Как не погибнуть в пятом океане

2 октября 2001 в 00:00, просмотров: 618

Мы вступили в эпоху катастроф. Отрицать эту истину возьмется лишь клинический оптимист. И хотя изменить знак времени людям явно не под силу, так уж устроен человек, что сидеть сложа руки, не напрягая интеллекта, он не может.

Всеобщая неустойчивость и ненадежность обитаемого мира особенно остро ощущается, когда мы отрываемся от земли и доверяем себя стихии пятого океана. Вот почему повышенное беспокойство по поводу участившихся аварий и катастроф проявил Межгосударственный авиационный комитет — организация, существующая десять лет и объединяющая все страны СНГ.

На семинар “Новые научные подходы в вопросах прогнозирования и предотвращения аварийных ситуаций в авиакосмическом и ракетном комплексах”, состоявшийся недавно, пригласили исследователей самого различного профиля. Специалисты в области авиационно-космической техники, метеорологии, геологии, сейсмологии, информатизации, психологии и энергоинформационного обмена провели нелегкий диалог. Смысл которого очевиден: сообща обдумать, возможно ли повысить безопасность человека летающего.Между нами, лжеученымиНеожиданно начал обсуждение старейший участник семинара — вице-президент Российской академии космонавтики им. К.Э.Циолковского доктор технических наук генерал-лейтенант Иван Васильевич Мещеряков. Он выделил два аспекта угрозы существования цивилизации: неразумная деятельность людей и циклы жизни, во многом пока неизученные, Солнечной системы и Галактики. Старыми методами, опирающимися на консервативные представления, эти угрозы не отвести. А над новой наукой, проникающей в ключевые тайны мироздания, нависла старая угроза — со стороны Российской академии наук, организовавшей Комиссию по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований. Пасуя перед сложнейшими загадками, которые задает нам природа, РАН торопится обозвать лжеучеными тех исследователей, которые рискуют работать на переднем крае познания. Вот почему опытнейший ученый призвал коллег доводить проверку своих гипотез до экспериментов, заручаться юридически безупречными протоколами, добиваться документально оформленных ответов от тех, кто предупрежден об опасности прогнозом.

— Когда я был членом экспертного совета ВАК по спецтехнике, — раскрыл давнюю “совсекретную” тайну Иван Васильевич, — мы получили устное распоряжение: не принимать к защите диссертации, в которых нарушаются законы физики. А кто эти законы установил? А судьи кто? Не зря Альберт Эйнштейн показал им всем язык. Благодаря ему мы понимаем относительность, казалось, вчера еще незыблемых истин. Имея неоспоримые документы, мы сможем противостоять кампании, стремящейся закрыть новые поисковые направления в науке.Убийца-чирей даже не прячется— Коренное убеждение Вернадского, ставшее его завещанием: изучайте гелий и дыхание Земли, — с этих слов начал рассказ о своих исследованиях Игорь Николаевич Яницкий, кандидат геолого-минералогических наук, руководитель Центра инструментальных наблюдений за окружающей средой и геофизических прогнозов.

За долгие годы исследований Яницкий доказал: именно гелий выявляет разломы земной коры, гораздо отчетливей чем любые геофизические методы. А структурные поля распределения гелия подобны структуре активных областей Солнца. Выходит, Земля жестче, чем прежде полагали, связана со светилом. А атмосферные процессы определяются динамикой земной коры. Вот почему атмосфера оказалась объемным критерием того, как образно выразился Игорь Николаевич, энергетического чирья в недрах Земли, готового прорваться землетрясением, тайфуном, взрывом метана в шахте или иным катаклизмом. Где именно — указывает гелий.

Как назло, цивилизацию всегда притягивают эти потенциально опаснейшие энергетические чирьи Земли. На них выстроены почти все атомные станции. Понять, когда и где в очередной раз шарахнет, можно только через изучение атмосферы.

Один из таких зловещих разломов проходит под Иркутском, как раз пересекая взлетно-посадочную полосу аэродрома. Три громкие, имевшие большой общественный резонанс авиакатастрофы под Иркутском: одна произошла в 70-е годы, “Руслан” разбился в декабре 1997 года, Ту-154 — в июле нынешнего, — детально расследовались, но почему-то никто не сообразил связать их между собой. Хотя даже ребенок мог бы увидеть закономерность в том, что трижды самолеты гибнут в одном и том же месте. А в каждом конкретном случае нашли виновных. Но не пилоты, связисты, техники или авиадиспетчеры виноваты в том, что в зоне геологического разлома возникают гравитационные ямы. Попал в нее самолет — беда почти неминуема. А как именно она реализуется — войдет ли лайнер в штопор, загорится ли электропроводка или поведение экипажа станет неадекватным, — не суть важно. Все равно убийцей окажется разлом. Если это признать, и невинных наказывать не придется, и, что еще важней, удастся не допускать новых трагедий.

