ИВАНОВСКИЕ СТРАДАНИЯ

29 ноября 2002 в 00:00, просмотров: 1553

Реформа МВД идет уже полтора года. Сотни заворовавшихся, обнаглевших чинов сняты уже со своих должностей.

Сотни сняты, а тысячи остались, ведь невозможно за полтора года восстановить то, что разваливали десять лет. Борису Грызлову досталось тяжелое наследство. Но если в центральном аппарате МВД порядок он более-менее успел навести, то на территориях — работы предстоит непочатый край.

Снятых начальников областных УВД можно пересчитать по пальцам. А между тем именно от этих людей зависит жизнь страны...

Знакомство с нравами местного УВД новоизбранный губернатор начал прямо в день своей инаугурации. В гулких коридорах областной администрации — старинного особняка с изразцовыми потолками.

Заспорили два замначальника местного УВД — зам по тылу и начальник штаба. А может, никакого спора и не было. Просто один полковник решил похвастаться перед другим реликвией из своей знаменитой коллекции — старинным револьвером образца XIX века, вроде тех, что показывают в фильмах про Гражданскую войну. А револьвер — возьми да и выстрели. Прямо в начальника штаба полковника Белова.

В какое именно место попала пуля — в области спорят до сих пор. На пораженный полковничий орган одновременно со швами был наложен гриф секретности. (Местные газеты писали, правда, что ему отстрелили мужское достоинство, но факт этот официального подтверждения не получил.)

Потом, разумеется, Белову выплатили страховку: как бойцу правопорядка, раненному при исполнении служебных обязанностей. А возбужденное прокуратурой дело благополучно развалилось. Оказалось, что старинный револьвер стоит уже на балансе хоз. отдела УВД: его успели зарегистрировать в тот самый день, когда начштаба чудом остался в живых.

Собственно, регистрация револьвера — чудо ничуть не меньшее, чем воскрешение полковника Белова, ибо по всем нормативам МВД антикварное оружие в милицейской работе использовать никак нельзя. Впрочем, чудо это имеет объяснение весьма банальное: хоз. отдел напрямую подчиняется зам. начальника УВД по тылу полковнику Маврычеву, который-то и притащил на инаугурацию злополучный револьвер. Тем более что Маврычев — правая рука начальника УВД. Им вдвоем по плечу любое волшебство...

Стоит ли удивляться, что вскоре после такого оригинального “салюта” ивановский губернатор Владимир Тихонов обратился к президенту Путину. Он просил избавить область от начальника УВД генерала Панина: ведь то, что случилось в коридорах местной администрации, — лишь незначительное звено в длинной цепи, имя которому — милицейский беспредел...


Геннадий Панин бессменно руководит ивановской милицией более десяти лет: срок по нынешним меркам — рекордный.

Менялись губернаторы, прокуроры, министры — да что министры: президенты даже менялись, и только генерал Панин был, казалось, вечен. И в один прекрасный день произошло то, что должно было произойти: из начальника УВД Панин превратился в неофициального хозяина области.

Безраздельная власть помноженная на абсолютную безнаказанность сосредоточилась в руках генерала. Те, кому положено было присматривать за работой милиции — и губернатор, и ФСБ, и прокурор, — на деле и слова не решались сказать поперек Панину. Результат не замедлил себя ждать.

Преступность в области растет не по дням, а по часам. Еще быстрее падает раскрываемость (это при том, что до прихода Панина Ивановщина входила в пятерку наиболее спокойных регионов страны). Бороться с ней попросту некому: все профессионалы, имевшие хотя бы какое-то подобие собственного мнения, были безжалостно выброшены Паниным на улицу. Их места занимают его личные ставленники: послушные, управляемые, готовые выполнить любую команду.

О своем основном предназначении в ивановской милиции забыли давным-давно. Заняты здесь другим: интригами, личным обогащением...


Депутат Госдумы Владимир Тихонов стал губернатором Ивановской области два года назад. Избрался и сразу же понял, что нормальной работы с Паниным у него не получится.

Не потому даже, что на выборах начальник УВД поддерживал его конкурента. Просто Панин ни с кем не хотел делиться властью.

Дело дошло до того, что на встрече с президентом Тихонов попросил его лично вмешаться в ситуацию и убрать Панина с должности.

О причинах такого беспрецедентного шага ивановский губернатор впервые рассказывает в интервью “МК”:

— Я пытался наладить нормальное сотрудничество, но в ответ получал только упреки: дескать, ваши заместители замешаны в коррупции. Вызываю Панина: “У вас есть доказательства?” — “Есть”. — “Представьте, и я незамедлительно их уволю...” Доказательств нет до сих пор. Есть только слова, которые я воспринимаю исключительно как попытку дискредитировать исполнительную власть...

