"Нелюбовь" Андрея Звягинцева о "средней семье" открыла Каннский фестиваль

В финале по тренажерной дорожке бежит женщина в спортивном костюме с надписью «Россия»

18 мая 2017 в 19:24, просмотров: 10681

Юбилейный Каннский кинофестиваль открылся парадом бюстов, фильмом про метания режиссера и фатальным равнодушием России к себе самой. Обозревателю «МК» до встречи с важнейшим из искусств пришлось с коллегами отстоять длинную очередь за аккредитацией, подвергаясь атаке пятидесятилетней воровки, прикинувшейся журналисткой.

На Каннский фестиваль съезжаются не только звезды и фешенебельная публика, располагающая яхтами, не только тысячи зевак, жадных до впечатлений, но и охотники за бриллиантами, профессиональные воришки калибром пониже. Нужен глаз да глаз, чтобы не стать их жертвой. Они внедряются в очереди в кинозалы, прикидываются журналистами — и обирают до нитки. А если вы их поймаете за руку, то они проявят актерский талант и с невозмутимым видом гордо удалятся, чтобы пристроиться к менее бдительным гражданам.

Открыл фестиваль парад звезд, причем блистали на нем актрисы старшего поколения во главе с 70-летней Сьюзан Сарандон и 56-летней Джулианной Мур. Сарандон сразила наповал своим пышным и прямо-таки мраморным бюстом. Она появилась в солнцезащитных очках, хотя солнце не слепило глаза (скорее — вспышки фотокамер), в изящном бархатном платье с рискованным для ее зрелых лет декольте.

Нынешнюю каннскую дорожку можно смело назвать парадом зрелых бюстов. Они и стали главным украшением звезд. 52-летняя итальянская актриса Моника Беллуччи как ведущая церемонии открытия тоже блистала своим декольте. Она «закатила» такой поцелуй на сцене, что мама не горюй. Напоминал он скорее нападение вампирши на 38-летнего французского актера Алекса Лутса. Как он только не задохнулся от эмоций!

47-летняя председательница жюри конкурса «Особый взгляд» Ума Турман появилась как богиня. Она тоже могла бы побороться за звание «Лучший бюст» Канн-2017 в своем безупречном бледно-розовом платье, открывавшем все ее прелести. Не зря столько лет по Турман сходил с ума Тарантино.

45-летняя Шарлотта Генсбур — звезда фильма открытия «Призраки Исмаэля» — акцент перенесла на ноги, появившись в гипермини, так что страшно становилось при мысли, как же она присядет в кресло в зале имени братьев Люмьер, не окажется ли таким образом без платья. В общем, звезды со стажем не сдают позиций.

«Призраки Исмаэля» французского режиссера Арно Деплешена, открывшие фестиваль, стали разочарованием. Главного героя, а это кинорежиссер Исмаэль, находящийся на грани нервного срыва, сыграл любимец Франции Матьё Амальрик. Он окружен не только воспоминаниями о былой возлюбленной — его преследует таинственный брат в исполнении Луи Гарреля, ассоциирующегося здесь с образом князя Мышкина Достоевского.

Параллельно церемонии открытия проходил самый первый показ российского конкурсного фильма «Нелюбовь» Андрея Звягинцева — для прессы, на день опережавший официальную премьеру. И это — как другая планета по сравнению с тем, что происходит на красной дорожке.

«Нелюбовь» Андрея Звягинцева, как и предыдущие его картины, вызвала самую противоречивую реакцию. Кто-то потрясен, а кто-то считает, что Звягинцев работает по одним и тем же лекалам, советует ему отправиться в российскую глубинку, как делают это документалисты, а не придумывать искусственные построения. Кто-то усмотрел в «Нелюбви» аллегорию взаимоотношений России и Украины. Начиная с дебютного «Возвращения» Звягинцеву приписывают смыслы, которых он часто и не вкладывал: то библейские мотивы найдут в «Возвращении», то антирусские — в «Левиафане».

