Роковые списки

Списки «политзаключенных» — глупость или провокация?

23 февраля 2012 в 17:15, просмотров: 2756

Противостояние между властью и внесистемной оппозицией — это «бои без правил», в которых каждая сторона стремится внедрить во вражеский стан своих агентов. Вспомним хотя бы Николая Клеточникова — шпиона народовольцев в Третьем отделении или зловещих Евно Азефа и Романа Малиновского — провокаторов Департамента полиции в рядах эсеров и большевиков.

Роковые списки
фото: Александр Корнющенко

Провокация бессмертна

В 30-е годы НКВД внедрило в ближайшее окружение Троцкого своего агента — Марка Зборовского (кличка — Тюльпан), который «дорос» там до руководителя русской секции IV Интернационала. Многочисленные агенты были внедрены КГБ и в диссидентское движение.

Распознать провокаторов невероятно трудно — ведь именно они, как правило, проявляют наибольшее рвение в оппозиционной деятельности. Не случайно руководство партии эсеров с негодованием отвергало утверждения В.Л. Бурцева о провокаторстве Азефа, а В.И. Ленин со всей большевистской страстью защищал агента охранки Малиновского.

Однако не обязательно знать провокаторов в лицо, чтобы понять, что они есть. Если в организации принимаются решения, противоречащие и здравому смыслу, и ее реальным интересам, разумно предположить наличие провокации.

Политзаключенные — кто они?

Эта мысль приходит в голову, когда наблюдаешь за развитием нынешнего либерального протестного движения. Его цель — свободные выборы, подразумевающие, среди прочего, отмену цензуры на телевидении, упрощенную регистрацию политических партий и кандидатов на пост президента, честное и справедливое правосудие, запрет на использование административного ресурса в избирательных кампаниях. Эта программа могла бы сплотить граждан самых разных политических взглядов, и не случайно и в митингах на Болотной, и на проспекте Сахарова, и в шествии по Якиманке участвовали и коммунисты, и демократы, и националисты, и либералы.

Но далее начинается нечто странное. Первым пунктом резолюций, принятых на протестных митингах, значится «освобождение политических заключенных». Происхождение списка этих заключенных в количестве 39 человек прояснил один из лидеров «Справедливой России», депутат Государственной думы Геннадий Гудков.

Оказывается, после митинга оппозиции 4 февраля, где была принята соответствующая резолюция, Гудков предложил «не пороть горячку», а вместо нее созвонился с Михаилом Федотовым — председателем Совета по правам человека при Президенте РФ и вместе с журналисткой Ольгой Романовой отправился на встречу с ним. Таким образом, не исключено, что данный список — плод совместного творчества трех означенных активистов.

Под политическими заключенными обычно понимают лиц, осужденных за свои политические убеждения или политическую деятельность. К таковым, с известными допущениями, можно, вероятно, отнести включенных в список Михаила Ходорковского и Платона Лебедева, если верить версиям о том, что в основе их конфликта с правосудием лежат некие политические амбиции.

Еще одна предполагаемая жертва политических репрессий — физик Валентин Данилов, осужденный якобы за передачу иностранному государству каких-то секретных технологий. Обвинения, выдвинутые против него в 2003 году, уже полностью развалились в суде присяжных, однако на следующий год он был осужден к 12 годам лишения свободы. Можно предположить, что это дело — плод страстного желания некоторых сотрудников ФСБ «поймать шпиона» при полной неспособности сделать это, однако и в этом случае не получается утверждать, что он сидит за свои политические убеждения.

Но есть среди этого списка и люди вовсе удивительные — осужденные за военные преступления, террористическую деятельность, организацию массовых беспорядков, мошенничество и вымогательство. Что заставляет гг. Романову, Гудкова и примкнувшего к ним Михаила Федотова считать их политическими заключенными? Понять трудно.

