Хроника событий План Минфина повысить НДС поднимет цены в магазинах на 10% Опрос: россияне не видят выхода из кризиса Глава Минтруда предложил кормить безработных за счет других граждан Треть россиян не может купить колбасу: опрос шокировал В Минэнерго назвали рост цен на бензин "провокацией"

Застой, паровоз. Что ждет экономику России?

Диагноз поставлен - стагфляция. С лечением загвоздка

8 апреля 2014 в 18:13, просмотров: 23933

Первой о стагфляции как о характеристике состояния, переживаемого российской экономикой, заговорила первый зампред ЦБ Ксения Юдаева. Было это в январе 2014 года, на Гайдаровском форуме; правда, Юдаева говорила тогда лишь о возможности вползания России в подобную ситуацию. В марте о стагфляции уже в настоящем времени заговорили применительно к России прогнозисты из банка HSBC. И они, увы, правы. Чем опасна эта экономическая болезнь?

Застой, паровоз. Что ждет экономику России?
фото: Геннадий Черкасов

На календаре российской экономики — осень

Не так давно нам говорили, что в России все в порядке, сложности если и есть, то привнесенные извне. Потом Владимир Путин признал, что главные экономические проблемы находятся не где-то там, а внутри страны. Теперь Дмитрий Медведев говорит о том, что возможности роста российской экономики исчерпаны. Неутешительная динамика.

Четкую перспективу кризиса рисует перед Россией Всемирный банк (ВБ). В последнем, мартовском докладе, посвященном российской экономике, банк представил два сценария. «Сценарий с низким уровнем риска предполагает, что воздействие крымского кризиса будет ограниченным и кратковременным; при этом прогнозируется замедление экономического роста до 1,1% в 2014 году и небольшое ускорение до 1,3% в 2015 году» — говорится в докладе. В рамках сценария с высоким уровнем риска предполагается, что экономическая и инвестиционная активность испытает более серьезный шок, что приведет к сокращению реального ВВП на 1,8% в 2014 году.

В докладе прямо указывается на геополитические риски как на главную причину столь пессимистичного прогноза. «В краткосрочной перспективе на темпы роста будет влиять геополитическая напряженность, обусловленная крымским кризисом, а также то, каким образом этот кризис будет разрешен», — предупреждают в ВБ. При этом авторы доклада обращают внимание, что на настоящий момент серьезных потрясений на мировых рынках из-за нарастания напряженности между Украиной и Россией не зафиксировано и ситуация на нефтяных рынках остается стабильной. Средняя цена на нефть в 2014 году, по оценке банка, составит 103 доллара за баррель.

Крым Крымом, но низкий уровень доверия к экономике России и без него негативно влияет на внутренний спрос, указывают в ВБ. Поэтому рост потребления, по-видимому, замедлится, считают в банке, и стабилизируется на более низком уровне, чем в предыдущие годы. Темпы роста российской экономики будут в большей степени зависеть от восстановления инвестиционного спроса, а до этого сегодня далеко.

Главный экономист ВБ по России Бриджит Ханзль заявила: «В случае реализации сценария высоких рисков мы ожидаем, что чистый отток капитала из РФ частным сектором в этом году составит 150 миллиардов долларов, в 2015-м — снизится до 80 миллиардов долларов». В сценарии низких рисков отток капитала будет существенно ниже и составит 85 миллиардов в 2014 году и 45 миллиардов долларов в 2015 году. Пока, как свидетельствует Минэкономразвития, в первом квартале, по предварительной оценке, чистый отток капитала составил 65–70 миллиардов долларов, уже почти в три раза превысив годовой прогноз в 25 миллиардов.

ВБ не один снижает прогнозы развития российской экономики. «Мы ожидаем продолжения экономической стагнации и понижаем наш прогноз роста ВВП до 0,6% с 2% в 2014 году и до 1,2% с 2% в 2015 году» — говорится в исследовании банка HSBC «Взгляд на развитие мировой экономики во втором квартале 2014 года», в котором есть и российский раздел. По мнению аналитиков банка HSBC, быстрое обесценение российского рубля в январе–феврале несет риск перехода к более высокому росту цен, «что побуждает нас повысить прогноз по инфляции на конец года до 5,5% с 5% в 2014 году и до 4,7% с 4,5% в 2015 году» — отмечается в документе. Курс рубля при этом, по их мнению, продолжит ослабление в ближайшие два года.