Конечно, переносить иркутский аэродром из “гиблого” в другое, более безопасное место — затея немыслимо дорогостоящая. А вот оснастить его и подлетающие к Иркутску самолеты приборами, предупреждающими о возможности активизации глубинных процессов в геологическом разломе, задача решаемая.Не ругайте космонавтаО том, что Земля изменчива и подвижна, сообщил инженер-космонавт, Герой России Павел Владимирович Виноградов. Оказывается, космонавты фиксируют провалы корабля на околоземной орбите на сотни метров, пролетая над такими сильными зонами аномалий, как Курская, Аргентинская или Гренландская. Масса всех океанов сопоставима с массой земной коры, но она нестационарна. И подвижность ее ощутимо влияет на самочувствие космонавтов.

Положено спать восемь часов в сутки — только отдохнувший организм способен справляться с физическими и психическими нагрузками на орбите. Даже если эти восемь часов предоставлены, человек может не отдыхать — обдумывать тревожащие его проблемы или не суметь воспользоваться отдыхом вроде бы беспричинно: не идет сон, и все. А назавтра он допускает глупую ошибку, которая представляет угрозу для жизни. И никто ничего не может поделать — считается, раз было предоставлено восемь часов для сна, все в порядке. Связи же ритмов организма и ритмов планеты остаются плохо изученными.

Павел Владимирович откровенно привел пример собственной необъяснимой ошибки, связанной с забывчивостью: забыл отвинтить крышку пиропатрона — потом едва удалось отстыковать корабль от орбитальной станции. Ну ошибся — получил свое. Благо корабль все же отделился от станции, и все обошлось. Но в чем причина странной забывчивости? До этого никто не докапывался. Потому что до сих пор не укоренилась у нас убежденность: человек — часть биосферы и ведет себя в соответствии с ее ритмами. Учетом которых мы чаще всего пренебрегаем.Не пролетайте над эпицентромПрокладывая трассы авиарейсов, естественно, стараются избегать мест повышенной опасности — скопления грозовых туч, очагов зарождения воздушных вихрей. Оказывается, к зонам повышенной воздушной опасности следует отнести и районы землетрясений. Риск попадания в них особенно высок еще и потому, что опасность нарастает до землетрясения, о котором порой никто не догадывается.

Об этом рассказал Игорь Владимирович Ананьин, действительный член Российских академий естественных наук и космонавтики им. К.Э.Циолковского, доктор физико-математических наук, профессор, главный научный сотрудник Объединенного института физики Земли РАН.

Число фиксируемых аварийных ситуаций нарастает по мере приближения землетрясения. За день до стихийного бедствия оно становится в 100 с лишним раз больше, чем в обычные дни.

С чем это связано? Механические напряжения, накапливающиеся в земной коре перед землетрясением, сопровождаются ростом напряженности электростатического поля. Причем чем ближе к будущему эпицентру, тем больше. Если средняя напряженность составляет 120—140 вольт на метр, то за день до катаклизма — несколько сотен тысяч вольт на метр. Это даже видно невооруженным глазом: начинают светиться горы, земля, электропровода, искры сыплются в радиусе до двух сотен километров. В момент толчка над эпицентром на несколько секунд возникает ярчайшая вспышка.

Летать в столь наэлектризованной атмосфере чрезвычайно опасно: ведь сильное электростатическое поле вырубает все электросистемы, в том числе бортовые компьютеры, связь. В 1977 году за день до землетрясения в Бухаресте вышли из строя все ЭВМ.

Как распределяется электропотенциал по высоте, точно неизвестно. Изучены только нижние 7—8 километров. Но военные самолеты летают на высотах, превышающих 20 км. Можно предполагать, там плотность ионов гораздо более высокая.

Проблема в том, что многочисленные предвестники землетрясений ненадежны — они далеко не всегда срабатывают. Поэтому исключить из графиков полетов кануны катаклизмов пока невозможно. Как же обезопасить экипажи и пассажиров в эти опаснейшие дни?

