Хроника событий Сахалинские инвалиды будут бесплатно заниматься на «Горном воздухе» Южноуральские власти борюся со стихией Дело Холодова: уже полгода нет ответа от Минюста Незаживающая рана. Память Дмитрия Холодова почтили на Троекуровском кладбище Неудобный Холодов

Последнее фото из зала суда

7 декабря 2000 в 00:00, просмотров: 289

Вчерашнее заседание суда по делу об убийстве Дмитрия Холодова — хотя в “программе” стоял допрос Константина Барковского — началось с обсуждения... газеты “Московский комсомолец”. Адвокаты подсудимых заявили: в СМИ проходит “необъективная” информация о процессе. При этом СМИ были поделены на, так сказать, хорошие и плохие. Одни, мол, освещают суд “абсолютно нормально”, другие — “с особым цинизмом” извращают факты.

К “плохим” СМИ отнесли газеты “Коммерсантъ” и “МК”. Некоторые адвокаты предложили удалить из зала не все СМИ, а только... аккредитованного там корреспондента “Московского комсомольца”. В этом желании их активно поддержал подсудимый Поповских. А вот у Капунцова и Мирзаянца оказалась иная позиция: мол, удаление прессы, наоборот, выгодно “МК”. Им вторил и Морозов: “Они (сотрудники газеты. — Авт.) пытаются скрыть свои грязные делишки, свое участие в убийстве Холодова”. “Все, каюк этой газете, и тот, кто не успеет из нее убежать, будет весь в дерьме”, — раздалось из клетки.

В числе прочих участников процесса судья спросил мнение о ходатайствах адвокатов у потерпевшей Екатерины Деевой. Деева категорически не согласилась с ходатайством об удалении с процесса прессы вообще и корреспондента “МК” в частности. По ее мнению, поскольку процесс был объявлен открытым, журналисты имели право использовать информацию о нем. А что до “объективности” или “необъективности”, то подсудимые и их адвокаты почему-то не вспомнили вчера о Михаиле Леонтьеве и Николае Николаеве, которые с очевидными “перегибами” заняли сторону обвиняемых...

После этого поставленный в непростое положение суд ушел совещаться. В итоге судья Сердюков огласил решение: представителей всех СМИ из зала удалить, но процесс при этом оставить открытым — то есть данные о нем по-прежнему могут появляться в прессе. Основной причиной, однако, была названа не “субъективность” публикаций, а то, что цитирование в любых СМИ показаний подсудимых и ссылок на свидетелей, которые в суде еще не допрашивались, может негативно повлиять на дальнейший ход процесса.

Затем судья обратился к потерпевшей Екатерине Деевой. Он попросил ее “не афишировать” происходящее в зале, поскольку теперь она — единственный профессиональный журналист, остающийся на слушаниях в “Матросской Тишине”...

Однако надо сказать: адвокаты обвиняемых вполне могут восполнить отсутствие прессы. Они постоянно дают интервью телевидению и газетам. И если уж говорить об объективности, то ею эти интервью не блещут.

 

К моменту убийства Холодова лишь двое из шестерых подсудимых не носили погоны. Один из них — Константин Барковский. Вчера в “Матросской Тишине” продолжился его допрос. Подсудимый полностью отрицал свою вину.

Подсудимый Барковский

30 лет. Окончил Калининское Суворовское училище и Рязанское училище ВДВ. Служил в отдельной роте спецназа (специальность — переводчик) под началом Морозова, вместе с Мирзаянцем и Сорокой. Принимал участие в боевых действиях в Абхазии и Приднестровье. Воинское звание — старший лейтенант. После увольнения из армии в 1993-м занимался бизнесом, в год убийства Холодова работал в фирмах “Спорт”, “Орнамент трейдинг” (она специализировалась на драгоценных камнях). Арестован в 1998 году.

Барковский, раньше давший подробные показания, выбрал ту же линию защиты, что и Павел Поповских, — он утверждает, что оговорил себя под давлением следствия.

Заседание продолжается...

Дмитрий Холодов. Хроника событий


Партнеры