Остановимся на двух первых фамилиях в означенном списке. «Политзаключенный номер один» — лейтенант Вооруженных сил Сергей Аракчеев. Об этой истории имеются противоречивые суждения — от утверждения покойного генерала Варенникова о том, что данное дело инспирировано за рубежом недругами России до подробного рассказа писательницы и журналистки Юлии Латыниной о том, как Аракчеев сотоварищи якобы, «напившись в хлам», отправились на БТР за новой дозой спиртного и новыми приключениями, в ходе последних трое чеченцев были убиты, а один — избит и тяжело ранен. При чем здесь политика, не совсем ясно.

«Антикоррупционер»-вымогатель

Фамилия «политзаключенного» под номером два — Дмитрий Барановский, чье уголовное преследование связано, как уверяют авторы списка, с его «антикоррупционной деятельностью».

Приговором Тверского суда г. Москвы от 10 февраля 2012 года Дмитрий Роальдович Барановский был осужден к 12 годам лишения свободы и штрафу в 500 тыс. руб. в доход государства.

На момент ареста Барановский являлся заместителем генерального директора одного из крупнейших российских оборонных предприятий — «РАТЕПа», входящего в концерн ПВО «Алмаз-Антей». Он также был членом «Боевого братства» и одним из руководителей общественной организации «Справедливость».

По данным газеты «Совершенно секретно», «Второго сентября 2009 года Барановскому было предъявлено обвинение в вымогательстве в особо крупных размерах (ч.3 ст. 163 УК РФ). Версия следствия такова: в 2007 году он требовал от предпринимателя Александра Алтунина, ранее директора управления Сбербанка по операциям и финансам, половину компании «Диварекс», владевшей дорогостоящим земельным участком в Подмосковье. По утверждению заявителя, это было настоящее вымогательство — или отдаешь, или предадим огласке «порочащие сведения». Одновременно похожее заявление в правоохранительные органы сделал министр транспорта Московской области Петр Кацыв, утверждавший, что Барановский его шантажировал, вымогая крупную сумму денег. При этом Кацыв смог защитить себя еще и в гражданском суде, выиграв дело о защите чести и достоинства у общественной организации «Справедливость», разместившей на своем сайте, как оказалось, ложную и оскорбительную информацию. Дмитрий Барановский, как я упомянул, значится заместителем председателя правления этой самой «Справедливости».

В многочисленных публикациях в защиту Барановского он представлен как выдающийся общественный деятель и неутомимый борец с коррупцией. Но насколько это так?

В 90-е годы известный в определенных кругах под кличкой Беленький, господин активно участвовал в переделе собственности, причем, как отмечается в ряде СМИ, многие истории с его участием носили откровенно криминальный характер и нередко заканчивались насильственной смертью фигурантов. Как заметил в интервью Нателле Болтянской на радиостанции «Эхо Москвы» видный общественный деятель Андрей Шторх, «Когда в биографии человека есть три таких заказных убийства, а их на самом деле четыре получается, то у меня возникает вопрос, а может ли этот человек заниматься какой-то дальше коммерческой, вообще любой деятельностью?»

Позднее Барановский учредил компанию «Сигма», где исполнял обязанности вице-президента. Эта компания специализировалась на сомнительных финансовых поглощениях.

Вступив в «Справедливость» и сразу заняв в ней видное положение, Барановский особой правозащитной деятельностью там не занимался, а, похоже, использовал ресурсы этой организации в интересах своей деятельности по переделу собственности.

Будучи членом «Боевого братства», Барановский установил контакт с депутатами Госдумы — участниками этой организации, а также с высокопоставленными военными, видными правозащитниками и другими лицами, которые в ходе следствия выступали в его защиту и ручались за него. В деле имеются записи его переговоров с известным депутатам, также посвященные переделу собственности. Некоторые из его «поручителей» в прошлом активно участвовали в «дискуссиях» бывших «афганцев» в середине 90-х годов, сопровождавшхся заказными убийствами и даже массовым подрывом людей на Котляковском кладбище.

