Девочкин из высшего общества

26 ноября 2001 в 00:00, просмотров: 1700

Поразительное внешнее сходство может круто изменить судьбу двойника. Это мы знаем еще по “Железной маске” Александра Дюма.

Впрочем, подавляющее большинство двойников известных политических фигур (Гитлера, Сталина, бен Ладена) так и остались “тенями” своих оригиналов.

В этом плане не повезло и Юрию Девочкину из Волоколамска. Совершенно случайно он оказался “копией” Сергея Бондарчука. И даже в отдельных сценах играл за него Пьера Безухова в “Войне и мире”.

Но второго Бондарчука из Девочкина не вышло. В своем районе он ведет сельскую студию кинематографистов.



“О тех, кто в поле”, “Крылатые помощники”, “Здесь был Ленин”, “Голубая ниточка истории” — эти кинематографичес-кие шедевры, снятые допотопными камерами “Красногорск-3”, транслировались в 70-е годы по Центральному телевидению и имели успех у советских граждан. Никто из зрителей не знал (и только сейчас мы откроем эту великую тайну), что все эти фильмы снимались пионерами и комсомольцами на Волоколамской народной кинофотостудии.

В этом году ей исполнилось 40 лет. Большинство ее выпускников работают в известных центральных СМИ и даже во ВГИКе.

А бессменный руководитель студии Юрий Девочкин прославился в веках в роли Пьера Безухова в гениальном фильме “Война и мир”(!). Это удалось узнать только корреспондентам “МК”.



Три “убитые жизнью” комнаты в волоколамском ДК завалены фотографиями и катушками с пленкой. Нас встречают устойчивый запах сигарет “Ява” и представительный седовласый господин. Это тот самый “Пьер” и по совместительству директор студии — Юрий Васильевич Девочкин. Увидев нас, искренне удивляется: “Я даже думать не мог, что прямо из “МК” ко мне приедут”. Скромность не позволяет киногерою начать разговор о себе, любимом. Дело его жизни — народная студия.

— Раньше люди приходили сюда толпами — так тянулись к искусству. А сейчас мы сами ходим по школам и ПТУ — ищем таланты, — вздыхает Девочкин.

Здесь до сих пор не берут денег за занятия. Да и брать их особо не за что: из “роскоши” в студии — лишь две допотопные кинокамеры, пять стареньких “Зенитов” и видеокамера-“мыльница”. Телевизор и видик Юрий Васильевич берет напрокат в народном театре.

— Недавно через районную газету обратились к людям с просьбой принести все ненужное им фотооборудование: старые проявители, пленки, бачки для реактивов... И они откликнулись — снабдили нас всем необходимым, — продолжает “волоколамская легенда”.

Унизительный факт: уже несколько лет народной студии, где сейчас занимаются 30 ребят, администрация района не выделяет ни копейки. А просить Юрий Васильевич не считает нужным. И учит подростков снимать хорошие фильмы на примитивную “мыльницу”. Причем фильмы, пропагандирующие район.

— Недавно объездили 20 сельских ДК: кино снимали — “Культпросветработники обмениваются опытом”, — вклинивается в разговор 16-летний ученик, Илья Наконечный. — Съемок было так много, что пришлось просить у родителей домашние видеокамеры.

* * *

При таком раскладе Девочкин с ностальгией вспоминает дары советского государства: бесплатные бобины пленок, которые тратились на агитационные фильмы, почетные грамоты, бесконечные заказы...

— Пригласили нас снимать фильм “Крылатые помощники” — про будни сельхозавиации. Жара, лето, бескрайние поля... Чтобы фильм получился высокохудожественным, попросили авиаторов нам попозировать. То есть сделать так, чтобы вертолет летел прямо на камеру и распылял воду (имитация удобрений). Но работники села что-то не сообразили и стали лить на нас химические удобрения. Мы все волдырями покрылись и побежали отмокать в речку Ламу...

Но это “цветочки” по сравнению с тем, что сельским кинематографистам пришлось пережить в Завидовском заповеднике:

— На съемках фильма “Лама просит помощи” (про загрязнение реки) мы потеряли много нервных клеток. Целый день ездили вдоль берега Ламы и приехали в Завидовское хозяйство, где нас сразу же задержали сотрудники КГБ. Они на нас чуть не с кулаками: что вы делаете на закрытом объекте?! Мы объясняем: мол, заблудились, не знали, что Лама протекает в режимной зоне и тем паче — в Тверской области. Но агенты безопасности не реагируют и продолжают нас допрашивать. Через пять часов допроса с пристрастием я говорю: “Звоните в волоколамский отдел КГБ — там про меня всё знают”. Они послушались и позвонили. А потом повели нас в домик — напоили чаем с пирогами и отпустили с миром. Даже пленку не засветили.

Но самое светлое воспоминание — безусловно, съемки в “Войне и мире”.

Как Девочкин, работавший тогда редактором отдела писем в районной газете “Заветы Ильича”, попал на съемки культового фильма, для него до сих пор загадка:

— Приезжаю в Теряево, где снималось несколько серий фильма, и обращаю внимание, что на меня помощник режиссера Василий Бадаев как-то странно смотрит. А потом подходит и спрашивает, хотел бы я дублировать самого Бондарчука в роли Пьера Безухова. Я, конечно, согласился: такая возможность бывает раз в жизни!