Пока предложение такое: замерять электростатические потенциалы хотя бы над аэродромами, особенно в сейсмоопасных зонах, а еще лучше — ставить специальные приборы и на самолеты. Если напряженность достигает 400—500 вольт на метр высоты, требуется срочная посадка — полет в таких условиях слишком рискован.

В канун землетрясения многие животные, как известно, покидают свои жилища. Обезьяны, на которых ставили специальные опыты, перед стихийным бедствием становятся как никогда прежде раздражительны и даже агрессивны. Предельное возбуждение психики наблюдается перед самым землетрясением.

Игорь Владимирович за сорок лет научной деятельности изучил 18 катастрофических, силой 8—11 баллов, землетрясений. Собранные им материалы убеждают: максимальные толчки сопровождаются пиками гипертонических кризов, инфарктов, обострением психических болезней, вспышками эпидемий.

Если прогнозы сейсмических разрядок Земли нам пока недоступны, распределение вольтажа по высоте замерять реально. Одно это может стать спасением для тех, кого стихия застала в небе.Рождаются мастера шишковидения?Тему воздействия на людей не только землетрясений, но и различных аномальных зон развил Евгений Георгиевич Шеламберидзе, кандидат военных наук, председатель совета фонда “Геостратегия и технологии XXI века”.

В аномальных зонах выделяется не только гелий, но также метан и много других аэрозолей. Земля сбрасывает избыточную энергию в различных формах. В одних местах происходят выбросы, в других поглощение энергии. То есть Земля дышит. В местах выбросов меняются время, гравитация, параметры электростатического и электромагнитного полей. Пространство либо уплотняется, либо разрежается. Эти выбросы наблюдаются в моменты ускорения и замедления вращения Земли.

Инженерные конструкции порой просто рассыпаются. Так, в Спитаке был дом, буквально разрезанный пополам землетрясением (даже сервант оказался располовинен), причем одна его половина рассыпалась в пыль. Это означает, что землетрясение — не только колебание земной коры, но, прежде всего, мощные энергетические выбросы. Образующиеся при этом поля кручения разрывают материал на уровне молекул.

Человек, оказываясь в таких местах, испытывает огромные нагрузки. Меняются состав крови, химизм всех систем организма, психика. Летчик может неадекватно реагировать на показания прибора. Это не ошибка, а считывание информации в измененном состоянии сознания.

Динамика аномальных зон сильно интенсифицировалась в последние десятилетия. Что связано с космофизическими факторами. В марте нынешнего года на Солнце произошла смена магнитных полюсов. Подобный процесс протекает на всех планетах Солнечной системы. В том числе на Земле. Геомагнитный полюс за последнее десятилетие сместился на 180 км к югу. К 2011 году процесс переполюсовки на Земле завершится. При этом биосфера переходит на совершенно иной режим существования. Через аномальные зоны выбрасываются огромные массы энергии. И смещается та частотная ниша, к которой приспособился организм человека. Он вынужден быстро меняться.

На наших глазах рождается новое поколение детей, резко отличное от всех предыдущих. Дети зачастую умеют читать любой частью тела. Включается в работу эпифиз — шишковидная железа, играющая роль локатора. Правое полушарие порой воспринимает информацию, как дисплей. Ясновидение становится нормой. Многие улавливают предсигналы от еще не произошедших событий.

Новая, формирующаяся на наших глазах реальность требует интеграции множества разнородных знаний. В том числе и проблема безопасности уже не может быть решена в рамках прежних представлений о мире.Он спас дагестанских допризывниковСамой большой сенсацией семинара стало выступление Виктора Тимофеевича Новичкова, академика Российской академии космонавтики им. К.Э.Циолковского, эксперта по раннему дистантному диагностированию авиационно-космической техники. Практика, о которой он сообщил, вряд ли может быть отнесена к научной деятельности: результаты едва ли повторят другие независимые исследователи. Но тем не менее факты реальны. И даже если мы не способны сегодня объяснить их природу, вовсе не значит, что не следует использовать уникальные возможности Новичкова. Кто этого не понимает и спешит объявить подобную деятельность лженаучной, на мой взгляд, просто обязан вывернуть у себя дома пробки из электрощитка и не пользоваться ни телевизором, ни холодильником, ни стиральной машиной — ведь природа электричества тоже до сих пор достоверно не объяснена.

Итак, вот факты, сообщенные В.Т.Новичковым.