«А весной 2009 года, — продолжает «Совершенно секретно», — Барановский задел еще одного весьма влиятельного человека — режиссера Никиту Михалкова. 23 апреля 2009 года тот заявил в милицию, что накануне его сыну Артему позвонил знакомый, который передал: Дмитрий Барановский предпримет «самые жесткие меры, и я пожалею о том, что с ним связался». Но при чем тут вообще Никита Сергеевич? Оказалось, Барановский был вовлечен в известный конфликт в Союзе кинематографистов России. Вряд ли бизнесмена интересовали вопросы кинотворчества. Другое дело, главный предмет спора — имущество Союза, оцениваемое экспертами в 150 миллионов долларов: пансионаты и дома отдыха в Подмосковье, недвижимость в столице и пр. Интерес к кинематографу у Барановского вызван еще и тем, что сам он владеет акциями ЗАО «Фильмэкспорт». Как бы там ни было, в скандальной эпопее со съездом кинематографистов Барановский активно играл на стороне главного оппонента Михалкова, Марлена Хуциева.

Сам Барановский так прокомментировал свою кинематографическую эпопею. «Я передал через общих знакомых просьбу Михалкову закончить поливать меня грязью, видимо, это обращение известный режиссер расценил как угрозу. Это абсурд, Михалкову никто не угрожал».

Почему-то никому из защитников Барановского не приходит в голову простой вопрос: каким образом вся эта «бурная деятельность» сочеталась у него с исполнением обязанностей заместителя генерального директора крупнейшего оборонного предприятия. И, главное, при чем здесь борьба с коррупцией?

По словам Ольги Романовой, арест и уголовное преследование Барановского «связаны с его антикоррупционной деятельностью и разоблачением фактов нарушений закона чиновниками». Но откуда она знает Барановского? Оказывается, ее муж, бизнесмен Алексей Козлов выступал на судебном процессе по делу Барановского свидетелем.

Загадочные списки

Вернемся, однако, к вопросу, каким образом Барановский оказался в списке «политических заключенных». В свое время американский сенатор Бенджамин Кардин составил список из 60 российских должностных лиц, причастных к так называемому делу Магнитского. Впервые в России этот список был опубликован в «Новой газете» 12 мая 2010 года. В нем фигурировали, в числе прочих, судьи, которые принимали решения не только по делу Магнитского, но и по делу Барановского, хотя никакой связи между этими делами, естественно, не было. Потом в блогосфере появились переведенные списки с добавлением объяснений, какое отношение к Магнитскому имеет указанный в нем каждый правоохранитель или судья. Однако через какое-то время, а именно 26 июля 2011 года, на сайте «Коммерсанта» появляется новый «список Магнитского», в котором упомянутым судьям ставится в вину и участие в деле Барановского. Судя по всему, сенатор Кардин о судьбе Барановского ничего не знал и его интересовало исключительно дело Магнитского. Но кто же тогда и в какой момент умело вписал в список Госдепа Барановского? И для чего?

Не имея точных данных, можно выдвинуть две версии. Либо защитникам Барановского в России удалось добиться изменений в русскоязычном «списке Кардина» во имя придания своему клиенту статуса «политического заключенного», тогда понятно, для чего спустя год он был напечатан заново. Или же сам Госдеп США мог заинтересоваться судьбой Барановского. Но в каком качестве Барановский может быть интересен в США? Ведь обычно там не берут под покровительство лиц с сомнительной репутацией. Единственное место работы Барановского, которое могло представлять реальный интерес для наших «американских партнеров» — тот самый оборонный завод «РАТЕП», занимаемой должностью в котором Барановский официально заявляет о своем доверительном государственном статусе. В свое время Барановский «недрогнувшей рукой» установил свой контроль над предприятием, практически в одночасье скупив кредиторскую задолженность на 500 млн. рублей и блокирующий пакет акций. А спустя пару лет по странному стечению обстоятельств лица, с которыми он был связан при заходе на «РАТЕП», под видом займа возвращают ему ровно ту же сумму в полмиллиарда рублей, которую так «успешно» «погасил» эффективный топ-менеджер оборонного предприятия. Правда, последние несколько лет, судя по материалам его уголовного дела, этому «видному деятелю, специалисту в области оборонки» недосуг было заниматься предприятием, появлялся он там крайне редко и набегами, причем сугубо в избирательный период. Да и зачем, когда всем на предприятии «РАТЕП» и смежном с ним серпуховском «Металлисте» заправлял его ставленник еще с лихих 90-х годов — Сергей Ливанович Пазушко. Неудивительно поэтому существование, как описывается в местной газете «Народный наблюдатель», на оборонном предприятии «РАТЕП» ночного заведения «Промзона», включающего в себя дискотеку, баню, ресторан и пиццерию с ностальгическим наименованием «Коза Ностра». Ее интерьер исполнен в атмосфере гангстерского романтизма, видимо, столь горячо любимой Америки: на стенах висят портреты знаменитых мафиози всех времен и народов, таких, как Аль Капоне, Дон Корлеоне и других, похоже, уважаемых лиц.

