Лже-Рокфеллер

24 июля 2001 в 00:00, просмотров: 1513

Ист-Хэмптон — “солнечная сторона” американской улицы. Это местечко, расположенное на берегах Атлантического океана неподалеку от Нью-Йорка, уже давно облюбовано элитой Соединенных Штатов — финансовой, политической, культурной. Если у тебя есть дом в Ист-Хэмптоне, значит ты из колоды “Кто есть кто?”. Более того, обитатели Ист-Хэмптона — аристократия, в отличие от обитателей Беверли-Хиллз — выскочек. Поэтому не было ничего удивительного в том, что на “солнечной стороне” появился один из многочисленных отпрысков клана Рокфеллеров — Кристофер Рокфеллер.

Отпрыск, правда, выглядел несколько странновато. Да и звучал странновато — с французским акцентом. Был он неуклюжим, даже опущенным. Суп не ел, а хлебал, причмокивая. Нюхал, как знаток, вино, продающееся в галлонах. Не мог вспомнить свой манхэттенский адрес — то ли 57-я стрит, то ли 59-я. Не помнил и средства своего передвижения — то ли вертолет, то ли лайнер “Лир джет”. Не помнил и своего поместья — то ли особняк, то ли приморская вилла. Когда шел играть в теннис, одалживал у других обувь и форму.

Но все эти странности лишь укрепляли веру обитателей Ист-Хэмптона в то, что Кристофер и впрямь Рокфеллер. Подлинный мультимиллионер обязательно должен быть эксцентричным. Это у них в крови, как деньги в банке. Женщины открывали Кристоферу свои сердца, мужчины — бумажники. Первым он сулил воздушные замки, вторым — златые горы, причем немедленно. Устоять против этого было просто невозможно...

Однажды, выряженный в чужую теннисную форму, наш Рокфеллер заглянул в галерею модного испанского художника Жине Серран-Пагана, с которым он познакомился на выставке работ последнего в Саутгемптоне.

“В течение двадцати минут Рокфеллер отобрал шесть моих картин, воздав поэтическую хвалу одной из них — “Восход солнца под Квилином, — рассказывал позже сам художник. — Общая цена всех этих картин составляла полмиллиона долларов. Рокфеллер попросил меня дать ему номер моего счета в зарубежном банке, чтобы сделать депозит. Я заколебался и пригласил Рокфеллера к себе домой. Когда он пришел, я с ужасом обнаружил, что все мои запасы хорошего вина исчерпаны. О боже, подумал я, у меня в гостях сам Рокфеллер, а я на винной мели! Ничего не поделаешь, пришлось угощать Рокфеллера дешевым вином. Он понюхал его, похвалил букет и пригубил. В этот самый момент я понял, что мой гость не Рокфеллер...”

Но мечта продать свои картины за полмиллиона “самому Рокфеллеру” оказалась сильнее голоса разума. Художник и Рокфеллер, не разбиравшийся в вине, продолжали встречаться, обсуждали творчество Пикассо, философию Сартра и Ницше и даже... экономическое будущее Китая! И все это несмотря на то, что, как вспоминает художник, Рокфеллер путался в своих адресах и ел, как неандерталец. “В нем было нечто от улицы. Я подозревал его, но он мне нравился. Он был мечтателем-сюрреалистом, как Сальвадор Дали”.

Художник решил проверить Рокфеллера, ответив мистификацией на мистификацию. Он пригласил его на званый вечер, на котором присутствовали липовые дочь президента компании “Сони”, две наследницы империи судовладельцев и знаменитый международный антиквар. Дочь президента “Сони” играла фоторепортер Натсуко Уйсами, а международного антиквара — некий Питер Фазио, электромонтер по профессии. Одной из “наследниц” магната-судовладельца из Греции была репортер журнала “Пипл” Мария Эфтимиадис.

Рокфеллер явился на раут в сопровождении какой-то грудастой блондинки а-ля Джейн Мэнсфилд и своего телохранителя по звучной фамилии Данте. Ужин проходил при свете свечей. (Какое вино подавали — художник умалчивает.) Разговор шел сугубо светский — о модных акциях. В какой-то момент “наследница” греческого магната попыталась сфотографировать Рокфеллера. Данте, как это и положено телохранителю, закрыл его собой, а затем извлек из кармана пачку стодолларовых купюр и предложил наследнице продать ему пленку. Подобно всем Рокфеллерам, и этот не любил паблисити...

