Хроника событий 72 водителя в Тверской области временно станут пешеходами Снова ржевитяне попали в криминальную сводку Тверской области за угоны Эксперт усомнился в возможности Австрии смягчить антироссийские санкции Житель Тверской области "пригрел" в гостях вора За кражу пиломатериалов жителю Кировского района грозит до 5 лет тюрьмы

Делайте ваши ставки: как центробанки манипулируют уровнем инфляции и курсами валют

8 августа 2017 в 16:11, просмотров: 7113

Один из важнейших инструментов, находящихся в руках у центробанков, — учетные (или ключевые) ставки. Фактически они задают цену денег в той или иной стране, поэтому за ними с неослабевающим вниманием следят не только профессиональные участники финансовых рынков, но и обычные граждане. Понятно, что понижение или повышение ставок Банком России влияет на жизнь россиян. Но влияет на нее также и то, что происходит с учетными ставками центробанков других стран — особенно США и Евросоюза. Ставки своего ЦБ определяют дешевизну или дороговизну кредитов, проценты на банковские вклады. Ставки ведущих зарубежных центробанков влияют на курсы иностранной валюты по отношению к рублю.

Делайте ваши ставки: как центробанки манипулируют уровнем инфляции и курсами валют
фото: pixabay.com

Если говорить конкретно об учетной ставке американского центробанка — Федеральной резервной системы (ФРС), то за ее движением вверх-вниз внимательно следит весь мир — ведь американская экономика по объему составляет примерно четверть мировой, а доллар является международной резервной валютой.

В канун завершившегося на последней неделе июля заседания руководящих органов ФРС США телеканал CNBC предрекал, что Федрезерв «по всей видимости, сосредоточится на низкой инфляции и оставит учетные ставки в покое». Центробанк дважды поднимал свою главную учетную ставку в этом году, и большинство аналитиков не ожидали, что он вновь поднимет ее в середине лета.

Инфляция ставит в тупик

Так оно и произошло — руководство ФРС не посчитало целесообразным повышать свою учетную ставку, от которой пляшут все процентные ставки коммерческих банков страны. И нежелание Федрезерва спешить с повышением ставки объясняется именно чрезмерно низкой инфляцией: регулятор хотел бы видеть ее на уровне 2%, но последний контрольный замер показал всего лишь 1,4% за прошедший год.

Низкая (но не слишком) инфляция — одна из двух целей, составляющих мандат Федерального резерва. Вторая — это минимальная безработица. И эта цель достигнута: нынешний уровень безработицы в США составляет всего 4,4% трудоспособного населения — даже ниже, чем в России.

А вот упорное нежелание инфляции подняться до двухпроцентного уровня ставит в тупик стратегов ФРС — это признала недавно ее председатель Джанет Йеллен. Ряд аналитиков делают из этого вывод, что американский центробанк в текущем году, возможно, уже не будет повышать свою базовую ставку. Такая перспектива нравится биржевым трейдерам — финансовые рынки отреагировали на высказывание Йеллен ростом котировок ценных бумаг.

После того как разразилась Великая рецессия, Федрезерв снизил в целях стимуляции пораженной кризисом экономики свою базовую учетную ставку до нуля и держал ее в диапазоне от 0% до 0,25% целых семь лет — с 2008 по 2015 год. Потом, когда послекризисный рост экономики США стал хоть и медленным, но стабильным, американский регулятор начал осторожно — порциями по 0,25% — повышать учетную ставку: в декабре 2015 года, потом в декабре 2016-го, потом в марте и июне 2017-го. В итоге нынешняя ставка ФРС находится в диапазоне от 1 до 1,25%.

Далее Федеральный резерв просигнализировал о своем намерении повысить ставки три раза в 2017 году, и дальше — больше: регулятор исходил из того, что безработица стала устойчиво низкой, и если не сделать деньги «более дорогими» — то есть не повысить базовую учетную ставку со всеми вытекающими последствиями по всей кредитно-финансовой цепочке, — то это может привести к высокой инфляции. Но инфляция, к недоумению ФРС, продолжает вопреки всем законам экономики оставаться на низком уровне, и это заставило руководство американского центробанка задуматься: а надо ли повышать ставку в умеренном темпе или перейти на медленный?

Выступая недавно в Конгрессе США, Джанет Йеллен не исключила возможности еще одного повышения учетной ставки в этом году. Однако Чикагская товарно-сырьевая биржа оценивает вероятность этого менее чем в 50%. Иначе говоря, повышения в этом году особо ожидать не следует — если только не произойдет какое-то резкое изменение сегодняшних тенденций, влияющих на ставку ФРС. Ну, например, рост американского ВВП вдруг выйдет из диапазона 2–2,5% (на вторую половину года Goldman Sachs предсказывает именно такую динамику) и станет вдвое больше, как обещал президент США Дональд Трамп. Или инфляция вдруг зашкалит за 3% и устремится дальше вверх. Но это вряд ли — так что вполне вероятно, что повышения ставки ФРС в этом году больше не будет.

Хорошо это или плохо? Для кого как. Биржевики считают, что хорошо, потому что деньги остаются «дешевыми», компании могут брать необременительные кредиты под низкий процент и развивать производство. Правительство США это тоже устраивает: не будет дорожать доллар (когда повышается ставка ФРС, усиливается приток денег в деноминированные в долларах активы, и курс «зеленого» идет вверх), а дешевизна американской валюты стимулирует экспорт США в другие страны.

Таргет по-русски

У российского Центробанка другие ставки и другие проблемы, чем у его «коллеги» из США. Ключевая процентная ставка ЦБ РФ на сегодня равна 9% — совет директоров Банка России на заседании 28 июля оставил ее без изменений.

