Русский Щелкунчик с испанским акцентом

Начо Дуато попрощался с питерской публикой

13 декабря 2013 в 16:52, просмотров: 5004

Балет Чайковского «Щелкунчик», только что закончившийся в Михайловском театре с ошеломляющим успехом, стал прощальным подарком Начо Дуато петербуржцам. В начале февраля контракт испанского хореографа с театром, где он в течение трех лет был художественным руководителем балетной труппы, истекает, и балетмейстер переезжает в Берлин. Здесь маэстро возглавит труппу Берлинского государственного балета.

Русский Щелкунчик с испанским акцентом
фото: Станислав Левшин
Балет "Щелкунчик"

Переезд в Берлин тем не менее не означает прекращение работы испанца с петербургской компанией. Он и в дальнейшем намеревается активно сотрудничать со своими бывшими подопечными. Уже в мае ожидается еще одна премьера: в Питер Дуато перенесет свой знаменитый балет «Белая темнота». Тогда же гендиректор Михайловского Владимир Кехман обещает объявить о «новой конфигурации управления труппой Михайловского балета», предусматривающей участие экс-худрука вагановской Академии Алтынай Асылмуратовой (на днях она стала советницей Кехмана по художественным вопросам) и нынешнего главного балетмейстера театра Михаила Мессерера.

Что касается «Щелкунчика», то это уже пятая оригинальная постановка, созданная испанским мастером специально для Михайловского театра. Удивительно, но прощальный балет испанского хореографа стал самым русским балетом в его творчестве. Причем не «псевдорусским», как нередко выходило у Дуато в прошлых сочинениях. Перед нами балет, сделанный с настоящим пониманием самого духа русской, а точнее — петербургской культуры. Очень украсившие спектакль красивые и стильные декорации и костюмы пастельных тонов в манере ар-нуво — настоящие произведения искусства. Их создал французский художник с русскими корнями Жером Каплан (в Большом театре он оформлял балет Алексея Ратманского «Утраченные иллюзии»). Он перенес действие балета в предреволюционную Россию, в Серебряный век русской культуры, в предвоенный Новый 1913/1914 год, о котором с таким упоением и тоской вспоминали русские поэты Анна Ахматова и Георгий Иванов.

фото: Станислав Левшин
Балет "Щелкунчик"

Как и ожидалось, этот балет был более благосклонно встречен ревнителями нашей классики — ведь канонического текста, как в случае со «Спящей красавицей», у этого спектакля нет. Как нет у Дуато и каких-то существенных отходов от распространенного в русских версиях сценарного плана.

Особая актерская удача — роль Маши в исполнении Оксаны Бондаревой. Танцовщица, впрочем, не избежала некоторых шероховатостей в танце, что можно списать на предпремьерное волнение. Принца–Щелкунчика, которого показал на сцене Леонид Сарафанов, можно назвать идеальным. Другого исполнителя, столь тонко чувствующего все своеобразие, всю воздушность и музыкальность хореографического почерка Дуато, испанскому балетмейстеру вряд ли удастся отыскать.

Среди других премьерных удач — «Французский танец», элегантно исполненный американцем Марио Лабрадором и его партнершей Сабиной Яппаровой. Из оригинальных находок хореографа выделим танец матросов, с гиком врывающихся на сцену под знаменитый русский трепак Чайковского. Здесь стоит отметить всех четырех исполнителей — Ивана Зайцева, Никиту Кулигина, Сергея Стрелкова и Андрея Лапшарова.

Впрочем, в балете немало и других сюрпризов: гигантский бумажный золотой дракон в Восточном танце; крутящийся, словно ветряная мельница, и столь же впечатляющих размеров, как и дракон, зонтик, под которым пляшут два китайца с длинными косами и две китаянки (Китайский танец); марионетки на веревочках, позаимствованные Дуато прямиком из «Спящей красавицы» Мэтью Боурна; сосульки, вырастающие под колосниками под музыку вальса снежных хлопьев; закадровый голос, рассказывающий, как на заезженных пластинках из детства, гофманскую историю. И наконец — мыши, одетые в кожаные «летные» куртки с меховым воротником, как у авиаторов того времени, в «летные» же шлемы и очки.

Ну и, конечно же, Испанский танец. Куда же Дуато без него! Как у истинного испанца, с него, собственно, и начинается у Дуато второе действие. Испания у хореографа не стилизованная, как в наших версиях, которые балетмейстер считает пародийными. Испанский танец здесь более близок испанской культуре. Хотя определенной доли стилизации, естественной для классического балета, не избегает и Дуато. Вообще, вся хореография, придуманная испанцем к балету, соответствует не только идее хореографа, но прекрасно вписывается в таинственный и романтический мир, созданный для спектакля художником-постановщиком, что особенно впечатляет в сцене розового вальса. Хореография Дуато — какая-то прозрачная, очень музыкальная и чувственная.

Словом, всего, чем удивляют Дуато и Каплан в спектакле, и не перечислить. Но главное — атмосфера, пронизывающая балет. Она в новом новогоднем спектакле — праздничная и рождественская. И этот совсем не детский по концепции спектакль, тем не менее, особенно понравится детям.



Партнеры