«Оттепель» Ларисы Ивановны

Актриса Малеванная: «Я вдруг поняла, что многим людям не хватило детства: вот такой бабушки, доброты родителей, которые были вечно заняты на работе»

21 января 2014 в 17:57, просмотров: 7672

Глядя на актрису Ларису Малеванную, не веришь, что 22 января ей стукнет 75. Звезда кино эпохи СССР («Интердевочка», «Анкор, еще анкор!», «Единственная») и сейчас востребована — за год снимается в нескольких фильмах. Ее приглашают и в кассовые рекордсмены — «Адмиралъ», «Дом», и в яркие сериалы — «Идиот», «Апостол». Появление Ларисы Ивановны в сериале «Оттепель» Валерия Тодоровского в роли Зои Александровны — бабушки Марьяны и Санчи — добавило этой вроде бы легкой истории глубины, объема и мелодраматичности — в лучшем смысле этого слова.

«Оттепель» Ларисы Ивановны
«Видримасгор, или История моего космоса» (2009). Фото из личного архива.

«До сих пор учусь прощать»

— Поздравляю с новым успехом — ваша бабушка в фильме «Оттепель» чудесна!

— Я долго не могла понять, почему зритель так полюбил мою героиню. Мы-то любим себя за сложные работы: нам хочется покопаться в характере персонажа, в чем-то разобраться... А зрителю нравятся роли, где мы просто хорошие. Моя героиня из «Оттепели» именно такая — добрая. И я вдруг поняла, что многим людям не хватило детства: вот такой бабушки, доброты родителей, которые были вечно заняты на работе. Поэтому моя бабушка воспринимается с такой теплотой.

— Сценарий «Оттепели» вам сразу понравился?

— Сценарий-то мне понравился, но я увидела, что роли бабушки фактически нет. Она там появлялась лишь в нескольких эпизодах. Но поскольку картину снял Валерий Тодоровский, сын моего самого любимого режиссера, Петра Ефимовича Тодоровского, у которого я снималась в «Интердевочке» и «Анкоре», я согласилась. Знала, что Валерий «сделает» мне роль, так оно и получилось. Где-то додумали, где-то прибавили, где-то переосмыслили...

— Ваша героиня — сама доброта. Она принимает внука-гея и некстати забеременевшую внучку. Вы обладаете такой силой прощения?

— К сожалению, нет. Умение прощать к моим достоинствам не относится, я всю жизнь этому учусь. Я очень категоричная и обидчивая. Может, высшие силы поэтому и послали мне роль такой бабушки? Я не знаю, приняла бы я сына или внука-гея. Когда один мой партнер по сцене узнал, что его сын — нетрадиционной ориентации, он страшно страдал: будучи всегда жестким, тогда он чуть не плакал.

— А ваши бабушки вам многое прощали?

— Мои бабушки были такие же, как героиня «Оттепели». Они были верующие и жили по заповедям Библии. Честно, чисто, в отличие от их мужей, которые пьянствовали и дебоширили. Мужчины у нас в роду все пьющие, а женщины — потрясающие. Мне было чему поучиться и у моей мамы.

— Когда ваш сын взрослел, вы пытались как-то направить его в жизни?

— Когда он был мальчишкой, мы очень дружили. И тяжелый переходный возраст тоже благополучно перешагнули. А потом начались «терки», какие-то поступки сына меня ужасали. Первый раз тайком с приятелем они слили из бутылки остатки водки и выпили. «Куда водка подевалась?» — спрашиваю. — «А мы с другом гитару протирали». Тогда я страшно возмущалась, а сейчас думаю: «Боже мой, да слава богу, что ребенок эту клятую водку дома попробовал, а не в подъезде». Надо было посмеяться, а я устроила скандал. Сколько ошибок сделано! К детям надо быть терпимее. Но мой сын, слава богу, не пьет. И сейчас мы опять друзья. Потому что он сам давно отец и даже уже стал дедом. А я прабабушка, моей правнучке шесть лет.

Фото из личного архива.

«Хорошо, что «Оттепель» — не про бандитов»

— Вы потрясающе выглядите! А молодые актрисы сейчас позволяют себе порой появляться на людях как попало. Даже на съемки иногда с грязной головой приходят.

— Спасибо за комплимент! Скажем так: нужно быть умытой, причесанной, чисто одетой. Вот наши кинодивы 50–60-х годов, конечно, ходили во всей красе. Шиньоны, ярко накрашенные губы, туалеты с блестками. Мне это не близко. Но приходить на съемки как попало... Хотя недавно в Киеве я играла актрису, которая находится в старческом маразме. И я специально не помыла голову, ведь эту женщину, по сценарию, нашли без сознания в парке, она должна быть неухоженной.