10 сентября 1998 года российские космонавты должны были выйти в открытый космос. За 12 дней до этой даты эксперт сообщил заместителю руководителя полетов Виктору Дмитриевичу Благову: существует опасность выхода из строя замковых соединений. Кроме того, в 16 час. 23 мин. откажет один из блоков компьютерного управления — Новичков назвал пятизначный номер этого блока. 10 сентября выход в открытый космос был отменен — забарахлили замковые соединения. А ровно в 16 час. 23 мин. остановился бортовой компьютер. Когда космонавты приступили к расследованию причин отказа, из Центра управления полетами им сообщили: начинайте поиск с такого-то блока — передали пятизначный номер. На орбите тотчас выявили неполадку в указанном месте, сэкономив время, необходимое для проверки других блоков, и дорогостоящее горючее.

В апреле 1999 года на орбитальной космической станции обнаружилась утечка — давление падало на одну атмосферу в сутки. Космонавты измучились искать дырку: грешили на стенку станции, толщина которой всего 3 мм. Новичков интуитивно считал информацию — он “увидел”, как командир экипажа отыскал прохудившийся штуцер в одном из узлов переходного отсека. Именно командир и отыскал этот штуцер, отверстие оказалось диаметром 250 микрон.

За три недели до старта американского беспилотного космического корабля “Титан-4” Виктор Тимофеевич сообщил нашим военным: на 38-й секунде из-за вибрации произойдет короткое замыкание и выйдет из строя бортовой компьютер, на 40-й секунде произойдет отклонение ракеты от вертикали, на 45-й секунде “Титан” взорвется. Руководство к прогнозу не прислушалось и предупреждать американцев не стало: ссылка на интуицию некоего Новичкова показалась слишком слабой мотивацией. Но катастрофа произошла точно в соответствии с расписанным по секундам сценарием.

22 ноября 2000 года Новичков передал информацию в КБ им. Сухого: полет “СУ-32”, пилотируемого летчиками Вотинцевым и Соловьевым, намеченный на 29-е число, может оказаться трагическим — на стойке шасси под левым крылом трещина. Вскоре генеральный директор КБ М.А.Погосян поблагодарил за помощь: действительно, в левой стойке нашли трещину.

О гибели “Руслана” в Иркутске Новичков предупредил одного из авиационных генералов за два месяца до трагедии.

Я привел лишь часть сведений, представленных экспертом. Другие не менее впечатляющи. Виктору Тимофеевичу сделали резонное замечание: все это звучало бы куда более убедительно не из ваших уст, а от человека скептического ума, который мог бы подтвердить хотя бы один из названных фактов.

И такое подтверждение последовало. Встал полковник Андрей Николаевич Гусев, старший эксперт Службы безопасности полетов государственной авиации Министерства обороны РФ. 5 сентября он принял телефонограмму от Новичкова и официально зарегистрировал ее в вахтенном журнале. Через 6 дней, то есть 11 сентября, должен, по сообщению Новичкова, произойти массовый угон самолетов, который приведет к большому числу человеческих жертв. Где именно? — уточнил полковник Гусев. Где-то далеко на Западе, ответил Новичков. В Германии или еще западнее? Точнее указать не могу. Ну, тогда я записываю: в Германии.

Спросили Виктора Тимофеевича и о том, может ли он только предсказывать катастрофы или каким-то образом воздействовать на события с целью их недопущения или хотя бы коррекции ситуаций?

В отдельных случаях удается блокировать летальные исходы. Так, 21 июня прошлого года в районе Астрахани потерпел аварию “ИЛ-76” с допризывниками из Дагестана на борту. За неделю до события Новичков “увидел” пылающий в небе лайнер. Усилием воли эксперт сменил “картинку” — заставил себя увидеть “ИЛ-76” приземлившимся на бетонную полосу. Правда, при этом обозначились несколько сломанных ног. Действительно, самолет сел на брюхо и загорелся лишь после того, как все двести человек выпрыгнули из машины. 18 человек сломали лодыжку правой ноги. Зато все живы.

Конечно, сомнения в достоверности подобных утверждений закономерны. Но чтобы их снять, сообщения Новичкова следует систематически проверять. Не обличать эксперта в лженаучности, а документировать и проверять его прогнозы. Если окажется, что оправдываемость их высока, Новичкова, на мой взгляд, следует признать национальным достоянием России и законодательно оградить от нападок отставших от жизни ревнителей марксистско-ленинской философии. Пусть Виктор Тимофеевич спасает жизни авиапассажирам, летчикам, космонавтам. А уж как он это делает, ученые со временем разберутся. Без помощи некоторых “больших” академиков, считающих себя единственными хранителями истины.



    Партнеры