Максимилиан Волошин и тайная комната

Дому поэта в Коктебеле исполнилось сто лет

11.10.2013 в 17:37, просмотров: 8383

Вторая половина сентября — бархатный сезон для Черноморского побережья Крыма. По крайней мере, именно так заверяют те, кто догуливает на юге Украины свой отпуск. Правда, с погодой везде напряженка… То ветер слишком сильный, то дождик накрапывает. Но, несмотря на превратности природы, на побережье Коктебеля съезжаются писатели, художники да и просто увлеченные творчеством Максимилиана Волошина люди: здесь проходит ежегодный творческий симпозиум «Волошинский сентябрь». И в этом году поводов для приезда в Крым стало как минимум на один больше: дому-музею художника, в котором большая часть мероприятий и проходит, исполняется сто лет.

Максимилиан Волошин и тайная комната
фото: Мария Лазарева
Дом Максимилиана Волошина, 1932 год.

Прекрасный вид на Коктебельский залив. В лучах уже не такого жаркого солнца с каменного постамента у дома-музея поэта величаво смотрит на отдыхающих Максимилиан Волошин. Так сложилось, что пляжная зона и идущие с ней в комплекте поджаренные тела в купальниках соседствуют с бывшим когда-то творческим кластером Крымского полуострова. Так сразу и не скажешь: эти «территории» мирно сосуществуют или входят друг с другом в противоречие. Судите сами: в то время, как во дворике дома-музея Волошина вовсю кипит культурная жизнь — на открытом воздухе поэты читают стихи, проводят мастер-классы по поэзии — за его воротами один за другим разворачиваются стандартные сценарии туристического отдыха. Покупки магнитиков с видом Коктебеля, бурные потоки крымских вин, разливающихся здесь как реки в пик половодья (при всей доступности которых, однако, пьяных людей на побережье не наблюдаешь), мастерские «зазывания» на тур-кораблики, плывущие до потухшего вулкана Кара-Даг, и, конечно же, умопомрачительные фэшн-шоу отпускников. Относительно тихая прибрежная аллея с наступлением темноты превращается в клубный аналог Лас-Вегаса: из каждой коробки здесь грохочет музыка, а от завываний отдыхающих в караоке хочется прочистить уши вантузом... Но вернемся к делам культурным.

Коктебель — творческая мекка

Все-таки Коктебель долгое время был точкой притяжения творческой интеллигенции: Алексей Толстой, Марина Цветаева, Николай Гумилев, Андрей Белый, Осип Мандельштам — вот лишь некоторые именитые гости Максимилиана Волошина, Макса, как называли его друзья. По сути, в этом году дом Волошина справляет уже второй столетний юбилей: первая часть строительных работ в здании завершилась в 1903-м, а в 1913-м появилась мастерская. После смерти Волошина в 1932-м дом по завещанию перешел Союзу писателей. Вплоть до 1976 г. забота о доме лежала на вдове поэта — Марии Заболоцкой, а в 1984 г. он открылся как самостоятельный музей. В конце прошлого века дом пришел в упадок. Былую же форму и славу он стал возвращать не так давно: при поддержке Банка ВТБ в доме ведутся реставрационные и другие работы. И скоро творческая элита будет собираться не только в Коктебеле, но и в Феодосии: с этого года банк начал поддерживать и дом сестер Цветаевых.

— Этот дом-музей уникален, — говорит директор дома-музея Волошина Наталия Мирошниченко. — На европейских просторах в связи с войнами и перипетиями все вывозилось и эвакуировалось. Здесь же — хранилось в доме. В нижних комнатах посетители видят лишь около трехсот экспонатов: все остальное в мемориальных комнатах. В доме представлена аутентичная коллекция, которая сохранилась со времен Волошина: все вещи лежат так, как их оставил сам поэт.

«Человек-гора»

Очевидно, именно близость к морю обуславливает «морскую» тематику дома: само здание при жизни поэта сравнивали по форме с кораблем. Деревянные лестницы, которые его опоясывают, — палубы. Полукруглый нос мастерской — нос корабля. Часть мастерской — каюта. Смотровая площадка на крыше — капитанский мостик. А сам Волошин при его разносторонних интересах (поэт, художник, переводчик, литературный критик) — даже не «человек-пароход», а «человек-гора»: склон хребта Кок-Кая со стороны Коктебеля по форме напоминает профиль Волошина. Говорят, что когда он в 1893-м впервые приехал в Коктебель, это изображение на скале уже было. Некоторые местные жители считали, что кусочек скалы напоминает профиль Пушкина (однажды он проплывал мимо на корабле), другие же доказывали, что это — Волошин. Серия мощных землетрясений 27-го года несколько подкорректировала рельеф местности, «доказав», что профиль Волошинский. А на противоположной стороне, на высоте 161 метр над уровнем моря, находится могила поэта.