— Одна пожилая актриса призналась мне, что даже в булочную без макияжа не выходит...

— Татьяна Пилецкая! Она и мне это говорила. Молодец! Но я, если честно, ленюсь ходить в магазин и полчаса перед этим краситься.

— У вас есть личные секреты, как держать форму?

— У меня есть весы, на которые я встаю каждое утро. Год назад мне сделали серьезную операцию на легких, после которой я снялась у Андрея Прошкина в фильме «Чарли» (там у меня большая роль) и вдобавок заболела бронхитом. Пролежала в больнице три недели и похудела на 12 килограммов. Это было ужасно, думала: «Вот и конец!». Потом восстановилась с помощью нетрадиционной медицины и снова набрала 9 килограммов. Еще три добирать не хочу, поэтому стараюсь не переедать. А аппетит у меня прекрасный! И хотя врачи советуют ни в чем себе не отказывать, стараюсь держать форму. Тем не менее обожаю поесть блинчиков и пирожков собственного изготовления. Эта еда напоминает детство и бабушек, которые меня баловали.

— Вам легко работать с молодыми актерами или есть разница между ними и воспитанниками «старой школы»?

— Для меня разницы между хорошими актерами нынешних и прошлых времен просто нет. Но есть разница между артистами и халтурщиками, которые как бабочки порхают по площадкам и мнят себя звездами. Но это бывает не так часто — когда режиссер позволяет. В «Оттепели» я снималась с Аней Чиповской, у нас одна школа — русская психологическая. Она ученица Олега Табакова, который вообще не выпускает плохих артистов. Замечательная партнерша, с ней было легко — я чувствовала на площадке, что она моя внучка. И Вика Исакова — отличная партнерша, я рада, что она получила роль в этом фильме, потому что до этого мы снялись в картине на Украине, которая нам обеим не очень понравилась. Там был бедноватый сценарий, я посмотрела, расстроилась: «Викуся, и куда это мы с вами влипли в прошлый раз?».

— Когда вы посмотрели «Оттепель», не разочаровались? Атмосфера сериала похожа на то время?

— Знаю, что картина нравится не всем. Некоторые кинематографисты ворчат и возмущаются: «Что такое? Фильм называется «Оттепель», а про оттепель там ничего и нет. Гагарин в космос полетел, было еще много разных событий, а нам ничего не показали». А Валерий и не собирался об этом говорить, он снял фильм о кинематографистах. Спасибо, что не о бандитах! Почему про бандитов, уголовников, ворюг — можно, а про кинематографистов — нельзя? Мне картина нравится, думаю, и зритель смотрел с удовольствием.

«Адмиралъ» (2009).

«Эдит Пиаф тоже ходила на панель»

— Расскажите о съемках в «Интердевочке». Видели ли вы до этого живых путан?

— Видела лишь издали, как они стоят «на панели». Как-то на встрече со зрителями одна рассерженная дама прислала мне записку: была возмущена, что Петр Тодоровский с сочувствием относится к «этим мерзким женщинам» и что я говорю о них без презрения. На что я ответила: «Вот этим Тодоровский отличается от вас. Мы непримиримы к проституткам, мы их ненавидим и презираем. А Тодоровский сострадает даже им, потому что в своем фильме хотел понять, почему женщины становятся на такой путь. А может, общество перед ними немножко виновато? А может, наша власть?».

Есть же разные случаи. Не понимаю, когда женщина становится на такой путь из-за распущенности и тяге к прелюбодеянию. Но, будучи совсем молодой, Эдит Пиаф вышла на панель, потому что ей не на что было похоронить только что умершего ребенка. Есть девочки, живущие в семьях алкоголиков, и в 12–13 лет норовят убежать куда угодно, даже на панель. И лучше этот ад, чем тот, который у них дома. Это ужасно, но я могу их понять. Работали над фильмом мы увлеченно, Петр Ефимович всегда любил актеров и смотрел на каждого с таким восхищением, что у нас крылья вырастали. Это и называется «радость творчества». Я всем говорю, что не люблю муки творчества, а люблю радость творчества!

«Интердевочка» (1989).

— Когда Тодоровского не стало, как вы это пережили?

— Мы были к этому готовы, ведь Петру Ефимовичу было много лет. Я не люблю жить прошлым, а в тот день все вспомнилось, всколыхнулось... Но я верующий человек и знаю, что душа живет вечно. Поэтому верю, что с Петром Ефимовичем мы встретимся — дай бог, еще не скоро.

