Правозащитник пропустил финт со взяткой

Член ОНК утверждает, что его спровоцировал известный «решальщик» Дионисий Золотов

07.12.2017 в 20:27, просмотров: 4707

Члена ОНК Москвы Дениса Набиуллина задержали по подозрению в мошенничестве: по версии следствия, он пообещал за полмиллиона долларов освободить из «Матросской Тишины» заключенного-банкира Ильдара Клеблеева (более года содержится под следствием по обвинению в мошенничестве). В этой истории есть две важные детали. Первая: организатором всех переговоров по получению денег стал другой арестант «Матросской Тишины» — печально известный «решальщик» Дионисий Золотов. Вторая: операция произошла накануне совещания по донабору в ОНК в разных регионах страны, которое было в итоге сорвано.

Правозащитник пропустил финт со взяткой
Дионисий Золотов (Денис Тумаркин). Фото: соцсети

Вполне возможно, что «дар убеждения» Дионисия Золотова использовали не против конкретного правозащитника, а чтобы дискредитировать весь общественный контроль. Однако они не учли, что Золотов за последнее время так сильно засветился в разного рода неприятных историях, что одно его имя уже стало нарицательным.

Можно ли говорить о новом витке войны правоохранителей с правозащитниками? Об этом в материале «МК».

Задержали Набиуллина в воскресенье в «Кофемании» на Большой Никитской, куда он пришел на встречу после очередной проверки СИЗО.

— Мне позвонил Дионисий Золотов, попросил встретиться, как он выразился, с «его человеком», — рассказывает Набиуллин. — Я никогда раньше этого человека не видел. Он пришел с пакетом, набитым деньгами. Там оказалось 20 тысяч настоящих долларов и 480 тысяч «бумажек». В первый раз увидел такие деньги (пусть и фальшивые). Меня сразу же задержали сидевшие за соседними столиками сотрудники ФСБ.

Золотов — на минуточку! — сам арестант «Матросской Тишины». В апреле он получил 6,5 года тюрьмы, фигурирует еще в одном уголовном деле. Однако в легендарном СИЗО находился на привилегированном положении.

— У него при себе был дорогой смартфон, он мог выходить из камеры и свободно передвигаться по коридору, — рассказывает Денис. — Был момент, когда он показывал на оштукатуренные стены и говорил: «Весь этот ремонт за мои деньги». Я был в шоке. Нас сопровождали сотрудники с видеорегистраторами, потому было очевидно — администрация изолятора в курсе происходящего. Сотрудники СИЗО организовали встречу Золотова и меня с двумя заключенными, одним из которых был Ильдар Клевлеев. Тот жаловался на плохое самочувствие, говорил, что у него есть болезни, препятствующие содержанию под стражей. Золотов просил посодействовать в направлении его на медосвидетельствование в 20‑ю горбольницу. Но я разговаривал с врачами «Матроски»: объективных показаний для этого у Клевлеева не было. Потом Золотов много раз звонил мне из СИЗО, говорил про других больных заключенных и между прочим замечал: Клевлеев готов заплатить 1 миллион долларов за освобождение его в связи с болезнью, из них 500 тысяч долларов пойдет врачам 20‑й больницы (с ними якобы Золотов уже договорился).

Мог ли Набиуллин отправить заключенного в больницу на освидетельствование? Исключено. Даже когда правозащитники просят за тяжелобольного заключенного, процедура долгая, нужно согласие медкомиссии СИЗО и его руководителя. Мог ли не знать об этом Золотов, который прошел не один изолятор? Конечно же, нет. Но он почему-то все звонил и звонил Набиуллину. А потом Клевлеев написал заявление в ФСБ, что Денис вымогает у него деньги. И тут же Золотов просит члена ОНК встретиться с кем-то в кафе, где уже ждут чекисты.

Теперь про главных героев.

Дионисий Золотов — фигура одиозная, осужден за мошенничество. Особые условия себе в СИЗО он, по слухам, «выбивает» благодаря сотрудничеству со спецслужбами. Недавно в правоохранительные органы поступило обращение жены погибшего в изоляторе топ-менеджера «Роскосмоса» Евдокимова. Женщина рассказывает, что муж ей звонил из СИЗО по телефону, который ему дал сокамерник Золотов. А еще в камере были сигары и виски — все благодаря Золотову. Тот смог убедить Евдокимову, что сможет решить вопрос с его освобождением, а потом заявил: посредники задержаны, против жены Евдокимова возбудят дело за дачу взятки. Финал для самого Евдокимова был трагичен.

Денис Набиуллин — член ОНК нового созыва. До этого несколько лет занимался правозащитой, был помощником в Комитете за гражданские права.

— Понятно, что у любого может снести крышу, но чтоб у Дениса?! — говорит глава комитета, член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Андрей Бабушкин. — Он был волонтером в нашей организации полтора года. За это время я посылал его помогать не менее чем 500 людям, абсолютное большинство которых неимущие. Денис ни разу не отказался в помощи таким нищим и ни разу не заикнулся про какое-то вознаграждение.

Есть, правда, один нюанс. Набиуллин не так давно создал Фонд помощи лицам, находящимся в местах принудительного содержания. Некоторые из нас, коллег по ОНК, его отговаривали: в наше время фонд может стать прямой дорогой в тюрьму. Да и вообще всегда лучше, чтобы ОНК никак не ассоциировалось ни с какими фондами и т.п. Даже несмотря на то, что объективно нужд у СИЗО много, а члены ОНК не имеют бюджета для помощи им, потому часто тратят свои личные деньги. Я лично была свидетелем, как Денис приносил в два СИЗО проекторы, которые сам покупал (сейчас по ним крутят фильмы для несовершеннолетних заключенных), книги, одежду и т.д. Мог ли он все это покупать не на личные деньги, а на средства фонда? Непонятно. Мог ли он кого-то из родственников заключенных попросить перечислить туда деньги? Не знаю. Но даже если так, то есть ли в этом криминал?

За последнее время Набиуллин посылал множество запросов в адрес уполномоченных по правам человека в Москве и в России, и по каждому организовывались проверки. Нравилось ли это правоохранителям? Не уверена.

Последней стала история с обвиняемым в жестоком убийстве женщины Иваном Выголовым. У меня на руках заявление, которое Иван написал на имя Дениса. Вот некоторые цитаты из него: «Вчера, 17 ноября 2017 года, старший следователь… в ходе следственных действий нанес мне телесные повреждения и сломал палец. Когда я потерял сознание (результат голодовки), он придавил правой ногой мою голову к стене. Я закричал от дикой боли. Потом он защемил мою руку дверью».

Виноват Иван в инкриминируемом ему преступлении или нет, пусть разбираются следствие и суд, но, видно, что-то идет не так, раз следователь приходит в СИЗО и ведет себя подобным образом. Только на это (на голодовку заключенного в знак протеста против следователя, на появившиеся травмы на теле заключенного) и хотели указать члены ОНК, никак не вмешиваясь в сам процесс. За что и наказали Набиуллина?



Партнеры