Антимонопольщики Москвы снимают барьеры

«Количество жалоб от бизнеса возросло»

25 ноября 2015 в 21:16, просмотров: 3714

В России уже больше года действуют правила, облегчающие доступ субъектов малого и среднего бизнеса к закупкам госмонополий. Заместитель руководителя управления ФАС по Москве Индира Шандиева в интервью «МК» рассказала о работе ведомства в новых условиях.

 Антимонопольщики Москвы снимают барьеры
фото: Геннадий Черкасов

— Начиная с 2014 года расширился список компаний, которые должны закупать товары или услуги по требованиям закона о закупках, который предусматривает для различных госкомпаний закупки по определенным правилам. В законе прописаны сроки и обязанность госкомпаний размещать всю необходимую информацию в Интернете на конкретном сайте. Получается, что количество закупающих увеличилось, как это сказывается на работе антимонопольной службы?

— Конечно, и количество жалоб возросло. С января по октябрь этого года всего мы получили 1615 жалоб. Для примера: за весь прошлый год было 2068.

— Какого рода эти нарушения? Могли бы привести пример?

— Например, в первой половине 2015 года учреждение Роспотребнадзора объявило аукцион на изготовление и поставку бланков со специальной защитой от подделок и голографических марок. Цена вопроса немаленькая — начальная стоимость заказа составила 852 млн рублей. В московское УФАС пожаловалось ФГУП «Гознак» и пояснило, что заказчик просит самостоятельно изготовить эту продукцию, без привлечения субподрядчиков. Как выяснилось, сделано это было не случайно. Чтобы изготавливать защищенные бланки, необходимо иметь лицензию (в реестре 30 организаций имеют такие лицензии. — «МК»), а изготавливать голографические марки можно и без лицензии. Гознак рассказал, что только две организации из 30 могут делать специальные защитные знаки и одна из них — ООО «Первый печатный двор», которое стабильно выигрывает аукционы на протяжении последних восьми лет.

— В чем тогда загвоздка, если аукцион проводится и есть победитель?

— Дело в том, что во всех случаях участвовала всего одна компания, торги признавались несостоявшимися, и договор заключался с единственным участником, цена не снижалась. Получается, что из-за запрета субподряда большое количество компаний, которые в принципе могли бы сделать необходимые работы, по факту не поучаствовали. Из-за такого необоснованного ограничения количества участников мы признали Роспотребнадзор нарушившим законодательство. УФАС выдало предписание о внесении изменений в аукционную документацию, которое было исполнено. В результате стоимость заказа снизилась в 1,5 раза.

— По замыслу разработчиков, 223-ФЗ должен был облегчить доступ субъектов малого и среднего бизнеса к закупкам госмонополий. Насколько я знаю, с этим часто возникают проблемы?

— Это действительно так, и препонов хватает. В настоящее время мы пытаемся добиться, чтобы РЖД изменило условия обеспечения заявок по своим закупкам. Сейчас РЖД требует от всех, кто хочет участвовать в их закупках, предоставлять банковскую гарантию от определенных банков. Мы считаем, что нужно разрешить участникам вносить залог в форме денежных средств, чтобы малый и средний бизнес не зависел от конкретных банков и их комиссий. Я думаю, мы сможем изменить сложившуюся ситуацию, которая ограничивает возможности для бизнеса. Суды нас поддерживают в этом.

— А были претензии к структурам правительства, ГУПам и т.д.?

— Надо сказать, что правительство Москвы идет на сотрудничество с УФАС, например, власти обязали все свои госкомпании в течение нескольких дней не подписывать договоры по итогам торгов, на которые есть жалобы в ФАС, пока мы со всем не разберемся. Это свидетельствует о том, что правительство заинтересовано в эффективном проведении закупок.

Но жалобы, конечно, бывают. К примеру, у нас был арбитражный процесс с крупным представителем ВПК АО «Корпорация «Комета». Эта структура провела запрос предложений на ремонт помещений в одном из своих зданий. Однако по итогам корпорация отказалась заключать договор с победителем. Предлог оказался надуманный: заказчик заявил, что он не обязан заключать договор, поскольку объявленный им запрос предложений якобы не является торгами. Мы предписали заключить договор с победителем, т.к. их процедура по закону считается торгами, независимо от того, как они ее назовут. Руководство корпорации «Комета» не согласилось и обжаловало наше предписание в Московском арбитражном суде. Суд нас поддержал.

— Не так давно проходили конкурсы по размещению в городе киосков, торгующих прессой. Компания «Пресс-Сити» была признана победителем на первом конкурсе, ей досталось сразу 4 лота. А затем, на следующем заседании конкурсной комиссии, вскрылся факт подделки документов, представленных на конкурс этой фирмой. Индира Оразалиевна, в сложившейся ситуации нужно ли было пересмотреть результаты конкурса?

— По условиям конкурсной документации комиссия, установив факт предоставления победителем недостоверной информации, должна была отстранить его от первого конкурса. При этом документацией не регламентированы дальнейшие действия комиссии, но запрета на пересчет результатов нет.

— Как вы считаете, необходимо ли внести изменения в 223-ФЗ?

— По крайней мере в Москве уже складывается хорошая практика. Правительство Москвы самостоятельно издало постановление, по которому госкомпании не только проводят закупки по единым строгим правилам, но и вводят мораторий на заключение контракта, о котором я уже упоминала выше. Если в столице это удалось сделать для огромного количества компаний, то почему бы не внедрить такую практику и в других регионах, во всей стране?!



Партнеры