В Ист-Хэмптоне Кристофер Рокфеллер познакомился и с Томом Грегори, владевшим виллой с теннисным кортом и плавательным бассейном в одной миле от океана. Грегори, брокера с Уолл-стрита, свела с ним соседка первого Корина Эелтик. Летний сезон барбекю был как раз в полном разгаре. “Я подумал — этот из тех самых Рокфеллеров! Ведь Корина была массажисткой, и ее клиентура состояла из богатых и знаменитых обитателей Ист-Хэмптона. Поэтому я решил, что все олл райт”, — говорит сейчас мистер Грегори.

Дела уолл-стритовского стокброкера шли неважно, а здесь вместо соломинки горевшему брокеру подвернулся сам Рокфеллер! Когда отчаянно хочется верить, разум становится мутным, как молоко. Тем более что во время теннисного матча непрестанно звонил сотовый телефон Рокфеллера, и приходилось то и дело прерывать игру. Как сообщал своему боссу верный Данте, на том конце провода были то члены семейства Кеннеди, то представители английской королевской фамилии.

Рокфеллер проникся симпатией к Грегори и решил вызволить его из финансовой ловушки. Он сказал своему партнеру по теннису, что переведет по телеграфу в его банк 500 тысяч долларов, если тот заплатит ему наличными 50 тысяч долларов в качестве процента с долга. Сделка состоялась в тот же день, а ночью ее уже обмывали в модном в Ист-Хэмптоне ресторане “Цунами”, а после его закрытия — в зале для VIP ночного клуба “NV”. Рекою лилось дорогое шампанское “Dom Perignon”, щедро дегустировались дорогие коньяки.

Разумеется, никакие полмиллиона долларов на счет легковерного бедняги Грегори переведены не были. Рокфеллер испарился как дым, как утренний туман, прихватив его 50 тысяч и оставив неоплаченными счета в ресторане и ночном клубе на семь тысяч долларов. (Неплохо посидели!)

Но вернемся снова к художнику Серран-Пагану. Затеянный им костюмированный бал затянулся до утра. Когда все свечи погасли, Рокфеллер пообещал вернуться, чтобы купить столь полюбившийся ему “Восход солнца над Квилином”, но так и не явился. Он был арестован полицией Ист-Хэмптона через четыре дня после маскарада у Серран-Пагана. Полиция давно подозревала, что с этим отпрыском Рокфеллеров дело не чисто, но установить его подлинную личность детективам никак не удавалось. Через несколько часов после задержания Рокфеллер был выпущен под залог в 45 тысяч долларов. Затем он исчез, использовав паспорт на имя Фабиена Ортуно.

Хотя Кристофер утверждал, что он плоть от плоти Рокфеллеров, последние решительно открещиваются от него. Как заявил “Фонд Рокфеллеров”, в их семействе нет никого по имени Кристофер. А человек, выдающий себя за Рокфеллера, самозванец! В действительности он некто Кристофер Роканкур, родившийся 16 июля 1967 года в Хонфлере во Франции — небольшой рыбацкой деревушке на берегах Нормандии, знаменитой тем, что о ней сложена легенда о кладе, который покоится на дне моря неподалеку от нее, но который никто не может найти и достать.

Я отнюдь не исключаю того, что юноша Кристофер, наслушавшись в детстве легенд о кладе, занемог жаждой обогащения и решил добраться до него, но по-своему. Совпадение первых трех букв его ничего не значащий фамилии с тремя начальными буквами фамилии Рокфеллеров, видимо, подсказало сообразительному парню из нормандской рыбацкой деревушки, где находится клад — в мутной воде — и как найти его, как подцепить на крючок золотую рыбку. Рыбак рыбака видит издалека. И хоть Рокфеллеры не видели Роканкура и даже не подозревали о его существовании, Роканкур хорошо видел Рокфеллеров — с берегов Нормандии на берегах Атлантики...

