Хроника событий Россия потребовала от Интерпола арестовать Ходорковского за убийство мэра Нефтеюганска Интерпол опроверг запрос по делу Ходорковского На сайте Белого дома собирают подписи за отмену «Акта Магнитского» Генпрокуратура РФ подтвердила запрос Интерпола по делу Ходорковского Писпанен назвала вбросом информацию о запросе Интерпола по делу Ходорковского

Шансы есть? Эксперты оценили возможности России в борьбе с акционерами ЮКОСа

«Налицо стратегическая ошибка юристов»

22 июня 2015 в 18:27, просмотров: 32383

Бельгия, Франция и Австрия арестовали активы России в рамках решения третейского суда в Гааге по делу ЮКОСа. Россия сулит ответные юридические меры. «МК» опросил экспертов, насколько весомыми были претензии России по делу ЮКОСа и каких именно ответов можно ждать далее. Ведь не зря же бывшие владельцы опальной компании, требующие с России компенсацию в $50 млрд, уже не надеются исключительно на Энергетическую хартию, на основе которой были предъявлены нынешние претензии, и в понедельник подали иск против России в Высокий суд Лондона.

Шансы есть? Эксперты оценили возможности России в борьбе с акционерами ЮКОСа
фото: Александр Астафьев

Сергей Пикин, директор Фонда энергетического развития:

Гаагский арбитраж выступает в данном случае не только как чисто юридическая инстанция, но и как политически мотивированная. Очевидно, что этот спор, который ранее был фактически «поставлен на тормоза», получил огласку и продвижение именно во время санкционной войны России и Запада.

Нужно заметить, что активы ЮКОСа напрямую не перешли в государственную собственность — нужно обращаться и предъявлять претензии к конечным покупателям, а не арестовывать государственную собственность.

Напомню, что в апреле этого года «Роснефть» как основной покупатель активов ЮКОСа урегулировала судебные разбирательства с бывшими акционерами этой компании. Платить конкретно «Роснефти» ничего не нужно. Кроме того, поскольку договор об Энергетической хартии не ратифицирован Госдумой, то выносить в соответствие с этим документом какие-либо решения номинально и юридически невозможно.

Регистрация владельцев ЮКОСа на острове Мэн или на Кипре — это юридическая подмена. Они не являются иностранными инвесторами. Впрочем, опять же чисто номинально они подпадают под англосаксонское право и могут рассчитывать на защиту со стороны западных судебных органов и инстанций. Правда, как инвесторами могут являться фирмы, через которые не вкладывались, а выводились деньги, совершенно непонятно.

Акционеры ЮКОСа оспаривали налоговые требования к своей компании, а такие вопросы подпадают под оговорку договора об Энергетической хартии, исключающую разбирательства в третейском суде. Налоговые претензии — это исключительное и суверенное право государства. Влезать в такие дела ни Гаагскому суду, ни третейскому судье по сути нельзя.

Суд в Гааге признал право истцов на возмещение убытков; он заключил, что истцы не смогли доказать их размер. В самом деле — сумма в $50 млрд взята «с потолка». Сейчас бывшие активы ЮКОСа стоят гораздо дешевле.

Пока претензии можно принимать по другому решению: в июле 2014 года Европейский суд по правам человека постановил, что Россия должна выплатить бывшим акционерам ЮКОСа компенсацию в размере 1,86 млрд евро. Доказательства, что ЮКОС тогда стоил $50 млрд, были гипотетическими, и требовать компенсации по этой сумме бездоказательно.

Владимир Сергеев, член совета партнеров адвокатского бюро «Падва и партнеры», эксперт по международному праву:

— Иск иностранных акционеров в Гаагский третейский (арбитражный) суд основан на утверждении, что российские власти специально выставили налоговые претензии и организовали банкротство компании ЮКОС с целью ее экспроприации. Тем самым Россия нарушила обязательства, принятые в рамках договора об Энергетической хартии: равное и честное отношение к инвестициям и их неприкосновенность, запрет на экспроприацию без возмещения стоимости.

Наша страна подписала, но не ратифицировала этот документ — соответственно, для России он не имеет юридической силы. Но не все так просто. Оказывается, на предварительных слушаниях дела, состоявшихся за несколько лет до вынесения вердикта, стороны подписали соглашение, в котором выразили согласие на рассмотрение спора данным судом, а также предусмотрели, что спор будет разрешен в рамках договора об Энергетической хартии. Позднее Россия даже не пыталась дезавуировать или отозвать свою подпись. Налицо стратегическая ошибка юристов, представляющих Россию: отказ от передачи спора на разрешение Гаагского суда автоматически решал бы все проблемы.

Постоянная палата третейского суда (ППТС) в Гааге — самая высшая в мире инстанция по арбитражным делам. К ее услугам обращаются тогда, когда исчерпаны все возможности других международных арбитражных судов — в Стокгольме, Лондоне. В соответствии с регламентом арбитража решение является окончательным и обязательным к исполнению — уж точно на территории ЕС. В статье 81 главы «О международном третейском суде» Конвенции о мирном решении международных столкновений говорится, что «третейское решение, правильно постановленное и объявленное агентам сторон, разрешает спор окончательно и безапелляционно». Процедура обжалования вердикта ППТС настолько затруднена, что практического применения не находит. Ведь постановление о пересмотре дела должен выносить тот же состав суда, который вынес первоначальное решение. Да и найти новые, ранее неизвестные сторонам обстоятельства в деле, которое рассматривается не один год и по весьма сложной процедуре, — задача практически нерешаемая.

Читайте материал "Злоба дня. Почему не прав Ходорковский?"

Дело ЮКОСа. Хроника событий


Партнеры