Хроника событий Увеличить цены на нефть не получится Реальная инфляция превысила официальную почти в два раза Когда умрет рубль Цены на хлеб в России оказались завышены в 10 раз В Москве начали расти цены на мороженое

«Валютные» ипотечники массово избавляются от своих квартир и становятся бомжами

Это единственное, что разрешило им сделать государство

25 января 2016 в 18:58, просмотров: 44093

Их осталось не так много. Редкий класс россиян, который вымер, когда доллар превысил отметку в 80 рублей. Они еще пытались что-то делать при 50 деревянных за у.е., опустили руки при 60. А теперь просто сидят и ждут судебных повесток и исполнительных листов от банков.

Они — это валютные ипотечники, задолжавшие кредитным учреждениям суммы, равные сегодняшней стоимости в Москве двух, а то и трех квартир. Ежемесячные выплаты основного долга и процентов по нему у большинства составляет уже порядка 150 000 рублей. Смысла держаться за квартиры больше нет...

«Валютные» ипотечники массово избавляются от своих квартир и становятся бомжами
Фото: движение валютных ипотечников.

«При нынешнем курсе, если должен 5–7 тысяч долларов, то еще, может быть, сможешь расплатиться когда-нибудь, а у тех, кто занимал сотню тысяч долларов, выхода нет», — рассказывает один из несчастных.

Как после Великой Отечественной на помойки постепенно выбрасывали костыли и протезы умерших фронтовиков — сначала их было мало, потом все больше и больше, и вот уже все дворовые мусорки были переполнены этими свидетельствами войны, — так и на сегодняшний рынок недвижимости теперь «выбрасываются» квартиры валютных ипотечников. Печальные свидетели глубокого финансового кризиса. Их все больше и больше.

«Я сама нашла покупателей на свою квартиру. Договорилась с кредитной комиссией в индивидуальном порядке о том, что ее снимут из-под залога, чтобы можно было совершить сделку, — рассказывает 37-летняя Елена. — За два часа оформили продажу. На эти деньги я сразу расквиталась с банком — так как большую часть моего кредита на 25 лет занимали бы проценты, а так я рассчиталась по обязательствам хотя бы без них. И все — теперь я бомж».

Любовно отделанные, с евроремонтом, уютные гнездышки для себя и детей — сегодня это бросовый товар, и чем быстрее его купят, тем большая вероятность, что удастся быть в расчете с банкирами на более-менее приемлемых условиях. Ведь и цены на недвижимость тоже падают, увы...

«Я пыталась спасти то, что было моей основой. Дом. Гнездо. Дом, как беззвучно ты плакал, когда последние две недели я мародерствовала. Сначала в большую машину, ночью, мы вынесли старинный дубовый книжный шкаф, на котором любил спать кот Вася, книги, комод, кровать... Вот и нет больше уютной кухни в Царицыне, на которой так плясали закаты. Нет спальни. Нет зала с уютным рыжим диваном. Первую ночь я ночевала в новой, чужой, холодной съемной квартире. А потом пошла за цветами и отдать ключи новым хозяевам в свое разоренное гнездо. Смела горы мусора, стала мыть пол. «Не надо мыть, не трать силы, сейчас люди заедут, натопчут, и все равно придется мыть снова», — пытался образумить меня друг. «Это не им надо, это надо мне — я взялась за тряпку и мыла свою опустошенную кухню и рыдала без звука», — это не цитата из сентиментального женского романа, а реальный дневник валютной ипотечницы Ирины, размещенный в Интернете.

40-летней Ирине пришлось расстаться со своим жильем, к которому она так привыкла, в котором прожила почти 10 лет. «Просто потому, что бороться не было больше сил, — объясняет она мне. — Опустошение — вот что я почувствовала. Зачем что-то делать, если курс доллара все равно не победить?» — сейчас, спустя два месяца после переезда, Ирина говорит, что ее жизнь потихоньку налаживается. На разницу между тем, что удалось выручить за жилье, и отданным банку долгом она приценилась к небольшой квартирке в ближнем Подмосковье. Уже за наличные.

«Это был не просто удар по нам как валютным заемщикам. Это был сокрушительный конец так называемой американской мечте: твой дом — твоя крепость, ты сам смог его построить» — так прокомментировал прошлогодние слова Путина о том, что валютчики сами виноваты и государство помогать им в сложившейся ситуации не намерено, собрат Ирины по несчастью, 35-летний Илья. Его зарплата за последние полгода уменьшилась на 30 процентов. Остаток кредита за квартиру составляет около 80 тысяч долларов. Сколько это в рублях? Утром одна сумма. Вечером уже другая. «Я бегу в два раза быстрее, плачу-плачу-плачу, но при этом не только остаюсь на месте, но и откатываюсь назад».

