Особенности национального браконьерства

В первой декаде февраля 2010 года в лесных угодьях Московской области имели место два происшествия с похожими сценариями

25 декабря 2013 в 13:44, просмотров: 1156

Они случились 6 февраля — в один и тот же день, но в разных районах Подмосковья: Зарайском и Дмитровском. Во время планового рейда районные охотинспекторы Андрей Григорьев и Александр Довыденко задержали в момент браконьерской охоты нарушителей в период, когда охота на животных запрещена.

Особенности национального браконьерства
фото: Геннадий Черкасов

Охотинспектор Андрей Григорьев в районе воспроизводственного участка №2 у деревни Потлово встал на пути группы вооруженных браконьеров на снегоходах, застреливших беременную косулю и лисицу. В тот же день по необъяснимому стечению обстоятельств в Дмитровском районе охотовед Александр Довыденко во время планового рейда в окрестностях деревни Высоково столкнулся с вооруженными любителями запрещенной охоты. Преступники перевозили двух убитых ими лосей на санях, прикрепленных к снегоходам.

Оба охотинспектора во время исполнения служебного долга рисковали своими жизнями: были сбиты снегоходами и получили травмы — этому есть свидетели и документы медэкспертизы. Однако по данным фактам уголовные дела в отношении нарушителей так и не были возбуждены.

Дальнейшие события разворачивались совсем по другому, известному многим, российскому сценарию, потому что охотоведы столкнулись с «непростыми» охотниками. Как выяснилось, задержанные правонарушители имели чины, погоны и административный ресурс. Они сознательно пренебрегли законом в азартной утехе с природой. Они были из тех, кто скрывается в тонированных внедорожниках и фургонах, ловят в прицел животное с борта вертолета, убежденные в своей безнаказанности.

Те самые лоси, убийц которых остановил Александр Довыденко. Фото: СЪЕМКА МВД

Браконьеры, промышлявшие в заповеднике Зарайского района, полностью избежали ответственности. Следствие сочло их «неустановленными лицами», несмотря на то, что их имена известны. Более того, они фигурировали в суде как потерпевшая сторона. Районного охотинспектора Андрея Григорьева, ценой своего здоровья задержавшего группу нарушителей, весной 2011 года осудили по ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий»). Мера наказания — три года условно со всеми вытекающими последствиями. Зарайск, где проходило судебное действо, кипел от негодования, когда судья Бирюков вынес охотинспектору обвинительный приговор. Человек, исполнявший закон, был объявлен вне закона. А люди, его нарушившие, признаны потерпевшими. Суд признал право браконьеров на вседозволенность. Пример суда над Григорьевым был откровенным плевком судебной системы в лицо не только защитникам природы. Это был плевок в лицо всему обществу!

Очередной плевок мы получили недавно. Развязка Дмитровского происшествия случилась 10 декабря сего года. В Дмитровском городском суде представитель власти судья Татьяна Наплекова зачитала приговор районному госохотинспектору Александру Довыденко. Вердикт суда — признать сотрудника природоохранной структуры виновным в превышении должностных полномочий (ч. 3 ст. 286 УК РФ). Мера наказания — три года условно. Охотинспектора также лишили права занимать данную должность и другие должности на государственной и муниципальной службе, менять место постоянного жительства без уведомления в течение трех лет. Сами же браконьеры от ответственности ушли полностью.

Охотинспектор Александр Довыденко.

К слову, ситуация с расследованием Дмитровского происшествия вызвала такой большой общественный резонанс, что глава СКР Александр Бастрыкин заявлял, что берет дело под личный контроль. Процесс расследования растянулся на несколько лет. За этот период сменилось 9 следователей, областная прокуратура 4 раза возвращала дело на доследование, указывая на грубые нарушения следствием норм уголовно-процессуального законодательства. Существенные недостатки, указанные областной прокуратурой, так и не были устранены.

Сторона защиты неоднократно заявляла ходатайства о приобщении к материалам дела акта осмотра места происшествия, о проведении медико-криминалистической экспертизы, изучении видеозаписи с каждым участником незаконной охоты. Они все остались без удовлетворения.

