Судьба музея Маяковского на волоске?

Уникальная экспозиция на Лубянке разобрана

21 декабря 2013 в 15:31, просмотров: 5252

120-летие Владимира Маяковского началось с драмы: в начале года директором музея поэта была назначена Надежда Морозова, у которой как-то сразу не заладились отношения с коллективом «Маяка». Конфликт разразился из-за футуристической экспозиции, благодаря которой за музеем давно закрепилось звание «гениального». Новый директор сразу заявила, что инсталляцию разберут, чтобы отремонтировать здание. Музейщики митинговали, писали в Департамент культуры и президенту — все без толку.

И вот что мы имеем к концу юбилейного года: почти все сотрудники музея больше не работают на Лубянке, сам музей закрыт на капремонт, футуристическая инсталляция демонтирована и, судя по всему, она не будет воссоздана в первоначальном виде. Тем временем, вещи и рукописи Маяковского отправляются в турне по Европе, а квартира, где поэт проживал с четой Брик, переезжает на ВВЦ.

Судьба музея Маяковского на волоске?

- После реставрационных советов мы подсчитали ущерб, нанесенный подлинникам, пока они были выставлены в экспозиции. 25 лет к этим вещам не было доступа! Сейчас мы спасаем предметы, которые были замурованы в этой экспозиции, - заявила Надежда Морозова на презентации проекта передвижной выставки «Маяковский и русский авангард».

Ничего не скажешь — удивила так удивила. Особенно сотрудников музея, которые знают экспозицию как свои пять пальцев.

Все письменные документы, выставленные в экспозиции — это копии! - уверила «МК» Марина Краснова, в недавнем прошлом старший научный сотрудник музея (в октябре она уволилась по собственному желанию). - Никто из сотрудников никогда не отдаст на постоянную экспозицию настоящий документ — больше месяца они не могут выставляться из соображений сохранности. Так что рукописи, письма, стихи, словом, все бумажные раритеты, могут показываться только на временных выставках. Из настоящего в экспозиции только вещи Маяковского — ботинки, мебель, одежда. Но с ними все в порядке.

Марина Краснова также пояснила «МК», что те самые специалисты, которые следили за музейной экспозицией и размещенными в ней предметами, больше не работают на Лубянке. Да и вообще кадровый состав музея за год изменился до неузнаваемости.

Отдел экспозиционно-выставочной работы полностью расформирован — фактически уничтожен. В отделе по работе с посетителями от шести человек осталось три. Новых научных сотрудников не набирают. Зато бухгалтерия и администрация разрослись вдвое!

Странное дело — по словам г-жи Морозовой, деятельность музея бьет ключом. В Домике Чехова на Малой Дмитровке (д. 29, стр. 4) проходят всевозможные выставки, посвященные поэту. Скоро там запустят лекционный цикл профессора Литинститута Евгения Рейна об эволюции отечественной поэзии. На время музей займет также 9-й павильон ВВЦ: в скором времени туда переедет интерьер квартиры Маяковского, где он жил со своей возлюбленной Лилей Брик и ее мужем Осипом.  К тому же, г-жа Морозова готовит запуск передвижного проекта «Маяковский и русский авангард»: выставка начнет свое шествие по Европе с Дании, а затем, возможно, отправится в Верону и Триест. Получается, что этим выставкам экспозиционеры не нужны? За квартирой поэта и фондовики присмотреть могут? А по Европе Маяковского будут возить специалисты РГАЛИ или Литературного музея, которые любезно предоставили материалы для передвижного проекта?...

Обо всем этом руководство музея молчит. Зато не прочь пригласить столичную публику на Маяковского в Данию, куда сначала направится передвижная выставка.

- Мы хотим, чтобы в Европе поняли, кто такой Маяковский, - объяснила задачу проекта Морозова. - Ведь в Италии футуризм быстро перешел в фашизм. На российской же почве слово «футуризм» звучит гордо. Важно, чтоб в Европе уяснили переход от футуризма к новому человеку. Футуризм – слом системы, революция — шаг, точка отсчета, конструктивизм – построение нового человека. Это вершина, которую представлял художественный авангард. Уверена, что московская публика поедет даже за 80 км от Копенгагена, чтобы увидеть проект.

Так как музей Маяковского будет закрыт как минимум два года, может, и правда поклонникам творчества Маяковского пора рассмотреть это предложение. Остальным придется довольствоваться временными проектами в Москве.

Смотрите фоторепортаж по теме: Музей Маяковского требует ремонта
16 фото

Сейчас в Москве проходят маленькие выставки — в Домике Чехова бывает от силы человек 10 в день. Эти проекты интересны специалистам, работающим с документами, и поклонникам поэта, но не тем, кто только знакомится с его творчеством. Маяковский — это эмоции, темы жизни и смерти, любви и ненависти. Фондовые предметы сами по себе, без соответствующего экспонирования, не могут этого показать широкой аудитории, - уверена Марина Краснова.

- По-вашему, инсталляцию, которую недавно разобрали, воссоздадут в первозданном виде?

- Это вряд ли. Я знаю, что разбирали ее без авторского надзора — создателей инсталляции о демонтаже не сообщали. Но, говорят, была проведена фотофиксация. Возможно, с помощью нее можно было бы восстановить экспозицию. Но весь вопрос в том, хочет ли этого новый директор. Судя по тому проекту, который был выставлен на тендер, нет. В нем предусмотрены видеоэкраны и тач-панели, но специального проекта по восстановлению экспозиции не делалось. Сотрудникам уже поручили готовить новые методические пособия.

А ведь в начале года, когда конфликт внутри музея Маяковского только разгорался, глава Департамента культуры Сергей Капков уверял, что «музею Маяковского ничего не грозит, кроме изношенных коммуникаций». О том, что зданию, построенному в конце ХIХ века архитектором Михаилом Бугровским, требуется ремонт, сотрудники музея и сами давно знали. Однако прежний директор музея Светлана Стриженова планировала менять ветхие коммуникации, не демонтируя инсталляцию, созданную на закате советской эпохи группой авторов во главе с Тарасом Поляковым и Евгением Амаспюром. Стриженова, возглавлявшая музей с 1981 года, знала, что воссоздать такую конструкцию почти невозможно. Наверное, потому и тянула с ремонтом, перестраховывалась, боясь разрушить место, где посетитель «захвачен временем, человеком, его судьбой, его трагедией или его триумфом». Что правда — то правда: музей Маяковского — гениальная машина времени и, попадая в ее витиеватое, фантастическое пространство, в котором так гениально материализовался футуризм, нельзя не прочувствовать поэзию Маяковского, его сложную судьбу и страсть. «Это единственный в мире музей про то, как поэзия трансформирует физическое пространство», когда-то верно заметил архитектурный критик Григорий Ревзин. Теперь нам, видимо, придется говорить об уникальности музея в прошедшем времени.



Партнеры