Впрочем, это лишь одна из причин конфликта — и не самая, может быть, главная. Куда важнее другие претензии, которые предъявляет губернатор:

— Меня не только не устраивает работа Панина, но и вообще работа УВД в целом. Возьмем, к примеру, ситуацию по лесу. Лес — это единственное природное богатство, имеющееся в области. Говорю УВД: давайте поставим заслон воровству — деревья вырубаются километрами! Прошло почти два года — результата нет. Почему? Да потому, что “крышей” преступников является та же самая милиция. Я специально посылал своих сотрудников, они видели: лес вывозят под милицейской охраной...

Порядок с “лесными вредителями” начали наводить только сейчас. И сразу же вскрылись прелюбопытнейшие обстоятельства. По одному только Ивановскому району прокуратура выявила 75 (!) “лесных” материалов, которые УВД списало безо всякой проверки. В результате было возбуждено 30 уголовных дел плюс еще одно против начальника отдела УВД по борьбе с лесонарушениями (есть, оказывается, и такой).

Лес вырубался сотнями тысяч кубометров, зачастую бесплатно — якобы для бюджетных организаций, но до получателя отчего-то не доходил, исчезая где-то на полпути. Активнейшую роль в этих схемах играли и милицейские отделы: часть древесины, например, была отгружена для Южского РОВД, но на баланс ее ставить никто и не думал.

Проблемой хищнической вырубки лесов озабочены все, включая президента. И только те, кто по долгу службы должен с этим бороться, делают вид, будто ничего не происходит. Заместитель Панина полковник Байдин не утруждает себя даже посещением “лесной” комиссии обладминистрации, хотя он и является ее членом. Впрочем, милицейские начальники не ходят и на все другие комиссии: каждый, кто переступит порог местного “белого дома”, рискует навлечь на себя гнев генерала.


Маленькой Ивановской области везет на скандалы. То панинские заместители устроят стрельбу на инаугурации. То грабители до полусмерти изобьют сына поэта Евтушенко (преступников, разумеется, не нашли по сей день). То риэлторская фирма “Ольга” кинет половину города, а потом окажется, что брат ее директора — начальник Советского РОВД...

Скандалов множество, и все они почему-то так или иначе связаны с подчиненными генерала Панина.

Вот один из последних примеров: начальник строительно-монтажного управления УВД Игорь Налетов отправился в Рязанскую губернию. Никакого отношения к службе поездка его не имела — вроде бы он ехал получать какой-то долг, — но тем не менее Налетов взял с собой табельный пистолет. В дороге сопровождал его некий коммерсант Мазанов — человек в области известный, незадолго до того полгода отсидевший в СИЗО на Болотной.

Двух этих людей связывали не только деловые отношения: бывший арестант Мазанов ждал со дня на день приказа о зачислении... в милицию: Налетов хотел сделать его своим заместителем.

Завершив дела, друзья отправились в ресторан. От обилия спиртного разум начальника СМУ помутился. Он вытащил табельный ПМ и начал стращать окружающих. Мазанов бросился отбирать пистолет, завязалась борьба. Пуля попала Налетову в голову. Он умер тут же.

А вместе с ним в небытие ушли и подробности многочисленных комбинаций, которыми славился на всю область начальник СМУ: ведь в большей степени человек этот был коммерсантом, нежели милиционером.

Никто теперь никогда не узнает, например, что сталось с экскаваторами, которые уехали из УВД куда-то на Урал в обмен на ГСМ: ни экскаваторов, ни “горючки” нет по сей день. Навсегда останется тайной и операция с векселями Костромской ГРЭС, обналиченными Налетовым через “Ивэнерго”: по имеющимся у нас сведениям, часть векселей — более чем на 10 миллионов рублей — числится за УВД и сегодня.

Неужели генерал Панин не знал о странных занятиях своего офицера? Не мог не знать. И он, и его заместитель — начальник тыла УВД полковник Маврычев, еще один любитель стрельбы в общественных местах, — обо всем были осведомлены прекрасно. Но никаких мер к Налетову не принимали.

Ничего странного. Панин не убирает своих доверенных людей, какие бы грехи они ни совершали. Другое дело — если кто-то пойдет наперекор его воле, выкажет нелояльность. Тогда берегись: разорвут, уничтожат.

Начальника Фурмановского ГОВД Валентина Корнева, сыщика с 30-летним стажем, убрали, например, только за то, что на выборах городского главы он не сумел “эффективно” поддержать панинскую креатуру. Народ проголосовал совсем за другого человека...

