Есть ли будущее у малого нефтяного бизнеса?

Почему государству выгодно стимулирование рынка независимых производителей

22 апреля 2014 в 19:47, просмотров: 3429

Для России является критически важным существование и развитие сектора ННК (независимых нефтяных компаний), охватывающего малый и средний нефтяной бизнес, к которому относят независимые от государства компании с объемом переработки углеводородов менее 1 млн. тонн в год независимо от их объемов нефтедобычи. Сектор ННК в отечественной экономике, согласно докладу, Энергетического центра Московской школы управления "Сколково", по итогам 2012 года представлял собой 250 нефтяных компаний, из которых 52% вели добычу нефти, а 38% не добывали, но проводили работы по поисково-разведочному бурению. Сейчас ННК добывают 14-15 млн. тонн нефти в год, что составляет около 3% от добычи нефти в целом по России. При этом ННК опережают крупные нефтяные компании по интенсивности работ в определении запасов распределенного фонда недр.

Есть ли будущее у малого нефтяного бизнеса?
фото: Геннадий Черкасов

Спецификой в деятельности российских ННК является то, что они в основном работают на одном-двух лицензионных участках. Однако на пути развития сектора ННК стоит ряд обстоятельств. Первым из них является искаженное представление о потенциале независимых нефтяных компаний. Так, распространены оценки ННК как неэффективных собственников, тогда как по данным мониторингов ассоциации малых и средних нефтегазодобывающих компаний "Ассонефть" производственные показатели компаний этого сектора не отстают от лидеров отрасли. Еще одно искажение - уверенность, что ННК не участвуют в нефтепродуктообеспечении страны. Якобы малые компании живут только тем, что «гонят» всю добытую ими нефть на экспорт и не снабжают внутренний рынок. В действительности все наоборот. При отсутствии собственных перерабатывающих мощностей, ННК в отдельные годы поставляли на внутренний рынок в разы большую долю от добытой нефти, чем сами собственники нефтеперерабатывающих заводов. Обидно, что маржа, полученная от переработки нефти ННК в продукты, присваивается не добывающими компаниями, а владельцами оптовых и розничных сетей.

Кроме того, ННК недоступны поставка и реализация нефти на внешнем рынке. ВИНК неохотно предоставляют ННК доступ к своей инфраструктуре подготовки, хранения и транспорта нефти. Еще одна сторона - это монополия "Транснефти" на трубопроводную систему, доставляющую нефть до границ страны для последующей ее перевалки в морских портах на танкеры. Также ограничивает экспорт независимых нефтяных компаний политика регулятора отрасли - Министерства энергетики.

Для изменения сложившейся ситуации Правительством России уже не первый год предпринимаются усилия по обеспечению недискриминационного доступа к трубопроводам. А для ННК доступ к трубе является самым острым вопросом.

Так, по данным Известий «в настоящее время утверждением ежеквартальных графиков экспорта нефти из РФ по трубопроводам «Транснефти» занимается Минэнерго. Однако Федеральная антимонопольная служба предложила изменить этот порядок и оставить за Минэнерго только утверждение годовых графиков прокачки топлива, а обязанность формировать и корректировать ежеквартальные графики возложить на саму «Транснефть». По мнению ФАС, ежеквартальное утверждение Минэнерго экспортных графиков является дополнительным административным барьером: нефтяники и трубопроводная монополия могут договориться об объемах и направлениях транспортировки нефти без посредников».

И даже если экспортерам не отказывают в прокачке, то много вопросов возникает в связи с отдельными процедурами в работе трубопроводной монополии. Например, оформлением маршрутных поручений, вот уже 14 лет занимается начальник отдела оформления поставок нефти Наиля Батырова. Подчас для осуществления транспортировки партий нефти выбираются дочерние структуры. Другой пример - некоторые направления экспорта являются премиальными (высокомаржинальными), и нефтяники очень заинтересованы в том, чтобы их топливо попало в трубу на нужных участках, что во многом зависит от решений директора Департамента транспорта, учета и качества нефти Игоря Кацала. Существует и другая проблема - "Транснефти" нужно загружать всю трубопроводную систему, а не только премиальные направления, поэтому стратегические задачи стоят перед первым вице-президентом Максимом Гришаниным в плане достижения сбалансированности загрузки транспортируемых ресурсов за счет их перенаправления на менее привлекательные маршруты.