Сообразительный Кристофер понял, что подлинный клад находится не на морском дне, а в людях, в их алчности и глупости, и что этот клад неисчерпаем, ибо алчность делает глупыми даже обитателей Уолл-стрита. Знаменитого гангстера Билли Хартона спросили на суде: почему он грабил банки? Простой и обезоруживающий ответ Билли принес ему бессмертие. Он сказал: “Потому, что деньги в банках”. Кристофер Роканкур-Рокфеллер грабил тех людей, у которых были деньги. Он был Робин Гудом, но исключительно для себя. Его жертвами были брокеры, землевладельцы, рестораторы, светское общество.

Только за один короткий летний сезон в Ист-Хэмптоне, где проживает американский высший свет, Роканкур-Рокфеллер (в дальнейшем я буду называть его Рок-Рок) вытряс из его обитателей 900 тысяч долларов, оставив позади себя шлейф разбитых сердец и опустошенных бумажников. Это только на Восточном побережье Соединенных Штатов. Но Рок-Рок промышлял и на Западном. И в старушке Европе. Друзья Рок-Рока описывают его как обаятельного бонвивана и ловкого шарлатана.

Сейчас все сбились в поисках Рок-Рока: и ФБР, и прокуратура Лос-Анджелеса, и частные детективы Нью-Йорка, и полиция Ист-Хэмптона. Впрочем, ничего нового в этом нет. Вот уже более десяти лет Рок-Рока разыскивают правоохранительные органы четырех... не стран, а континентов! По данным этих самых органов, Рок-Рок облегчал на миллионы долларов карманы обитателей “солнечной стороны” улиц Ист-Хэмптона, Нью-Йорка, Беверли-Хиллз, Лос-Анджелеса, Майами, Сан-Франциско, Гонконга (вот где источник его знаний китайской экономики!). Его подозревают в контрабанде бриллиантов из Заира, в ограблении ювелирных магазинов Женевы. Америка, Европа, Азия, Африка — вот поле деятельности Роканкура, так же, как и Рокфеллеров. Правда, Рокфеллеры особенно сильно шуровали в Латинской Америке. Но у Рок-Рока все еще впереди. Недаром он на днях сообщил американским масс-медиа через посредников: “Сейчас я нахожусь в Венесуэле. У меня все о’кей. Скоро я вернусь”. Естественно, не за подснежниками...

Кристофер Роканкур не всегда был Рокфеллером. С 1987 по 1992 год, когда парижская полиция шла по его следам фальшивомонетчика, когда женевская полиция разыскивала его по подозрению в ограблении ювелирных магазинов, наш Кристофер носил звучное имя графа Голицына-Кристо — гибрида русского аристократа и героя знаменитого романа Александра Дюма-отца. Меня лично потрясает не нахальство и наивность Рок-Рока, а то, что человека, носившего такую опереточную фамилию, могли принимать всерьез. “Голицын-Кристо” был арестован в июне 1993 года агентами ФБР в Лас-Вегасе и выдан швейцарским властям. Последние не смогли доказать его причастность к ограблениям ювелирных магазинов и отпустили на все четыре стороны, то есть континента, ограничившись тем, что запретили ему выезд в страну до 28 февраля 2016 года. Почему именно до этой даты — одному богу ведомо.

Короче, щуку бросили в реку. Щука переплыла не только реку, но и океан, объявилась в Беверли-Хиллз. Учитывая, по-видимому, близость Голливуда, Рок-Рок стал выдавать себя за сына знаменитого итальянского киномагната Дино Де Лаурентиса! Он женился на модели журнала “Плейбой” Пие Рейес, которая подарила ему сына. Без ложной скромности Рок-Рок окрестил своего наследника Зевсом. Эта далеко не святая троица колесила по Америке, сопровождаемая личной охраной, которую возглавлял некий Али Амхар по кличке Бенни, бывший офицер алжирской армии. Такого коктейля не встретишь даже в опереттах Кальмана. Правда, “алжирский стрелок” предал своего босса. Он настучал ФБР о проделках Рок-Рока, в частности, о контрабанде алмазов из Заира. В течение года таможенная служба США шила дело Рок-Року, но в конце концов так ничего и не смогла ему пришить, кроме въезда в страну с фальшивым паспортом. В марте 1998 года Рок-Рок внес залог в сто тысяч долларов и... сгинул.

Два года он мотался по белу свету, пока не пришвартовался к Ист-Хэмптону. Остальное вам уже известно...



    Партнеры