— И на ближайшей коллегии, — рассказывает Корнев, — Панин заявляет: “Выборы везде прошли успешно (мэрские выборы совпали с губернаторскими. — А.Х.), и только в Фурманове победил ставленник бандитов”. Меня тут же вычеркивают из списков на премии, домой заявляются сотрудники УСБ, дают недвусмысленно понять: уходи по-хорошему — не то уйдешь по-плохому. Я плюнул да и написал рапорт...

Для сравнения: после того как несколько омоновцев ограбили ивановский бизнес-центр, расстреляв охранника — своего же коллегу-омоновца, командира отряда никто и не подумал снимать с работы. Это при том, что погибший милиционер охранял бизнес-центр безо всякого на то договора.

Когда же начальник Октябрьского РУВД Олег Шпилевой оказался неугоден, Панин инициировал проверку КРУ, которая выявила “страшные” прегрешения: покрывая крышу РУВД, Шпилевой перерасходовал... 78 рублей. Разумеется, он был немедленно отстранен.

Изощренное иезуитство — это качество в Панине отмечают едва ли не все, кто хорошо знает его. А как иначе, например, можно назвать историю с сыном его бывшего начальника, человека, давшего Панину путевку в жизнь?

В 80-е годы начальник ивановского угрозыска Борис Каманин был одним из лучших сыщиков в Союзе. Каманин-то и приметил Панина, сделал его начальником отдела, потом — своим заместителем. Занимался тогда будущий генерал работой в основном бумажной: справками, отчетами. Это у него получалось лучше всего: ответственности он боялся всегда.

Тут бы и закончилась его служба, но, по счастью, был у Панина влиятельный друг — зав. отделом административных органов обкома партии, то бишь куратор всех силовиков, Александр Копытов: в юности они служили вместе в батальоне ППС. И когда освободилась должность первого зам. начальника УВД, Копытов пролоббировал назначение Панина. Несмотря на отсутствие опыта. Несмотря на то, что Каманин написал резкую характеристику, указав, что Панин не готов еще к таким высотам.

Этой характеристики Панин ему не забыл и в 91-м инициировал изгнание каманинского сына — сыщика линейного отдела — из города. Просто уволить его он не мог: тот подчинялся УВД Северной железной дороги. В итоге Каманина-младшего по надуманному поводу перевели в Кострому, и, помыкавшись без жилья, он был вынужден уйти в отставку.

Впрочем, и “крестному отцу” Панина пришлось не слаще: после развала Союза Панин забрал Копытова к себе в управление, начальником информцентра. Должность полковничья, но папаху тот так и не получил.

Это еще одна черта генеральского характера: он не терпит подчиненных умнее себя. Человеку независимому в УВД делать нечего. Так случилось и с общепризнанным профессионалом Сергеем Щадриным, панинским заместителем. Генерал выжил его, отправив на повышение — начальником Псковского УВД (Щадрин был на хорошем счету у министра, и по-другому убрать его не получалось). Кто же мог представить, что через пару лет тот станет начальником Главка МВД по Центральному федеральному округу.


Не так давно в Иванове произошел очередной скандал. Начальник УВД города полковник Рябов решил построить себе особняк. В самом центре.

Стройка шла по совершенно новой технологии. Напротив особняка возводился 5-этажный жилой дом. Как и положено, на объект пригнали башенный кран. Но оказалось, что развернуть стрелу в другую сторону — к особняку — дело совсем не хитрое, потому-то пятиэтажка поднималась медленно, а коттедж, напротив, рос как на дрожжах. Вернее, два коттеджа.

Кому принадлежал второй дворец — история (вместе с Паниным) умалчивает. Как только скандал вышел наружу, стройку заморозили. От греха подальше: прокуратура ведь возбудила уголовное дело и почти докопалась до того, что особняки возводились за бюджетные деньги. Полковника Рябова пришлось увольнять.

Единственное утешение — журналиста Владимира Рахманькова, раскрутившего этот скандал, в назидание другим хорошенько побили. Кто?

— Я не могу ничего утверждать, — пожимает плечами Рахманьков, — уголовное дело по факту избиения осталось незавершенным. Рискну лишь предположить, что, кроме Рябова, делать это было никому не выгодно...

Жилищное строительство — это форменный бич ивановской милиции. Одни сотрудники (и таких большинство) годами не могут получить квартиру. Другие — жируют в безразмерных хоромах.

Словно в насмешку над бомжующими милиционерами в элитном районе города, рядом с парком культуры, растут недурственные коттеджи, с коими народная молва упорно связывает руководителей УВД. Сам Панин, правда, категорически от этих коттеджей отказывается, утверждая, что никакой собственности у него нет (двухуровневая квартира в центре и 2-этажный особняк в местечке Ломы — аналог нашей Рублевки — понятно, не в счет).

