Русский поэт Александр Аронов

В этом году ему исполнилось бы 80 лет

23 января 2014 в 18:23, просмотров: 25489

В честь 80-летия Александра Аронова «МК» объявляет Год поэзии и будет регулярно знакомить читателей со стихами прекрасного, но недооценённого поэта.

Русский поэт Александр Аронов
фото: Александр Астафьев

Таланта Бог дал ему много, а славы судьба дала ему мало.

Он чувствовал свою силу настолько, что решился — после Пушкина и Лермонтова — написать третьего «Пророка»; прямое продолжение двух первых.

Форму он нашёл гениальную. Видать, озарило. Первые шесть строк отражаются в центральной нейтральной строке, как в зеркале. И смысл слов — тех же самых! — меняется на противоположный! Это волшебство. А «зеркальная строка» — единственная бесчувственная во всём стихотворении. Холодная, настоящее зеркало.

Александр АРОНОВ

ПРОРОК

Он жил без хлеба и пощады.
Но, в наше заходя село,
Встречал он, как само тепло,
Улыбки добрые и взгляды,
И много легче время шло;
А мы и вправду были рады…

Но вот — зеркальное стекло:

А мы и вправду были рады,
И много легче время шло;
Улыбки добрые и взгляды
Встречал он, как само тепло,
Но, в наше заходя село,
Он жил без хлеба и пощады.

Ароновский «Пророк» радикально отличается от Пушкинского и Лермонтовского не только формой, но и смыслом.

Пушкин и Лермонтов написали «Пророков» от первого лица.

Пушкин:

Духовной жаждою томим,
В пустыне мрачной я влачился.

Лермонтов:

В глазах людей читаю я
Страницы злобы и порока.

Пророки Пушкина и Лермонтова рассказывают о себе. О том, что с ними случилось.

У Пушкина это встреча человека с Богом, и Бог превращает человека в пророка.

И он мне грудь рассек мечом…
И сердце трепетное вынул,
И угль, пылающий огнём,
Во грудь отверстую водвинул.

Как труп в пустыне я лежал
И Бога глас ко мне воззвал…

Бог и пророк, больше никого. Ни одного человека.

У Лермонтова это встреча пророка с людьми, с обществом. Оно ужасно.

В меня все ближние мои
Метали бешено каменья.

«Все» — это хуже, чем у Христа. У того были ученики, толпы поклонников… Взгляд Лермонтовского пророка на общество — полная безнадёжность:

Когда же через шумный град
Я пробираюсь торопливо,
То старцы детям говорят
С улыбкою самолюбивой:

«Смотрите ж, дети, на него:
Как он угрюм, и худ, и бледен!
Смотрите, как он наг и беден,
Как презирают все его!»

Значит, все эти «дети» сызмала обучены старцами, и каждый день орут, дразнят, оскорбляют и швыряют камни…

«Пророк» Аронова совершенно принципиально иной.

Мы слышим не гневную или горькую жалобу пророка, а глас народа. Никакого «я» тут нет вообще. Только мы, общество.

А мы и вправду были рады…
Но в наше заходя село…

Да уж. Очень были рады. Улыбались, ласково глядели, камнями не швырялись.

Но, в наше заходя село,
Он жил без хлеба и пощады.

Аронов в своём «Пророке» сказал о нас больше, чем Пушкин и Лермонтов в своих. Хотя они великие, а он — никто.

★★★

Он мог бы в 1960-х погнаться за славой в Лужники, в Политехнический — туда, где в те годы стихи собирали больше народу, чем сегодня знаменитые рок-, поп- и прочие группы.

Но, вместо того чтоб царить на эстрадах и стадионах, он десятки лет сидел в прокуренной комнатушке «Московского комсомольца», писал хорошие советские очерки о хороших советских людях и делал к хорошим фотографиям чудесные подписи в стихах.

С 1966-го он честно и неустанно тянул газетную лямку, он исполнял эту подёнщину прекрасным живым и тёплым русским языком…

Невозможно было понять, зачем он это делает. Зачем тратит Божий дар на газету, которую утром прочли, днем завернули селёдку, вечером выбросили…

А ещё газеты клеили под обои. Десятки тысяч московских квартир (в которых вы живёте, по бедности и лени не делая ремонта) несут невидимые вам, но живущие в стенах и, быть может, охраняющие вас строки Александра Аронова.

…Чуть не каждый день он высовывал голову из кабинетика: «Иди сюда». Это значило, что есть новое стихотворение.

Почти 40 лет я храню автографы нескольких стихов, которые родились у меня на глазах. Почерк у Аронова был корявый, а язык — идеальный.

Стихи не стареют и не умирают. Даже если они, казалось бы, написаны «по случаю».

Читаешь иногда за столом в какой-нибудь компании его стихи. То под Москвой, то в Париже, в Михайловском, в Ереване… И всегда реакция одна и та же: общий восторг и общий вопрос: «Кто автор?!!»

Хотел назвать этот текст «БЕЗЫМЯННАЯ ЗВЕЗДА». Но какая же она безымянная, когда у неё есть имя и фамилия: Александр Аронов.

Он жил без хлеба и пощады. Часто пил водку. Как, впрочем, и те гении.

 

В этом году поэту Александру Аронову исполнилось бы 80 лет. Памяти поэта "МК" объявляет Год поэзии и познакомит читателей с творчеством замечательного автора. В первом выпуске Александр Минкин читает удивительное стихотворение — "Пророк".



Партнеры