«Нелюбовь» великолепно снята оператором Михаилом Кричманом: стылые пейзажи с голыми деревьями и холодной водой, серые многоэтажки Москвы… Но и на этом фоне леденящее равнодушие людей к миру, к тем, кто рядом, даже если это твой ребенок, просто убивает. Даже исчезновение, а может быть, и смерть 12-летнего мальчика Алеши Слепцова не может вывести его близких из фатальной анемии. Такое ощущение, что его родители, находящиеся на грани развода, никогда не любили друг друга, и на сына им наплевать. Сдать его в интернат, да и дело с концом. Самый сильный кадр — скорчившийся от беззвучного плача мальчик, подслушавший разговор своих ужасных родителей. Чего ждать от матери (ее скупо и безэмоционально играет актриса театра «Сатирикон» Марьяна Спивак), называющей собственную мать злой, одинокой стервой. Здесь все говорят об одном: «Столько ненависти, жуть», «Ты, что ли, полон добра? Дуру обрюхатил и тащишь ее в свой ад»…

Отец мальчика Алеши (его играет неузнаваемый актер РАМТа Алексей Розин, он как овощ присутствует в кадре) работает в компании, где своя корпоративная политика: никто не должен разводиться. Иначе потеряешь унылую офисную работу, которая обеспечивает неплохой прожиточный уровень. Один из сотрудников, чтобы ее сохранить, приводит на корпоратив подставную жену с дочками. Отпуск с семьей лучше проводить в паломническом туре по монастырям, что и делают главные герои. Босс-то ударенный на всю голову православием, как тут про него говорят. При этом Слепцов-старший ведет параллельную жизнь: у него другая женщина на последних сроках беременности. Интимные сцены, которые можно назвать разве что спариванием. Только огромный как шар живот оживляет унылую случку.

Казалось бы, все беспросветно, а герои неплохо себя чувствуют (кроме ребенка-бегунка, как его называют сотрудники полиции и поисковики-добровольцы). Они погуливают на стороне, имеют свои скромные мирские радости. Они пялятся в телевизор, не вникая в то, что там происходит. На экране Дмитрий Киселев с вожделением рассказывает о том, что Украина развалилась и продолжает разваливаться, а число погибших в Донбассе растет. А герои продолжают в это время лепить пельмени. Их ничего не волнует: ни потери на Украине, ни то, что пропал сын у человека, от которого ты ждешь ребенка… Потом родится другой — и его бросят в детскую кроватку, как деревяшку. Не люди — бревна: равнодушные, безрадостные. Им что война, что смерть — они плывут по течению в фатальной нелюбви.

В финале по тренажерной дорожке в новом роскошном и таком же безрадостном доме бежит женщина в фирменном спортивном костюме с надписью «Россия». Она только перенесла утрату. У нее мертвый, застывший взгляд. Она бежит, а в это время с экрана телевизора опять что-то говорят про Украину…

Когда-то на фестивале «Артдокфест» Звягинцев призывал: «Россия, выключи телевизор!» Все это — как жесткий удар по замутненному сознанию, пожалуй, слишком лобовой. Хотя, может быть, именно такой и необходим сегодня, чтобы рассеять морок нашей жизни.

«Нелюбовь» идет 129 минут и создана без государственного финансирования, при поддержке российского предпринимателя и продюсера Глеба Фетисова, при участии французских и немецких партнеров, бельгийской компании братьев Дарденн.

ПОЛИЦИЯ МОДЫ: НАШИ НА КРАСНОЙ ДОРОЖКЕ

Алексей Воробьев со спутницей

фото: Геннадий Авраменко

Тот самый случай, когда совместный выход не обговаривался заранее. Если Алексей явно готовился к появлению на красной дорожке, то его спутница как будто оказалась здесь случайно. Несмотря на вечерний клатч, ее наряд явно не вписывается в протокол мероприятия.

Елена Исинбаева

Среди спортсменок не так много девушек, которые умеют наряжаться и с блеском пройти по красной дорожке. Елена изо всех сил старалась выглядеть поярче на открытии кинофестиваля, но явно переусердствовала и с платьем, и с макияжем. И то и другое ей просто не подходит.

Светлана Устинова и Илья Стюарт

фото: Геннадий Авраменко

Актриса и ее бойфренд-кинопродюсер живут с репутацией модной парочки и ведут себя соответственно. Импровизация на тему смокинга — давнее увлечение многих звездных девушек. Затея сама по себе интересная, но с подводными камнями. Но Светлане как моднице со стажем удалось их обойти и даже выбрать нужный ракурс для фотографии.

Виктория Боня

фото: Геннадий Авраменко

Велика вероятность, что в это платье было вложено невероятное количество труда, а сам образ стал результатом кропотливой работы серьезных специалистов. Этой тканью можно восхищаться, но при этом нельзя не признать, что перед нами классический наряд, всем известный как «баба на чайник».



    Партнеры