По свидетельству бывшего главы Госкомимущества Владимира Полеванова, подобным путем в 90-е годы американцы «убили» значительную часть предприятий российского ВПК, проводя туда на руководящие посты людей и затем банкротя их. В этом нет никакого антиамериканизма — речь идет об обычной конкуренции за рынки вооружений, которая во всем мире принимает необычайно ожесточенный характер.

Сами себя высекли

Справедливости ради следует отметить, что не все деятели протестного движения встали грудью на защиту Барановского. Вот что заявляет, например, Юлия Латынина, известная своей потрясающей осведомленностью о жизни криминального мира, в издании GAZETA.RU: «Дмитрий Барановский (aka солнцевский браток Беленький, aka один из лидеров подмосковного „Боевого братства“) произвел на меня лично неизгладимое впечатление с того момента, когда он вписался за некоего Армена Рштуни (приятеля небезызвестного следователя Салавата Каримова), каковой Рштуни, видимо, на почве этого приятельства взорлил, почувствовал себя Сечиным и решил получить с Вексельберга. Помню, как мы с г-ном Барановским сидели в кафе „Пиноккио“, и Барановский гнул пальцы, объясняя мне, что типа в натуре, если бы Вексельберг проявил к пацанам уважение, то они были бы готовы дружить, но вот Вексельберг дружить не хочет и тем нанес оскорбление.

Затем г-н Барановский стал замглавы оборонного предприятия „Ратеп“ (после того, как там убили коммерческого директора), а заодно возглавил некую правозащитную организацию „Справедливость“, которая, по моему мнению, являлась абсолютно фейковой и занималась вымогательством под предлогом борьбы с коррупцией. На чем, собственно, и спалился (вымогательство $22 млн. у министра транспорта Подмосковья и прочее)».

Заявление Латыниной, равно как и ожесточенная дискуссия между лидерами протестного движения, развернувшаяся на минувшей неделе, наглядно показывает: тема «политических заключенных» оказалась тем «троянским конем», который внес разброд и шатания в ряды оппонентов действующей власти.

И вот что удивительно. На протяжении последних лет какие-то таинственные структуры из кожи лезли вон, чтобы скомпрометировать лидеров оппозиции. И что же мы узнали? А то, что оппозиционеры, оказывается, обыкновенные люди, напоминают прежних, и даже квартирный вопрос их не испортил! Никаких связей ни с международными террористами, ни с Хиллари Клинтон! Никаких денег от американского Госдепа!

В программе радиостанции «Эхо Москвы» «Грани недели» Ольга Романова заявляет: «Не было в мыслях устраивать провокацию, совершено не было в мыслях, но она случилась, сейчас многие стали говорить: список неправильный и там нет этого, а есть тот, а этого исключить, а того вставить. Замечательно!»

Итак, слово «провокация», наконец, прозвучало. Вероятно, настанет время, когда удастся установить, кто именно и с какими целями подбросил эту «дохлую крысу» в стан либеральной оппозиции.



Партнеры