С Петром Тодоровским, после премьеры фильма «Анкор, еще анкор!»(1992). Фото из личного архива.

«БДТ так и не стал родным»

— Вы ушли из БДТ и стали преподавать. Сейчас у вас много учеников?

— Я преподавала актерское мастерство в Академии молодых певцов Мариинского театра: поют они все замечательно, а по моей части хромали. В 2007 году я ушла из БДТ, а недавно приняла решение не сниматься в кино. Но как только покинула театр, косяком пошли предложения. С кино случилось то же самое. После ухода из БДТ мне предложили сыграть «Странную миссис Сэвидж» в Красноярском театре, где я когда-то начинала. Потом меня позвали в Молодежный театр в Краснодар — и я к нему просто прикипела. Теперь это мой самый любимый театр, я в нем поставила три спектакля (по образованию я не актриса, а режиссер). Ребята очень любят мои постановки, всегда меня ждут, и я к ним рвусь.

— Почему покинули БДТ?

— Отношения со всеми партнерами были хорошие, но я чувствовала себя там сироткой. Десятилетиями сидела без ролей, чуть ли не до полной утраты веры в себя. И когда ушла, вздохнула с облегчением, БДТ так и не стал мне родным.

— Надеюсь, вы передумали по поводу съемок в кино?

— Когда после съемок у Андрея Прошкина я лежала, теряя вес, в больнице с жесточайшим бронхитом, позвонила девочка и сообщила, что Вера Глаголева хочет предложить мне роль. Я сказала, что с уважением отношусь к Вере, но как раз вчера дала себе слово, что завязываю с кино. Она ответила: «Вот сниметесь у нас, а потом завязывайте сколько хотите». Оказалось, что это «Месяц в деревне» Тургенева. Так как сейчас такие фильмы практически не снимают, отказаться я не смогла. И решила, что это последняя роль. Потом позвонили из Киева, предложили сериал «Скорая помощь». Я поначалу тоже отказалась. Но когда мне рассказали про роль пожилой актрисы в маразме, я в нее вцепилась. Попросила сценарий, прочитала и подумала: «Боже мой! Наши тоже умеют». Потом, правда, оказалось, что это американцы. Украинцы купили сценарий «Скорой помощи» с Джорджем Клуни, адаптировали для наших реалий, но все равно получилось классно.

«Дом» (2011).

«У меня беда с квартирой»

— Вы живете одна...

— И очень неплохо себя чувствую! В молодости я редко слышала комплименты по поводу внешности, а сейчас мне часто говорят, какая я красивая. И признаются: «А вы знаете, как я в вас был влюблен?!». Боже мой, в то время бы сказали, когда мне было одиноко. А сейчас у меня есть семья: сын, внуки, правнучка. Мы прекрасно ладим, хоть прошли долгий путь к взаимопониманию. Правда, сказать, что все идеально, нельзя, да и так ведь не бывает. У нас всех есть и достоинства, и недостатки, и мы царапаем друг друга, но это и есть жизнь!

— Не жалеете о расставаниях со своими мужчинами?

— Нет, не жалею. Говорят, что нужно уметь прощать. Но смотря что и смотря сколько. Браки совершаются на небесах, но не все они рассчитаны на долгие годы. Говорят же, что супруги — учителя друг друга. Моя мама в 43 умерла, надорвавшись от тяжелой жизни с отцом и такой тяжелой «учебы». Кто-то живет вместе два года, кто-то 25, а потом один из супругов находит свою истинную любовь и уходит. А иногда браки рассчитаны на 250 лет. Люди в этой жизни прожили, как голуби, и встречаются в следующей жизни. И снова будут жить и рожать счастливых и красивых детей.

— Какой подарок вы хотели бы получить на юбилей?

— У меня беда с квартирой, в ней холодно. Ведь за наш дом когда-то шла настоящая война. Бандиты собирались снести его часть, чтоб что-то свое построить. И сделали даже липовую экспертизу, чтоб дом признали аварийным. Мы боролись и выиграли, затею бандиты оставили, но часть дома аварийной все же сделали: выбили окна, вывезли батареи, обрушили балконы. Потом эту часть у них кто-то купил, но не восстановил. А я мерзну в своей квартире, ведь стена, примыкающая к кухне и комнате, ледяная. Думаю: «Господи, вместо навороченных букетов и телеграмм с комплиментами от руководителей города забрали бы у меня эту квартиру и переселили в хорошую. Или заставили бы новых владельцев отремонтировать наконец-то злосчастный дом». Я и рвусь из Питера то в Одессу, то в Киев, то в Краснодар. Потому что мне там тепло, радостно и хорошо.

Санкт-Петербург.



Партнеры