Одинокий волк

Тюрьмы придуманы для тела. Дух остаётся свободным (хоть бы и в ореховой скорлупе)...

30 января 2014 в 20:09, просмотров: 42834
Одинокий волк
фото: Александр Астафьев

Стихотворения Аронова часто начинаются с середины (если можно так сказать). Такое впечатление, что у поэта шёл с кем-то важный разговор: были тяжёлые сомнения, внезапные догадки… И стихотворение начинается с полуслова.

Если просто и сразу сказать: «Нет свободы!» — это же какой-то лозунг, митинг: «Вперёд! Даёшь!»… Это драка; мыслям места нету.

А фраза «И нет свободы» (лучше бы она начиналась с отточия) говорит, что перед тем были долгие размышления, незаконченные споры.

С кем спорит, с кем мысленно говорит поэт? Часто — с Богом, иногда — с царём, бывает — со смертью… Да хоть с Шекспиром.

…Есть в «Гамлете» знаменитое место. Принц говорит: «Дания — тюрьма!». Придворные шакалы испуганно удивляются: «Что вы, принц! Как можно?!». Вот перевод Пастернака:

ГАМЛЕТ. Дания — тюрьма.

РОЗЕНКРАНЦ. Тогда весь мир — тюрьма.

ГАМЛЕТ. И притом образцовая, со множеством арестантских, темниц и подземелий, из которых Дания — наихудшее.

РОЗЕНКРАНЦ. Мы не согласны, принц.

ГАМЛЕТ. Значит, для вас она не тюрьма, ибо сами по себе вещи не бывают ни хорошими, ни дурными, а только в нашей оценке. Для меня она тюрьма.

РОЗЕНКРАНЦ. Значит, тюрьмой делает её ваше честолюбие. (Он намекает, будто принцу не терпится стать королём. — А.М.)

ГАМЛЕТ. О боже! Заключите меня в скорлупу ореха, и я буду чувствовать себя повелителем бесконечности.

Да, тюрьмы придуманы для тела. Дух остаётся свободным (хоть бы и в ореховой скорлупе). Сколько потрясающих книг, сколько великих открытий было сделано в ссылке, в тюрьме, в шарашке…

…Звери ничего этого не понимают. Или — клетка, или — свобода.

Степной волк — абсолютно свободен. Бескрайняя степь (в нашем понимании) — почти синоним бесконечности… Но поэты мыслят иначе, чем люди. Поэтам что-то открывается…

ВОЛК

И нет свободы. И Волк в степи
Просто на самой большой цепи.
И когда он глядит в свою степь,
И садится выть на луну,
На что он жалуется — на цепь?
Или на её длину?

Перечитайте вслух. И ещё раз перечитайте (тут всего-то шесть строк). И где-то со второго или третьего раза (а если повезёт — то и с первого) вам покажется, что этот Волк — вы, и вам откроется бесконечная глубина шедевра.

 

Смотрите видео по теме: «Памяти поэта Аронова: "Волк"»
01:27

__________________________________

«Писатели — пророки». Литературный вечер Александра Минкина в клубе «Гнездо Глухаря» 27 февраля. Цветной бульвар, 30; телефон: 8(495) 699-33-99.



Партнеры