Олимпийские игры «Золотого орла»

Победа «Легенды №17» как дух времени

30.01.2014 в 16:27, просмотров: 3891

Решение замаскировать двенадцатую церемонию вручения кинопремии «Золотой орел» под Олимпийские игры в Сочи — несмотря на кажущуюся очевидность — стоит признать одним из самых удачных за всю историю премии. Особенно учитывая итоговый триумф вольного байопика Валерия Харламова «Легенда №17», взявшего шесть наград, включая приз за лучший фильм. Такого единения духа и времени, когда в одной церемонии в равных пропорциях смешиваются государственные интересы и выбор народа, может, не случится уже никогда.

Олимпийские игры «Золотого орла»
фото: Геннадий Авраменко

Сцена на время церемонии превратилась в настоящий ледовый дворец. На заднем плане расположились профессиональные болельщики, из разноцветных кусочков картона составлявшие живые панно с названием фильмов-номинантов. Слева — на месте ведущего — спортивный комментатор Дмитрий Губерниев.

Если декорации — трибуна, то сцена, стало быть, каток. На нем весь вечер с переменным успехом демонстрировали то одиночное, то парное катание. Как это сделали, например, Анастасия Заворотнюк и Дмитрий Чернышев, вместе вручавшие награды за лучшую работу оператора (Максим Осадчий, «Сталинград») и за монтаж (Максим Смирнов, Петр Зеленов, «Легенда №17»).

Смотрите фоторепортаж по теме: Кинопремия "Золотой орел"
44 фото

Другие, напротив, устраивали мастер-класс по хоккею с шайбой. В роли мастера выступил Вячеслав Фетисов, объявивший победителя в номинации лучший неигровой фильм («Африка: кровь и красота» Сергея Ястржембского). А в роли шайбы — явно домашняя заготовка, шутка, запущенная в зал некогда известным государственным деятелем, а ныне начинающим документалистом, получившим первую кинонаграду в карьере:

— Уникальный случай: «Орел» приземлился в гнезде ястреба!

После чего Ястржембский объявил полученный приз авансом и пообещал его отработать сполна.

«Золотой орел» по традиции приземлился в первом павильоне «Мосфильма» — киностудии, которая буквально на следующий день отметила 90-летие. По сравнению с государственным значением грядущих Олимпийских игр — событие рядовое. Но для российского кино — одно из ключевых. Конечно, в адрес «Мосфильма» были сказаны отдельные слова. А его генеральному директору Карену Шахназарову поручили вручить «Орла» в одной из самых престижных номинаций — «Лучший режиссер» (Александр Велединский, «Географ глобус пропил»). Но юбилей киностудии, который в любой другой год вполне мог бы стать ключевым событием, так и остался одним из эпизодов.

Первым делом в этот вечер был спорт, а не кино. Что тоже вполне отвечало духу времени.

Таким же отдельным — но куда более ярким — эпизодом стало награждение Георгия Данелии специальным «Золотым орлом». Вручать его вышел Никита Михалков. Он же и произнес формулировку:

— За неувядаемый талант, за мужество, за бесстрашие поменять жанр и вступить на другое поле, на котором ты раньше не участвовал в битвах, и победу там.

Данелия пришел не просто так, а в качестве одного из номинантов на главный приз — как режиссер мультипликационного ремейка своего культового фильма «Ку! Кин-дза-дза». Об этом другом поле боя — анимации — и говорил Михалков, вручая приз своему первому учителю в кино.

Георгий Николаевич был на редкость многословен и, как всегда, очень радушен. Поименно поблагодарил всех, кто помогал ему в работе над фильмом. Признался, что впервые за долгое время посмотрел новое российское кино:

— Обычно я только спорт включаю дома по телевизору.

Смотрел Данелия фильмы своих коллег по номинации: «Горько!», «Сталинград», «Географ глобус пропил» и «Легенду №17». И остался ими очень доволен:

— Судя по тому, что я увидел, российское кино живо!

В первом павильоне «Мосфильма» то и дело сверкали звезды «Оттепели»: Анна Чиповская стала одной из соведущих церемонии, Валерий Тодоровский вручал приз за лучший сценарий (Николай Куликов и Михаил Местецкий, «Легенда №17»), а Виктория Исакова расположилась на зрительской трибуне. Но так как сам сериал не был представлен ни в одной из категорий, академики с чистой совестью отдали практически все теленаграды эпической экранизации Сергея Урсуляка «Жизнь и судьба».

Следующим из профессиональных спортсменов на сцене появился боксер Александр Поветкин, вручавший награду за лучшую женскую роль. Объявляя его, Дмитрий Губерниев вошел в такой экстаз, будто российская сборная по биатлону только что выиграла эстафету. Правда, российский супертяж на первом в своей жизни огневом рубеже все-таки сделал один промах. То ли Поветкин чувствовал себя скользко, то ли мир спорта и мир кино не так близки друг другу, как того хотелось организаторам, но в устах Русского витязя фамилия актрисы-победительницы Елены Лядовой превратилась в Елену Ледовую. (Зато получилось созвучно «ледовому дворцу».) Актриса, принимая награду, еще раз подтвердила свой высокий класс. Молниеносно и изящно, как кошка коготки, выпустив наружу те самые интонации жены географа, пропившего глобус, за которые только что получила приз. Не уронив женственность, укрытую синим бархатом платья в пол, дерзко, но кокетливо произнесла:

— Спасибо, парни!

И пожелала всем приятного вечера.

Приятным вечер был для кого угодно, но только не для создателей фильма «Горько!» Сделав самый необычный, смелый, умный и эмоциональный фильм года, режиссер Жора Крыжовников и его команда остались вовсе без наград.

Здесь на первый план выходит то, в чем кино еще далеко до спорта, — объективность.

В многословной церемонии, растянувшейся на три часа, наверное, был только один человек, который мог по-настоящему разделить с ними горечь поражения. Несмотря на все усилия, потраченные сначала на то, чтобы привлечь внимание продюсеров, потом — чтобы справиться с ролью Харламова, Данила Козловский (он был номинирован в паре с Олегом Меньшиковым) уступил награду за лучшую мужскую роль Константину Хабенскому («Географ глобус пропил»). Поражение особенно обидное на фоне вала наград, который с легкостью собрали коллеги Козловского по фильму в других номинациях.

Победа «Легенды №17» вышла такой, какой и должны быть спортивные победы: яркой и убедительной. В фильме Николая Лебедева действительно в одинаковых пропорциях смешались технологическая мощь, ремесленное мастерство, ясность высказывания и, как следствие, внушительный зрительский успех. Да и сама премия, если исходить из того, что ее задача — зафиксировать настоящее (которое не что иное, как ускользающее прошлое), со своей задачей на этот раз вполне справилась.

Гораздо важнее, что в зале вместе с ними впервые за долгое время присутствовали те, кому принадлежит кино будущего. Не страшно, что сегодня они остались без наград.

Будущее и принадлежит тем, кому ничего не страшно.