Если кто-то настолько проникся неприятием всего западного, что в прогнозы «их» банков относительно ближайшего будущего российской экономики не верит, то вот несколько наводящих на печальные размышления цифр от родного Росстата. «Буревестник» — падение производственных инвестиций. Росстат свидетельствует: в 2013 году наблюдалось их абсолютное сокращение, а в 2012 году имело место сокращение накопленных (!) иностранных инвестиций в российскую экономику. В 2013 году последний показатель несколько улучшился, но это улучшение было «лукавым»: главным образом оно объясняется активностью «Роснефти» на рынке слияний и поглощений. Что же касается статистики 2014 года, то в январе падение производственных инвестиций составило в годовом исчислении 7%, в феврале — еще 3,5%.

Сомнений не остается: за падением инвестиций неминуемо следует падение ВВП.

Ценовой зуд

Нет сомнений и относительно того, как поведут себя в ближайшее время цены. С тем, что они прыгнут, как лев в старом детективе, причем очень скоро, согласны российские чиновники.

Правда, сначала свой прогноз по росту цен в России обновил все-таки Всемирный банк. О том, что инфляция в РФ в 2014 году превысит целевой показатель ЦБ в 5% и, скорее всего, будет в интервале от 5,5% до 6%, заявила уже цитировавшаяся главный экономист ВБ по России Бриджит Ханзль. Было это 26 марта.

После этого практически те же прогнозные цифры по инфляции были названы и в Минфине, и в ЦБ. Так, Министерство финансов ожидает инфляцию в стране по итогам 2014 года на уровне 6%. Об этом 31 марта в интервью телеканалу «Россия 24» заявил министр финансов Антон Силуанов. Ранее он указывал, что эффект от ослабления курса рубля будет особенно заметен во II квартале. «Фактор ослабления курса рубля может повлиять на рост импортных товаров и в целом на рост инфляции», — считает министр.

2 апреля председатель ЦБ РФ Эльвира Набиуллина назвала высокими риски превышения целевого показателя инфляции в России в 5% в 2014 году. «Во второй половине года инфляцию удастся стабилизировать, тем не менее риски того, что она окажется выше целевого показателя в 5% на текущий год, высоки», — сказала Набиуллина на съезде Ассоциации российских банков (АРБ).

По ее словам, уровень инфляции в настоящее время вызывает серьезную озабоченность со стороны ЦБ. «В настоящий момент она ускорилась до 6,64% в годовом выражении, что выше не только нашего целевого показателя на конец этого года, но и нашего диапазона», — отметила Набиуллина, напомнив, что целевой диапазон составляет плюс-минус 1,5 процентного пункта к целевому показателю.

В свою очередь министр экономического развития Алексей Улюкаев полагает, что в середине 2014 года инфляция год к году может составить 7%, но затем снизится. «У нас инфляция возрастает. Мы считаем, что к середине года она выйдет за 7%. Затем она пойдет на нисходящий тренд. Весьма вероятно, что она все-таки будет (по итогам года. — Н.В.) несколько больше, чем 5%», — сказал министр.

Неважно, кто чей прогноз повторял, важен консенсус: цены вырастут, и особенно будут стараться это сделать в начавшемся втором квартале. Утверждения, что потом цены удастся приструнить, оставим на совести чиновников. Известно: чем длительнее прогноз, тем свободнее прогнозист.

фото: Геннадий Черкасов

Те же и стагфляция

Теперь вернемся к обзору аналитиков HSBC, где подчеркивается: «Таким образом, в сущности, мы говорим о стагфляции в российской экономике».

Ну хорошо, что такое кризис, мы прекрасно помним, а что за зверь — стагфляция?

Все объясняет само название. Это такое состояние экономики, когда она не растет и вот-вот начнет падать (а то и вовсе уже падает), но при этом наблюдается рост цен. Специфика — именно в ценах. Нормальный кризис сопровождает падение цен, следующее за падением спроса; при стагфляции же цены растут, невзирая на состояние производства.

Это и есть сегодняшний день российской экономики. Чтобы не путаться в обилии источников информации, сошлемся на ЦБ, а он прогнозирует ускорение роста цен на фоне роста ВВП «ниже 1%».