«Спасибо, Марусенька, сегодня работать я уже не буду»

Обстановка в доме, который поэт строил исключительно для себя, осталась прежней. Первое, что видишь при входе в мастерскую, — Коктебельское побережье, которое отлично просматривается сквозь огромные, почти как в готическом соборе, окна. Волошин работал с девяти утра до четырех вечера, а после рабочего дня любой гость мог подняться в дом и поговорить с поэтом на совершенно любую тему.

— Волошин считал, что стихи — работа, а картины — отдых, — рассказывает сотрудник дома-музея Волошина Наталья Кошелева. — Для написания стихов он уединялся и, если планировал работать над стихотворением, обязательно предупреждал свою жену Марусю, чтобы она с ним не разговаривала. Если же случайно та подходила к нему с каким-то вопросом, то он говорил: «Спасибо, Марусенька, сегодня работать я уже не буду». А вот во время рисования Волошин любил, чтобы с ним кто-то общался, что-то ему читал.

И все же дом для Волошина был не только рабочим пространством, но и местом встреч с гостями. Здесь вслух зачитывались стихи Всеволода Рождественского, Марины Цветаевой, Андрея Белого, самого Волошина, разыгрывались спектакли.

Центральная часть мастерской Волошина выполнена в форме каюты. Внимание гостя дома сразу концентрируется на скульптурном изображении царевны Таиах. Увидев ее в парижском музее «Гиме» (ныне — «Музей восточных искусств»), Волошин обнаружил сходство между ней и своей первой женой — художницей и поэтессой Маргаритой Сабашниковой. Вскоре Волошину удалось приобрести себе в коллекцию гипсовый слепок царевны. В августовское полнолуние Волошин с нетерпением ждал, когда лунный свет упадет на скульптуру: казалось, что слепок оживал и улыбался.

Волошин-художник перепробовал множество техник: масло, уголь, темпера, пастель, карандаш, но свой выбор он остановил на акварели. Наряду с картинами самого Волошина и Маргариты Сабашниковой есть в доме и полотна, подаренные Максимилиану его гостями. Самая крупная висит над лестницей — портрет Волошина, выполненный мексиканским художником Диего Ривера в стиле кубизма.

Книжное царство «Киммерии Волошина»

Многие вещи в доме Волошин делал своими руками: мебель, полочки для красок с инструментами, полки для книг. Кстати, именно книги считаются одной из главных драгоценностей дома: их здесь около десяти тысяч! Они занимают все пространство над лестницей, ведущей на второй этаж — в летний кабинет поэта, где все полки также заставлены печатными изданиями. Самый крупный раздел библиотеки составляют тома на русском, треть — на французском, немецком, итальянском языках… Книги по астрономии, религии, философии, медицине, художественная литература, множество словарей, которые Волошин любил читать. И почти в каждой из них можно найти автографы зарубежных и русских авторов.

— Помимо мемориальной библиотеки Волошина, которую мы сейчас заводим в электронный каталог, есть и научная библиотека, — рассказывает «МК» директор заповедника «Киммерия Волошина» Борис Полетавкин, частью которого дом-музей Волошина и является. — Все шкафы переполнены — места не хватает. Когда мы сможем получить здание дома матери, находящееся в непосредственной близости к дому Волошина (сейчас там, к сожалению, сдаются номера для отдыхающих), здесь будет хорошая библиотека, залы для занятий с детьми. Понимаете, Волошин строил дом только для себя, а сейчас в нем хранится более 50 тысяч единиц коллекции. И, несмотря на то, что здание отремонтировано, мы не можем обеспечить необходимые условия для ее хранения — места слишком мало.

— Как вы планируете решать эту проблему?

— Да, у нас уже есть согласованный проект, по которому мы хотим восстановить возле дома Волошина флигель. Там будет современное фондохранилище, помещения для конференционно-выставочного зала. Как только он у нас появится, мы переведем туда фонды, сотрудников, и дом Волошина в большей степени станет мемориальным: при нем в доме не было научной библиотеки.

— Многие люди, приезжая в Коктебель, не знают о том, кто такой Волошин. Это норма сегодняшней жизни?

— Видимо, так работает система воспитания, СМИ… Я думаю, что наличие пляжа, зоны отдыха рядом с музеем не входит в противоречие с домом Волошина. Было время, когда здесь жарили шашлыки, стояли ларьки. Времена, когда съезжалась вся творческая интеллигенция, были чудесными... и это не ностальгия!

Макс Волошин и тайная комната

Если оторваться от разглядывания книжных полок и картин, находящихся над лестницей, и подняться на второй этаж, то окажешься в летнем кабинете Волошина. Это место в доме называют «Макс в себе» — туда нельзя было подняться просто так, только по особому приглашению. Здесь опять же — многочисленные полки с книгами, украшенные выжиганием, простой топчан, рабочий стол с мольбертом. Именно в этой комнате находится самая большая тайна дома: небольшой тайник в стене, в котором Макс прятал «красных» от «белых» и «белых» от «красных». Размеры «комнатки» не позволяли находиться там стоя, а вот прятаться там сидя или лежа — вполне. В доме Волошина не устраивали обыски: ему достаточно было сказать, что в доме никого нет, и ему верили.