Почему Комиссаров дуется на Познера

24 апреля 2003 в 00:00, просмотров: 1669

Режиссер и продюсер Андрей Челядинов предлагает наказывать презрением людей, заподозренных в телевизионном воровстве.

“В России всего два человека не воруют — ты да я. Незачем”, — якобы поучал царь Александр II своего сына, тоже будущего государя. Зачем воруют на нашем ТВ — вопрос из другой истории.


— Начиная с 1993 года у меня воруют регулярно, — рассказывает Андрей Челядинов (“Старая квартира”, “Русский экстрим”, “В поисках приключений” и др.). — Раньше все это вызывало обиду, агрессию — сейчас я привык. Понял, что ТВ наше очень цинично, а многие коллеги промышляют тем, что берут чужое. Ведь им не надо ничего придумывать — взял раскрученный рейтинговый проект, переиначил его чуть-чуть, по-другому назвал — и вперед!

Как это ни странно, на заимствование идей тоже есть своя мода. Раньше, года три назад, хорошим тоном считалось взять да и клонировать успешный проект. Целиком, с потрохами — вспомним хотя бы историю с многострадальной Оксаной Найчук, соавтором и ведущей слезоточивой программы “Жди меня” (“Ищу тебя” в оригинале). Оксана Найчук, чье место заняли Маша Шукшина и Игорь Кваша, до последнего времени вела авторскую программу “Маленькая политика” на REN TV. Или кругосветное путешествие по каналам телебоевика про “ментов” с “Улицы разбитых фонарей”, раздвоившихся и переименованных в “Убойную силу”. Политический пример — смолкший на НТВ “Глас народа” со Светланой Сорокиной, внезапно превратившийся в “Свободу слова” Савика Шустера. В данном случае интересно то, что сам формат был скопирован с одной программы, а название — с другой, выходившей в Питере “Свободы слова” с Людмилой Нарусовой. Прут не только программы, но и удачные идеи и ходы. В телемире известно о том, что отец-основатель “Моей семьи” Валерий Комиссаров дуется на отца-основателя ТЭФИ Владимира Познера за то, что тот якобы позаимствовал из мыльного шоу идею “человека в маске”. Но это, как говорится, еще бабушка надвое сказала. Есть и рекордсмены “заимствований” вроде экс-генпродюсера канала ТВС. Как-то раз Иван Усачев в приватной беседе поделился идеей шоу “За стеклом”: сидят два человека как в витрине магазина. Уж кому, как не известному “очевидцу”, предвидеть популярность таких шоу в России. В общем, “За стеклом” это была его идея и частично даже воплощение. Но на определенном этапе совместной работы Ивану велели больше не беспокоиться... Делиться с ним славой и доходами в планы генпродюсера не входило. В другой раз история повторилась. В приватной беседе этому же деятелю рассказали об идее программы “Столкновение” — двое оппонентов в студии еженедельно спорят на самую злободневную тему. Телебосс идею выслушал, глаза у него загорелись... А через два месяца на шестом канале появилась новая программа “Поединок”.

— У меня воруют с 1993 года, — вспоминает Андрей Челядинов. — Наша программа “Ночь политики” вышла с 3 на 4 октября 1993 года.

Дальше был маразм — телевизионщиков обвинили в инициировании путча. Программу закрыли по решению Конституционного суда. Не прошло и полгода, как на каждом из шести каналов стартовало по политическому ток-шоу.

— “Красный квадрат”, “Детектор лжи”, “Я — лидер” и т.п., — рассказывает Челядинов. — Телевизионщики поняли, что о политике можно не только говорить — можно задавать провокационные вопросы, шутить. Весь проект растащили на фрагменты...

Время шло — в 1996 году Григорий Гурвич, Анатолий Малкин и Андрей Челядинов придумали и сняли программу “Старая квартира”. Коллеги смекнули: ностальгическая “фишка катит”. В 97-м году Леонид Парфенов запускает “Намедни”: 1961—1991, потом появляется “Как это было” на Первом.

— Люди ничего не стесняются, — спустя годы все еще кипятится Челядинов. Знаете, в среде питерской творческой интеллигенции, где я рос, даже за одно подозрение в краже идеи, сцены, какого-то действия человека автоматически исключали из общества. Я считаю, что это чистое воровство.

Почему бы Челядинову не подать на обидчиков в суд? Наше авторское право, в которым есть статьи, датированные аж 1961 годом, защищает форму, но не содержание. Поэтому у нас некому привлечь к ответу голландскую телекомпанию Endemol, производящую “Фактор страха” (НТВ).

— Эти люди сначала запросили у нас кассету с “Экстремальными ситуациями” с Фоменко, четыре месяца держали, потом вернули, — рассказывает Челядинов. — А потом сняли свой аналог и влезли с ним на тот же самый канал, куда мы хотели. И это Endemol — владелец форматов “Big brother” и “Последнего героя”! Я думал, они уже боги. Оказывается, боги тоже воруют...

— Да ладно, — подводит итог Челядинов. — Идей у меня много, три новых проекта на подходе. Пусть воруют!




    Партнеры