Когда Девочкина загримировали, вся съемочная бригада чуть дара речи не лишилась. Бондарчук и Девочкин стали как братья-близнецы. Зачем великому режиссеру понадобился дублер — догадаться нетрудно: он разрывался на части между своей ролью и “командованием парадом”, то есть процессом съемки. К тому же вряд ли Сергей Федорович хотел участвовать в откровенно агрессивных сценах, например битве Пьера Безухова с французами, позорно покидающими горящую Москву:

— По сюжету я должен был нещадно лупить троих французов, грабящих грузинскую княжну. Реально у меня это получилось где-то на десятый раз. Зато именно эта батальная сцена стала одной из самых запоминающихся в фильме. Помните: огонь, бегущие французы, лошади, дерущийся с солдатами Пьер?.. Один из “французов” со всей дури мне в челюсть так заехал, что я на пять минут потерял сознание. От всех этих бесконечных дублей у меня такая злость профессиональная проснулась, что я “мочил” своих оппонентов реально, не думая, что делаю им больно. И после съемок эпизода на мне живого места не было.

Самым сильным эмоциональным потрясением Девочкина (и, кстати, он взял себе это на вооружение для своей кинематографической деятельности) стало то, что пиротехники использовали для эффектных взрывов... обычные советские презервативы. В них они набивали взрывчатку и вешали на специальную машину, где была оборудована площадка для кинокамеры. Машина ехала, кондомы взрывались, и в кадре появлялись дымовые облака. Наверное, эта идея киношников посетила лишь “на месте дислокации”: во всех аптеках Волоколамского района подчистую смели все резиновые изделия №2...

Актерская (и весьма успешная) карьера редактора отдела писем районки вызывала бешеную зависть коллег. В один прекрасный день Девочкина вызвала на “разбор полетов” секретарь райкома партии по идеологии. “Тоже мне, актер нашелся! — возмутилась она. — Завтра чтобы был на работе”. И влепила строгий выговор с нелепой формулировкой: “За отрыв от коллектива, сокрытие доходов при уплате членских взносов”.

— Хотя утаивать было нечего: за участие в съемках (а снимался Девочкин в фильме без малого 3 месяца) мне платили 120 рублей в месяц, — вспоминает киногерой. — Все они “ушли” на семью, проезд и пленку. Ведь я тоже первое время снимал происходящее на площадке. Правда, Бондарчук потом мне это делать запретил.

Зато с кормежкой у Юрия Васильевича проблем не было:

— Снимаем сцену, как французы грабят Смоленский рынок. Бондарчук распорядился, чтобы все продукты были самыми настоящими и свежими. Сала, колбас, пирогов, раков, пива и воблы привезли в изобилии. Мы с нетерпением ждали, когда снимут эту сцену. И после накинулись на еду как волки и смели в один присест...

Сергей Федорович Бондарчук не забыл своего талантливого дублера и еще несколько лет подряд посылал ему поздравительные открытки: “Вас, друга фильма “Война и мир”, поздравляю с наступающим Новым годом”. Мировоззрение Девочкина, в свою очередь, тоже очень сильно поменялось после фильма: он стал делать ставки и учить ремеслу исключительно талантливых и трудолюбивых ребят.

* * *

Хотя для студии наступили сложные времена, Девочкин и его подопечные не отчаиваются. Занимаются по 6 часов в день на раздолбанном (или своем личном) оборудовании. Самым излюбленным местом для съемок (именно там их запечатлел наш фотокорреспондент) считают дворик родного ДК, где находится местная достопримечательность: “разлученная” архитектурная композиция.

— В 50-е годы привезли сюда статую: баяниста и его поющую подругу. Поставили перед входом в ДК, но она не “вписалась” в интерьер. И решили наши партийные товарищи “ребят” разлучить. Баяниста поставили слева, а его подругу справа — в 50 метрах от него, — смеется Юрий Васильевич.

Юные фотографы тренируются сначала на баянисте, снимая его в разных ракурсах, а затем — на его поющей даме.

— А иногда мы шалим — возим новичков в другой ДК, где стоит еще более забавная скульптурная композиция, — продолжает 37-летний сын Девочкина, Олег (кстати, старший сержант милиции, обожающий снимать детские праздники). — В одном конце площадки девушка читает книжку, а в другом — согнувшийся в три погибели парень. А ведь сначала скульптура выглядела вполне естественно: он просто заглядывал ей в книгу...

Эти, на первый взгляд, смешные тренировки не проходят для ребят даром. Через полгода они делают качественные портреты и пейзажи. А уже потом — снимают видеофильмы. Давняя мечта Девочкина — сделать своих учеников профессиональными операторами. В руки мне попала пожелтевшая от времени районная газета “Заветы Ильича” аж за 1989 год, где была его статья по этому поводу:

“Если бы самодеятельные киностудии обзавелись собственными видеосъемочными камерами, видеомагнитофонами, телевизорами... Пока об этом приходится только мечтать. А ведь записанный на пленку и оперативно показанный видеосюжет на местные темы привлек бы многих. И почему бы не подумать о кабельной трансляции фильмов по городской, на первых порах, сети?... Разумеется, только силами кинолюбителей эту проблему не решить. Но есть же заинтересованные организации. Не все же действуют по принципу “чем хуже, тем лучше”...”

И лишь сегодня ему удалось достучаться до заинтересованных лиц:

— Пришел к пресс-секретарю главы Валентине Глазковой и предложил создать местное телевидение, — говорит Юрий Васильевич. — Ей идея понравилась, и, дай Бог, дело сдвинется с мертвой точки.

Такое ТВ сможет вещать аж на четыре района — Волоколамский, Лотошинский, Шаховской, Рузский, — так как неподалеку от города есть ретрансляционная вышка. И если сюжеты будут делать выпускники народной студии, можно смело ручаться за их отменное качество.





Партнеры