Однако любой абориген в знаменитом Плесе без труда укажет вам на еще одну панинскую обитель: жилой дом XIX века с “каннелированными тосканскими пилястрами”, где “поздний классицизм сочетается с эклектическим декором”.

За точность описания ручаюсь: это цитата из свода памятников архитектуры и монументального искусства, ведь дом сей признан... памятником старины и даже входит в состав плесского музея-заповедника.

Конечно, по закону торговать памятниками запрещено, но разве желание начальника УВД — это само по себе уже не закон? Как сказано в представлении облпрокуратуры, в феврале 98-го АО “Ивановореставрация” продала этот дом гр-ну Панину Р.Г. — то бишь генеральскому сыну. Никакого надзора за состоянием памятника государство не ведет...

Сыновей у Панина двое. Старший — владелец плесского особняка — по линии МВД служит в Югославии (всем бы так!). Младший — после школы милиции совсем недавно был распределен в областное УВД и за считанное время сумел столь блестяще проявить себя, что его поощрили даже ценным подарком: “Жигулями” 7-й модели, списанными с баланса УВД. Приказ “подмахнул” его же собственный папа.

Про себя самого генерал, надо думать, тоже не забывал. Надеюсь, после этого материала выяснится, сколько машин, списанных с баланса УВД, досталось семейству Паниных.


-Самого Панина за руку никогда не поймать, — говорили мне знающие люди. — Лично он ничего не берет. Просто сажает на все хлебные места своих ставленников. Случись что — с них и весь спрос.

Слов нет: политика — хитрая. Ни за что не поверю, чтобы тот же начальник городского УВД Рябов начал строить особняки без панинского благословения. Однако все случилось точно как в песне: “Сладку ягоду рвали вместе, горьку ягоду — я одна”...

Почти о каждом из назначенцев генерала Панина можно писать целые оды. Взять хотя бы ближайшего его сподвижника, начальника УГИБДД полковника Голубева, которого Панин неоднократно пытался назначить своим первым замом. При всеобщей нищете этот замечательный человек умудрился оформить на себя, жену, сына и сноху (все сотрудники милиции) ни много ни мало — 24 машины.

Между тем проведенная осенью проверка МВД показала, что стараниями Голубева система ГИБДД оказалось в Иванове полностью разваленной. Во многих районах с водителей, например, взимали дополнительные штрафы: якобы в милицейские фонды.

Широко процветало и натуральное крепостное право. Скажем, компании “Кранэкс”, которая производит знаменитые автокраны “Ивановец” (эта структура пользуется особой благосклонностью Панина), были “сданы в аренду” двое инспекторов ДПС, которые на милицейских машинах с мигалками повсеместно сопровождали главного крановщика. По документам же выходило, будто они дежурят по городу. (В день проверки, допустим, милиционеры якобы патрулировали район ул. Горбатова, хотя в этот день вместе с гендиректором находились в Москве. Кстати, командировки им вопреки закону оформлялись не в УВД, а тоже в “Кранэксе”, при том что ездили они всюду с оружием.)

По итогам проверки министр объявил Голубеву строгий выговор. Получил выговор и Панин.

А на прошлой неделе в УВД началась вторая проверка: на этот раз комплексная. МВД инспектирует хозяйство Панина по всем статьям. Каково же было удивление проверяющих, когда после долгих мытарств им удалось-таки вскрыть гараж ГИБДД (Голубев упорно не хотел открывать ворота). Их взору предстал необъятный склад безакцизной водки и канистр со спиртом. Это при том, что еще за месяц в Иванове знали о предстоящей проверке.

Этот, может быть, и не слишком значительный штришок говорит о многом. О чувстве полной безнаказанности, которая дурманит почище фальшивой водки. О непонятно на чем основанной уверенности, что никакие, даже самые страшные обвинения не выбьют Панина и его вассалов из седла.

То, что творится сегодня в Ивановской области, — это вполне закономерный итог десятилетней политики генерала Панина. И бандитские “разборки”, на которые его ставленники выезжают, не таясь, в милицейской форме. И безраздельные поборы, которыми обложены коммерсанты. И безнаказанность преступников, в особенности кавказцев, чей покой надежно охраняет милицейская “крыша”.

Нам известно множество примеров, когда, даже задержанные с поличным, панинские подчиненные тем не менее оставались служить в органах. Когда милиция преспокойно выпускала на свободу бандитов и грабителей, не взирая ни на какие улики. (Губернатор Тихонов прямо говорит, что в УВД сегодня не ведется, вообще, ни одного серьезного дела по экономике.)

С каждым годом таких примеров становится все больше. А будет еще больше. До тех пор, пока покой ивановцев будет охранять генерал Панин...




Партнеры