Удивительно, но наши сограждане почему-то чаще злорадствуют, глядя на мытарства валютных ипотечников. Как будто одолжили им свои собственные деньги! «А, сами виноваты, дескать, хотели выгоды — а что получили?» — когда я это слышу, сразу хочется с кем-нибудь подраться, — продолжает Илья. — Потому что напрасно объяснять, что нам просто не давали другие кредиты в 2008–2009-х годах. А квартиру хотелось, да, потому что мы тоже живые люди — и хотим жить здесь и сейчас!»

Голодали, умоляли государство помочь, устраивали одиночные пикеты на Красной площади весь прошлый год: «Мы не рабы валютной ипотеки!» А толку? На фоне тонущего корабля мучения валютчиков кажутся каплей в море.

«Последние из могикан» дали о себе знать 20 января, когда курс доллара перешагнул историческую отметку в 81 рубль. Тогда возле офисов двух крупнейших российских банков собрались несколько сотен валютных ипотечников. Они требовали немедленного проведения переговоров на предмет индивидуальных условий для реструктуризации долга, требовали не отнимать их жилье, потому что у многих оно — единственное, требовали отозвать иски банков из судов и исполнительные листы.

В другом банке народ вообще приковал себя наручниками в операционном зале. К ним попытались еще прорваться единомышленники, но тех заблокировала охрана.

«На нашу просьбу связаться с руководством банка нам ответили, что генеральный директор отдыхает в Париже», — рассказывает заемщица Ольга.

Да, сытый голодного не разумеет. Но есть в этой банковской эпопее и те, кто не сдался, а держится за свое единственное выстраданное жилье до последнего. Та же Ольга не платит банку уже с сентября прошлого года. Просто нечем. Ее долг на сегодня составляет 136 тысяч долларов. Стоимость ипотечной квартиры, таким образом, переваливает за десять миллионов. Притом что, по оценке риелторов, при самом хорошем раскладе ее купят за 5500.

Единственная хорошая новость пока что заключается в том, что с валютчиков, которые с трудностями, но все-таки продают свое жилье, теперь не будут взимать налог с так называемого дохода. Он возник в результате того, что некоторым из них при пересчете долларов на рубли банк простил часть долга. В ходе заседания Совета при Президенте Российской Федерации еще в конце прошлого года депутату Елене Николаевой удалось лично доложить об этой проблеме Путину. Что люди после всех мытарств должны еще отдать 13% «прощенной суммы» государству — так как налоговики трактовали невыплаченную часть долга банку как материальную выгоду ипотечников. «Очевидно, что заемщик, оказавшийся в сложной жизненной ситуации, не в состоянии выполнить свои финансовые обязательства и тем более не сможет нести установленное действующим законодательством налоговое бремя», — объяснила Елена Николаева.

Ее аргументация оказалась понятной президенту. И с середины января эта «послабляющая» поправка вступила в законную силу. Вот только квартиры ипотечникам она, увы, не вернет.

Кстати, как прогнозируют финансовые аналитики, примерно четверть и рублевых ипотечников, чьи доходы и зарплаты резко снизились из-за финансового кризиса, уже в 2016 году испытают большие трудности с возвратом банковского кредита.

А дальше по накатанной — вслед за собратьями по несчастью...

МЕЖДУ ТЕМ

По данным ЦБ РФ, за 11 месяцев 2015 года в стране было выдано 86 валютных ипотечных кредитов на общую сумму 2,9 млрд рублей. При этом в 2014 году россияне взяли в банках в тот же период 708 ипотечных займов в валюте на 8,5 млрд рублей.

Средняя ставка по выданным с начала года кредитам в иностранной валюте составляла 9,84%. Ставка по рублевым ипотечным кредитам в некоторых крупных банках упала с 14,5% до 11,4% годовых. Просрочка по ипотечным кредитам выросла на 38,37% и составляет 23,721 миллиарда рублей.

В ноябре 2015 года лишь один россиянин взял в банке ипотечный жилищный кредит в иностранной валюте. В декабре подобных договоров не было заключено вообще.

Рост цен и падение рубля. Хроника событий


Партнеры