В этой связи, по информации газеты "Известия" от 06.08.13, «представители Минэнерго заявляли, что, по мнению ведомства, в «Транснефти» есть конфликт интересов при формировании графика по направлениям отгрузки, что способствует попыткам искусственного стимулирования поставок нефти по одним направлениям в ущерб другим. 

Яркой иллюстрацией роли протекционизма в жизни ННК может служить история деятельности нескольких оффшорных трейдеров, упоминаемых в СМИ и получавших преимущественный доступ к экспорту сырья малых компаний. Так, кипрский трейдер Flontrano Trading Limited попал в фокус внимания российских СМИ. Во-первых, летом 2011 года, как сообщило издание «Argus Экспорт нефти» (см. номер от 01.08.11), «Flontrano удалось привлечь нефть малых производителей, не входящих в структуры вертикально интегрированных нефтяных гигантов. При этом крупнейшие трейдеры Gunvor и Vitol были вынуждены закупать нефть у «Роснефти» для заполнения собственных танкеров, так как именно объемов, перехваченных Flontrano у малых компаний, им для этого и не хватило». Вторым трейдером-сенсацией стала еще одна оффшорная фирма - гонконгская Concept Oil Services., Как отмечали Новые известия «гонконгская Concept Oil Services, которая тем же летом 2011 года скупала в порту Козьмино нефть малых компаний, а затем, расширив свою деятельность, поставляла сырье татарских независимых производителей в Германию, перепродавая его трейдеру Sunimex». «Независимая газета» в публикации от 16.04.2014 г. сообщала, что «к созданию и коммерческому успеху кипрского Flontrano и гонконгского Concept Oil могут иметь отношение нынешние чиновники из Минэнерго РФ. Случайно или нет, но первые контракты по закупке нефти малых производителей Flontrano получила в то же время, когда с поста директора Центрального диспетчерского управления ТЭК, подконтрольного Минэнерго, на должность и.о. руководителя департамента переработки нефти и газа перешел Михаил Грязнов. В это же время коллега Грязнова – нынешний советник министра энергетики Михаил Столяров, который предоставлял Flontrano услуги консультанта по коммерческим вопросам. В качестве же создателя Flontrano называется предшественник Михаила Грязнова на посту директора ЦДУ ТЭК Николай Буханцов».

Готовность сотрудничать с подобными нефтетрейдерами объясняют тем, что ННК, пытаясь получить в условиях жестко ограниченного доступа к отраслевой инфраструктуре хоть малейшую возможность реализовать добытую ими нефть на экспорт, приходится, по всей видимости, идти на вынужденный компромисс - за ежеквартальное включение их в график прокачки нефти чиновники Минэнерго могут выдвигать свои требования. Выходит, что и чиновники, и сотрудники крупных компаний, похоже, могут быть заинтересованы в существовании малых производителей нефти лишь в той части, в какой их можно использовать для собственной выгоды. 

В этой связи меня удивляет, как контролирующие органы и ведомства, еще не заметили очевидного конфликта интересов в российской энергетике? Ведь есть прямой запрет госчиновникам владеть иностранными активами. Однако, на практике владение акциями оффшорного нефтетрейдера почему-то может и не быть оценено и как нарушение установленных законодательством норм.

Вот и выходит, что будущее российских независимых нефтяных компаний в должной мере не стимулируется законом. Вынужденные идти на компромисс для получения хоть какой-то возможности экспортировать свое сырье, российские ННК зависят от посреднических схем, приводящим не только к колоссальным потерям на рынке независимых производителей, но и бюджета страны.

Юрий ИЛЮХИН



Партнеры