Премия Кандинского прошла под знаком Малевича

А главную награду получил проект Ирины Наховой, посвященный репрессиям

13.12.2013 в 17:53, просмотров: 16245

Премия Кандинского за семь лет своего существования успела набрать вес в арт-сообществе и увлечь ее основателя Шалву Бреуса настолько, что он взял в аренду кинотеатр «Ударник» и задумал превратить его в музей. Однако, кажется, задор, с которым первые годы проходила премия, поубавился. В «Ударнике», где реконструкцией пока и не пахнет, прошло всего несколько выставок, из которых в этом году главной стала презентация номинантов премии — кажется, самая слабая за всю историю награды. Церемония вручения и выбор победителей тоже вызвали смешанные чувства.

Премия Кандинского прошла под знаком Малевича
фото: РИА Новости

Церемонию вручения Премии Кандинского открыл «Черный квадрат». Он возник на большом квадратном экране и мгновенно приковал внимание публики. Затем на сцене появилась Александра Шатских: известный эксперт по творчеству Казимира Малевича приехала из США, где живет много лет, специально на вручение награды. Она начала церемонию с лекции о Малевиче и его главном произведении. Заметим, что мини-лекции по искусству уже стали традицией на премии. Но, кажется, спич Шатских был самым длинным из всех когда-либо прозвучавших на церемонии. Ее уже собрался прервать кто-то из зрителей аплодисментами, но как раз в этот момент Александра Семеновна поставила логическую точку в своем повествовании, напомнив, что «Черный квадрат», написанный сто лет назад, своего рода икона ХХ века, с чем нельзя не согласиться.

Кстати, на эту тему (иконы в искусстве) каждый из шести номинантов премии высказался с экрана — видеоролик записали заранее. Тему продолжил другой клип, посвященный художнику Владиславу Мамышеву-Монро, примерившему на себя, кажется, маски всех популярных фигур, растиражированных икон. Этой весной Влад неожиданно и нелепо погиб на острове Бали — утонул в бассейне глубиной всего-то один метр. Его работа «Путин и Медведев» тоже была выдвинута на соискание Премии Кандинского, однако в шорт-лист не вошла. Жаль — хорошая работа, сильная, едкая, актуальная. Это даже не карикатура на лидеров государства, а скорее насмешка над их медийными масками, попсовостью образов. В шорт-лист не вошел и проект Айдан Салаховой, на который многие делали ставки, — эротичный и противоречивый, о женщинах исламского мира, столь патриархального и закрытого по сей день. За бортом остался и очень личный проект Лизы Морозовой: видеоверсия перформанса, во время которого она ходит по битому стеклу и читает отрывки из своих дневников. В этом году конкуренция была не столь жесткой — не так много эталонных имен, знаковых проектов и творческих прорывов. Почему? То ли самые-самые уже получили премию, то ли поленились подавать заявки, замечая, как с годами мельчает премия? Наверное, все вместе.

В итоге в финале оказались Аня Желудь, Ирина Нахова, группа Pecycle (в номинации «Проект года») и Евгений Гранильщиков, Надежда Гришина и Тимофей Парщиков (в номинации «Молодой художник. Проект года»). Из них жюри отметило троих. В «молодежной номинации» награда досталась двум авторам — Тимофею Парщикову, который уехал в Китай снимать фильм и не присутствовал на церемонии, и Евгению Гранильщикову. Парщиков (точнее, его подруга) получил статуэтку за работу «Статуи. Рублевка», фиксирующую потребность новой политической и финансовой элиты идентифицировать себя с классической культурой. Бесконечное клонирование греческих скульптур приводит к снижению ценности классики, однако они, вполне возможно, окажутся в музеях, как и Венеры и Аполлоны, рожденные той же потребностью элиты в 1930-х в Италии. Страсть к китчу — болезнь, преследующая элиту во все эпохи, подмечает художник. Другой лауреат, Евгений Гранильщиков, отметился на премии дважды: один его фильм (о политических активистах) был выдвинут в «молодежной номинации», другой (где в кадре пустой зрительный зал, а сюжет можно воспринять только с помощью звуков, голосов и шумов) — в главной. Похоже, Евгений и сам не ожидал, что его настойчивость увенчается успехом.

Победителем же стала Ирина Нахова, в третий раз участвовавшая в Премии Кандинского. Раньше — в 2007 и 2011 году — Ирина дальше лонг-листа не доходила, но на этот раз, при отсутствии по-настоящему серьезной конкуренции, получила заветную статуэтку. Проект Наховой «Без названия» — это коллаж из фотографий и видео, напоминающий зрителю о временах репрессий. На фото — люди без лиц (у одних они закрашены ручкой, у других надеты на головы красные пакеты), люди, вычеркнутые из истории, забытые. Все материалы — из личного архива Наховой, семья которой пострадала от репрессий. Исторический коллаж — талантливый, эмоциональный и глубокий, хотя большинство не прочило ему звание «Проекта года». С другой стороны, как метко подметил Олег Кулик (он, кстати, не дождался начала церемонии, и не он один), «Наховой нужно дать награду только на одну фамилию». Фамилия и правда концептуальная.

Церемония завершилась тоже концептуально: зрителей накрыли гигантской белой тканью, так что зал превратился в большой «белый квадрат», которым в 1915 году завершалась выставка Казимира Малевича «010», где и был впервые показан «Черный квадрат».