Следователям СУ СКР по МО никак не удавалось по-скорому запихнуть дело Довыденко в суд, т. к. заместитель областного прокурора Виктор Наседкин, а затем и сам областной прокурор Александр Аникин в отказных постановлениях четко указывали на явные проколы следствия (замечаниям было посвящено порядка 10 (!) страниц постановления). Отмечу лишь некоторые из них.

В частности, «в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого Александра Довыденко обстоятельства, в том числе касающиеся освещения событий преступления, существенно искажены и необъективны, не подтверждаются материалами дела», «выводы следствия об интерпретации действий Довыденко носят совершенно неконкретный и надуманный характер». «Фактические обстоятельства происшествия не указывают на явность превышения должностных полномочий со стороны Довыденко», «ненадлежащим образом проверены и оценены обстоятельства, связанные с применением Довыденко огнестрельного оружия». Руководство областной прокуратуры посчитало, что «краеугольным вопросом этого уголовного дела является проведение тщательной и всесторонней проверки обстоятельств незаконной охоты с дальнейшим решением вопроса о привлечении браконьеров к ответственности» (тщательную и всестороннюю проверку никто проводить не стал).

Охотинспектор Андрей Григорьев.

Руководство прокуратуры МО также обнаружило, что в «материалах дела отсутствуют протоколы следственных действий, процессуальных решений и другие документы, на которые ссылается следователь, связанные с отстрелом Щенниковым двух лосей двумя выстрелами и соответствием этих данных материалам ветеринарного исследования туш; со вскрытием туш лосей до момента ветеринарного исследования… отсутствием на снегоходе «Буран» на момент его осмотра крышки капота (пьяный водитель наехал на препятствие и перевернулся, получив травмы. — С.П.)… с проверкой показаний свидетелей и обвиняемых, данных по двум уголовным делам».

С уходом прокурора области Аникина и его зама нынешним летом изменилась и позиция областной прокуратуры в отношении разбирательства по делу Довыденко. Уже в августе надзорное ведомство утвердило обвинительное заключение в отношении охотинспектора (документ подписал зампрокурора Олег Монаков). Дело дошло до суда и приговора.

На протяжении нескольких лет многие центральные СМИ привлекали внимание к судьбе охотинспекторов. И, пожалуй, не придай мы этой ситуации максимальную огласку, наши герои давно бы надели полосатые пижамы и созерцали небо в клеточку.

Порой удивляешься, и откуда только при нашей жизни берутся эти Григорьевы и Довыденко, которые так и норовят отнять у «хозяев жизни» право на вседозволенность. Против кого прут и зачем они это делают? Ради высокой морали? Разве до сих пор непонятно, что государство в лице судебной структуры не защищает истину?

— В период судебного разбирательства стало очевидным одно: законы существуют для того, чтобы держать в узде народные массы. Сильные мира сего давно живут по понятиям, — поделился с нами выводами Александр Довыденко. — Но жизнь продолжается. В ней есть много простых житейских радостей: успехи детей, рождение внуков, понимание близких.

Обращение Российского охотничьего союза к президенту Путину с просьбой вмешаться в судебный процесс над Довыденко, подписанное охотниками страны, никаких результатов не дало.

В распоряжении нашей редакции есть ряд независимых экспертиз, которые свидетельствуют о невиновности Довыденко. Судья Наплекова откровенно ими пренебрегла. Мы также располагаем подробными аудиозаписями судебных заседаний по делу инспектора. Их содержание позволяет сомневаться в независимом и справедливом правосудии и, более того, может вызвать интерес в надзорном ведомстве.

Простую истину о том, что стремление к справедливости должно быть в любом человеческом обществе, — знают все. Концентрированная справедливость должна в первую очередь находиться в тех местах, где решаются человеческие судьбы, — в кабинетах у следователей, прокуроров, в залах суда. Когда справедливость исчезает, то не остается ничего, что могло бы придать ценности жизни людей. Александр Тимофеевич Довыденко вынужден сегодня отстаивать свое честное имя в высших инстанциях. Мы обязательно будем информировать читателя об этом процессе.



Партнеры