Такое решение российского регулятора аналитики истолковывают как реакцию на разогрев инфляции в июне. ЦБ РФ, полагают эксперты, может и дальше тормозить снижение ключевой ставки, которое было начато после полугодового перерыва в марте этого года, — тогда ЦБ опустил ее с 10% до 9,75%. В апреле регулятор снизил ставку до 9,25%, в июне — до нынешних 9%. В июльском пресс-релизе ЦБ говорится: «Совет директоров отмечает, что инфляция остается вблизи целевого уровня — 4%, а восстановление экономической активности продолжается. При этом краткосрочные и среднесрочные инфляционные риски сохраняются».

Как отмечают аналитики, риски ускорения инфляции — они включают в себя не только внутриэкономические факторы, но геополитические, в частности связанные с санкциями, — сейчас возросли по сравнению с предыдущим заседанием совета директоров ЦБ. По итогам июня годовая инфляция, по данным Росстата, поднялась с 4,1% в мае до 4,4% — в основном, как объясняют в правительстве, из-за холодной погоды и внесезонного подорожания овощей. Директор департамента денежно-кредитной политики Банка России Игорь Дмитриев назвал эту статистику «шоком» и «неприятным сюрпризом», выразив надежду на быструю нормализацию инфляционных показателей.

В теории считается, что ключевая ставка должна быть близка к уровню годовой инфляции в стране, чуть выше или чуть ниже в зависимости от того, хочет ли регулятор инфляцию понизить или повысить. Но в России ЦБ держит ставку на уровне, в два с лишним раза превышающем инфляцию — так сильно он опасается ее «разгона».

При этом Банку России, как и американскому регулятору, приходится балансировать между инфляционным таргетом (той самой целью в 4%) и другими задачами — стимулированием экономики посредством низких ставок («удешевление денег») и созданием максимальной занятости — то есть минимизацией безработицы.

Понятие «ключевая ставка» было введено Банком России 13 сентября 2013 года вместо «ставки рефинансирования» (которая теперь используется только для расчета налогообложения, пеней, штрафов). Ключевая ставка — главный инструмент регулятора. Самое радикальное изменение ключевой ставки произошло 16 декабря 2014 года: тогда на волне резкой девальвации рубля в результате обрушения цен на нефть ЦБ резко повысил ее — с 10,5% до 17%. Это привело к не менее резкому увеличению ставок по вкладам и росту стоимости кредитов.

Проложить курс для рубля

Критики нынешнего руководства ЦБ говорят, что даже при нынешней учетной ставке — 9% — экономика испытывает «кредитный голод»: займы становятся практически недоступными для реального сектора экономики, когда их выдают бизнесу под 12–13% годовых. Это в среднем, а местами кредитные ставки достигают 20 и более процентов. Если к этому, указывают критики, добавить обнищание населения и, как следствие, сокращение платежеспособного спроса, то развивать отечественное производство чего-либо становится практически невозможно. Особенно это касается тех отраслей, которым требуется модернизация с помощью валютного импорта.

Тут, к слову, имеет место еще одна развилка, перед которой оказывается ЦБ: рубль дешев даже при высокой учетной ставке, а если ее радикально снизить, он подешевеет еще больше — ведь иностранным инвесторам станет менее выгодно вкладывать деньги в рублевые депозиты и облигации. Это хорошо, с точки зрения российского правительства — оно продает нефть за дорогие доллары и конвертирует их в дешевые рубли, наполняя ими бюджет. И плохо, с точки зрения бизнесов-импортеров и розничных потребителей импортной продукции — дешевый рубль означает удорожание импорта. Ну, разве что доведем импортозамещение до стадии северокорейской «опоры на собственные силы» — тогда можно и без зарубежных товаров обойтись. Но и результат будет северокорейским.

Против рубля сегодня играет немало разных факторов — это и упорное нежелание нефтяных цен закрепиться на более высоком уровне, чем нынешние $50 за баррель, и антироссийские санкции, и даже валютные интервенции на свободном рынке, которые по заданию Минфина проводит ЦБ. Как прогнозируют аналитики, с будущего года их объем вырастет почти вдвое — с $15 млрд до $26 млрд, в результате чего доллар может вырасти на лишних 3–4 рубля.

Между тем глава Центра стратегических разработок Алексей Кудрин прогнозировал снижение Центробанком ключевой ставки к концу года до 8,5%, а то и 8,25%, но ряд экспертов считают этот прогноз чрезмерно оптимистичным. Более реальным этим экспертам представляется снижение ставки за оставшиеся месяцы года всего на 0,25% — до 8,75%, — что больше соответствует традиционно осторожной политике Центробанка. Впрочем, осторожность в отношении ставки — это политика любого центробанка, а не только российского.

СПРАВКА

Что такое ФРС США

В 1913 году Конгресс США принял Акт о Федеральном резерве. ФРС включает в себя 12 региональных Федеральных резервных банков — в Нью-Йорке, Сан-Франциско, Сент-Луисе и других крупных городах. В компетенцию ФРС входят следующие функции:

- выступать в качестве центрального банка Соединенных Штатов;

- контролировать и регулировать кредитно-банковский сектор;

- защищать права потребителей финансовых услуг;

- предотвращать банковскую панику;

- регулировать объем денежной массы;

- поддерживать стабильность финансовой системы, сдерживать системные риски, возникающие на финансовых рынках;

- оказывать финансовые услуги депозитарным институтам, правительству США и иностранным государственным институтам, обеспечивать нормальное функционирование системы платежей, в том числе между регионами;

- содействовать повышению роли США в мировой экономике.

Санкции . Хроника событий


Партнеры