Все учебники пишут о том, что это едва ли не самое худшее из возможных состояний экономики. Главная проблема — в том, что нарушается система прямых и обратных связей, рост цен смазывает практически любые регулирующие воздействия, которые в рыночной экономике обязательно отражаются в ценах — цене денег (кредитов) или товаров и услуг. Классический пример стагфляции — ситуация в США середины 70-х годов прошлого века. Выход из нее проложил при президенте Джимми Картере руководитель Федеральной резервной системы США Пол Волкер, который ценой огромных усилий, болезненных и для населения, и для бизнеса, сумел радикально снизить инфляцию. Картер поплатился за это постом президента — он не был переизбран на второй срок.

Но у России свой опыт. Практически все 1990-е мы прожили в условиях падения ВВП и стремительного роста цен. Кризис 2009 года также сопровождался высоким ростом цен. Нас стагфляцией не удивишь.

Новый рубец на теле экономики, однако, все равно появится. Потому что классический порядок шагов (см. приведенный пример США): сначала — снижение инфляции, потом — рост экономики. Значит, финансовые власти будут проводить политику перевода экономики на совсем голодный кредитно-денежный паек. Неслучайно Эльвира Набиуллина уже заявила, что не будет снижать ключевую ставку как минимум до июня.

Но, во-первых, стоит еще раз обратить внимание на обзор HSBC. Из него следует, что российский ЦБ своей политикой не отдалял, а приближал стагфляцию. Аналитики банка негативно оценивают решение ЦБ повысить ключевую ставку в марте текущего года в ответ на колебания курса рубля.

Во-вторых, одними монетарными действиями, если не брать в расчет совсем крайние меры, российскую инфляцию не победить. Одна из ее несущих конструкций — монополии, которых у нас через край. В конце концов, и на Западе стагфляция возникла в эпоху государственно-монополистического капитализма, как писали в те времена у нас.

Именно здесь — главный тупик. Российская экономика уже и так наполовину государственная, угроза кризиса госдолю только увеличит. Ручное управление может дать положительный эффект, как это было в 2009 году (правда, не стоит забывать, что падение российской экономики — 7,8% — было самым глубоким в «двадцатке»), но он будет временным: нет гарантий, что стагфляция не будет возвращаться, как тень отца Гамлета.

К тому же и эффект зажима кредитно-денежной политики будет смазан возрастающей госактивностью в условиях уже развернувшегося геополитического кризиса, в центре которого оказалась Россия.

4 апреля в Ульяновске премьер-министр Дмитрий Медведев призывал: «Наша задача сегодня заключается в том, чтобы лучше работать внутри страны, включая дальнейшее движение по устранению административных барьеров, упрощению процедур, правил и, конечно, по тем дорожным картам, которые мы создали, достигать результатов, которые в них содержатся». Но, увы, похоже, поздно полировать инвестиционный климат.

Более вероятен совсем другой сценарий развития российской экономики — в направлении, противоположном либерализации, которая в США стала важным средством победы над стагфляцией. Впереди все более отчетливы очертания мобилизационной экономики, о чем предупреждал 25 марта на заседании Независимого экспертного клуба директор Института экономики РАН Руслан Гринберг («МК» тогда же написал об этом). А мобилизационная экономика, по большому счету, уже не вполне экономика, потому что живет по диктату политики. Это дорога от рынка к нашему незабытому прошлому.

 

МЕЖДУ ТЕМ

Отток капитала в марте, по последней оценке Центра развития НИУ ВШЭ, составил $34 млрд. В больших масштабах капитал «убегал» из России лишь в октябре и декабре 2008 года — $54 и $45 млрд соответственно. Таким образом, за первый квартал чистый отток капитала составил $70 млрд. «Эта сумма отражает как бегство капиталов за рубеж, так и «уход» в валюту российского населения. Даже если этот процесс вдруг прекратится, с учетом возникших проблем с рефинансированием зарубежных займов российских компаний совокупный отток капитала до конца года может составить $120–130 млрд», — говорится в периодическом обзоре Центра развития НИУ ВШЭ «Комментарии о государстве и бизнесе» за 22 марта — 4 апреля.

«С учетом такого количества неопределенностей наш прогноз на 2014 год формируется в достаточно широком диапазоне: от полного отсутствия роста (0,0%) до достаточно сильного падения (до 1,5%). Но никаких возможностей для продолжения прошлогоднего конъюнктурного роста мы не видим», — дают неутешительный прогноз на 2014 год в Центре развития ВШЭ.

Финансовый кризис. Хроника событий


Партнеры