по вечернему Лос-Анджелесу. Посмотрели побережье Санта-Моники, посетили магазин здоровой пищи, китайский ресторан, куда ходили еще родители Джоан. Видов показал, где собирается молодежь, мечтающая попасть в кино. Олег Видов рассказывал об этом с пониманием. Сам он прекрасно понимал, покидая СССР, что придется выполнять любую работу, не имеющую никакого отношения к кино. Но в Голливуде он все же снимался, о чем свидетельствуют фотографии с Арнольдом Шварценеггером и другими звездами, украшающие стены его дома. Видов за рулем шикарного автомобиля говорил и говорил, а потом спрашивал: «Почему молчишь?», «Что ты все заладила — Олег Борисович, Олег Борисович? Думаешь, я такой старый?» Но обращение по имени-отчеству напоминало ему о том, что осталось в прежней жизни. Потом постоянно от него приходили письма, иногда со ссылками на какие-то события в мире.

А тогда в Лос-Анджелесе он вспоминал, как взялся с Джоан за советскую мультипликацию, чтобы ее знали во всем мире, показал в 55 странах на 35 языках. У нас Видова за его мультипликационную деятельность больше ругали, а у него была своя правда и обида на киночиновников, которые творили беду.

фото: Из личного архива
С женой Джоан в Таиланде. 2015 год.

ИЗБРАННОЕ ОТ ОЛЕГА ВИДОВА

«Мы с Джоан организовали клинику по реабилитации от наркотической и алкогольной зависимости. Она пользуется популярностью на Малибу. Люди зависимы не только от опиума, но и фармацевтических средств. Я ведь работал в свои 16 лет санитаром приемного покоя в 29-й больнице. Мечтал быть врачом. Теперь мы уже только консультанты в нашей клинике. Пришла пора подумать о собственном здоровье. Знаешь, что в 1985 году я прилетел в Лос-Анджелес, а в 1998-м у меня обнаружили опухоль на гипофизе в четвертой стадии. В СССР тогда не было оборудования для таких операций. Люди отправлялись в морг. А в США мне сделали операцию, и я живу больше 15 лет после нее. Америка меня спасла».

«Я начал работать с 16 лет. Учился в школе рабочей молодежи. В 1960 году там меня заметил ассистент режиссера с «Мосфильма», пригласил в кино. Это была картина «Друг мой Колька». Я снялся в эпизоде, но он не вошел в фильм. Директор картины Пастушков дал мне характеристику, и я с ней пошел на студию научно-популярных фильмов устраиваться осветителем. Тогда там работали фронтовики, люди, прошедшие войну. А потом я поступил во ВГИК. Я рано начал сниматься за границей. Только Сергей Бондарчук, которого пригласил Росселини, имел такую возможность до меня. Сергей Герасимов тогда снимал фильм «Журналист» и хотел пригласить кого-то из европейских звезд. В этот момент я получил приглашение в Данию сниматься в «Саге о викинге». Тогда был сделан обмен актерами. Мне просто повезло. Нас пугали: надо быть бдительным, иначе завербуют. Помню, в Дании я постоянно озирался, ждал, когда же меня начнут вербовать. Тогда и не думал о том, чтобы там остаться. Я был абсолютно советским человеком. За меня можно было не опасаться».

«В «Заколдованном участке» Александра Баранова я сыграл капитана на пенсии, который в деревне сватается к местной жительнице. Я был счастлив, что попал на родину, оказался в Тарусе, где снимался фильм, пообщался с людьми, полюбовался русской природой, даже написал об этом стихи. Но мне уже трудно приезжать в Россию. Возраст и силы не те».



    Партнеры