Дзэн-буддист и неврастеник

30 июня 2003 в 00:00, просмотров: 1603

Вчера закрылся XXV Московский кинофестиваль. А в воскресенье днем Владимир Путин встретился в Ново-Огарево с его гостями: Фанни Ардан, Стивеном Сигалом и Джиной Лоллобриджидой. Джина подарила российскому президенту книгу с фотографиями ее скульптур. Эта встреча для многих журналистов стала неожиданностью. Путин в субботу поздно вечером вернулся из Калининграда, и поэтому о приглашении актеров к нему стало известно только в воскресенье днем. Тем не менее Стивен Сигал, который прилетел в Москву в ночь с четверга на пятницу, отвечая на вопросы журналистов в аэропорту, намекнул на президентский прием, когда ни с того ни с сего рассыпался в щедрых комплиментах Владимиру Путину.


Когда Стивен Сигал приехал в Москву, он тут же закатил скандал: ему не понравился номер в “Национале”, куда его поселили. Пришлось в срочном порядке выселять Хулио Иглесиаса из кремлевского люкса, чтобы не нарываться на неприятности. А на пресс-конференцию в Манеж — напротив гостиницы — Сигал отказался идти пешком, и ему подали девятиметровый лимузин. А вообще-то он парень добрый. Просто немного нервный. Журналисты от него шарахались, поговаривали, что если ему что-то еще не понравится, то он просто вырвет кадык. На самом деле никому кадык он не вырвал, а был крайне мил и доброжелателен. И кто мог наговорить про него таких глупостей?

— Говорят, что вы очень вспыльчивый...

— В Америке вообще говорят о звездах что угодно. Любая ложь, какая только может прийти в голову, находит свое место в газетах. То, что я импульсивный и даю волю своему гневу, — я слышу в первый раз. Я ведь буддист, я лама, поклонник восточной философии и сорок лет этим занимаюсь и не припомню ни одного случая, когда я дал бы волю своему темпераменту. А вообще, в российской прессе, я знаю — мне переводили, — читал только самое-самое хорошее.

— Правда, что вы были признаны реинкарнацией одного из буддийских лам?

— В конце 60-х я встречался с тибетскими ламами, и у них сложилось впечатление, что я являюсь воплощением ламы. Затем, когда я посещал Тибет и встречался со священнослужителями, которые живут на высоте 3000—4000 метров, они сказали то же самое. Я взял “отпуск” и ушел от активной мирской деятельности и занимался изучением духовных практик, религии, и это мне, конечно, очень помогло. Но духовность не означает затворничество и молитвы в пещере. Можно творить благо, сражаясь за него. Духовность означает желание помогать. И я занимаюсь благотворительностью.

— Правда ли, что ваш отец был агентом ЦРУ в Китае?

— Частично правда, частично ложь. Да, мой отец был связан с военными. Я изучал боевые искусства в Японии и других азиатских странах именно благодаря этому. Мне присвоили высокие звания большими мастерами восточных единоборств.

— Сложно американцу было получить 7-й дан айкидо?

— И еще как. У меня ушло сорок лет.

— В чем главная мудрость восточных единоборств?

— Смысл боевых искусств не в том, чтобы убить или ранить кого-нибудь, а в том, чтобы убить в себе ту отрицательную силу, которая живет в каждом из нас, свою слабость. Этому учат все восточные единоборства. Прежде чем победить соперника, ты должен победить самого себя, собственное эго. Когда я говорю об эго, я имею в виду попытку навязать свою волю другим.

— Вы участвуете в политической жизни своей страны?

— Я совершенно аполитичный человек. Я по натуре мистик, следую древнейшим духовным традициям и считаю, что человек должен как можно дальше находиться от политики. Однако бывают моменты, когда нельзя стоять в стороне и надо давать какие-то оценки. И с этой точки зрения я даю самую высокую оценку вашему руководителю Путин, который, как мне кажется, делает все возможное, чтобы вести за собой страну.

— Вы один из самых популярных актеров, а “Оскара” у вас так и нет...

— Сама идея “Оскара” появилась как возможность актерам, режиссерам судить своих товарищей по цеху. С тех пор все изменилось и стало просто политической игрой. Я лично никогда не хотел играть в эти голливудские игры, всегда оставался отшельником.

— Кто ваши кумиры в кино?

— Я поклонник Акиры Куросавы — он мой единственный кумир в кино. Я, кстати, видел его русско-японский фильм “Дерсу Узала”. И я бы хотел сделать такую драму, как Куросава.

— Вы всегда играете положительных героев. Почему?

— Для меня это духовно проще — я ведь буддист. Но на самом деле любая вера помогает достигать вершин. Это ведь что-то, что идет изнутри и помогает в итоге реализовать все, что задумано.

— Но ведь ваши герои убивают...

— Кино потому и называется фабрикой грез, что мы фантазируем. Так же, как в жизни есть плохие и хорошие стороны, я пытался играть хороших и плохих героев. В чем и заключается актерское мастерство. И то, каким я был на экране, не имеет никакого отношения к моей вере. Просто я зарабатываю себе на жизнь.

— В какой стадии сейчас работа над проектом о Чингисхане?

— Я 17 лет занимаюсь этой историей и больше всего в жизни хочу осуществить наш проект. По происхождению я частично русский, частично — монгол. (Нынешняя подруга Сигала, с которой он приехал в Москву, — монголка. И у них удивительные отношения — она все время в тени, а когда он выходит из своего лимузина, она держит над ним зонтик. — М.Д.) И вы, конечно, понимаете, насколько для меня это важно. Сейчас уже есть договоренность с Warner Bros. Возможно, проект сложится из трех частей. Мне хотелось бы дать объективный — насколько это возможно — портрет человека неординарного, который действует в неординарных обстоятельствах. Не надо забывать, что то время было очень смутным, надо было убивать, чтобы не быть убитым, и я бы просто хотел показать историю того человека в непростые времена. И, конечно, не хочу делать из него святого и не хочу демонизировать его.

— Говорят, что вы начинаете работу над фильмом “Осада-3”...

— Да, это знаменитая легенда. Но должен сказать, что ближайшие два года уже расписаны под завязку, у меня в планах участие в шести фильмах, и ни один из них не называется “Осада-3”. Хотя, конечно, если что-то возникнет, я не буду отказываться.

— Вы любите музыку кантри, играете на гитаре. Что для вас музыка?

— Для меня музыка — язык богов, она для меня совершенно священна. Вообще, человек приходит в мир с пением, когда я родился, я плакал, плакал — значит, пел. Я люблю писать песни, написал около 130 песен. И в итоге понял, что уже могу выпустить альбом, чем сейчас и собираюсь заняться. И вот я собираюсь с продюсером Мэрайи Кери, Селин Дион, Дженнифер Лопес выпустить диск.

— То есть вы хотите найти себе более широкое применение?

— Прежде всего мне хотелось бы делать такое кино, которое трогало бы людей, заставляло плакать и смеяться. Это задача любого актера и режиссера. Но мне, конечно, хотелось бы расширить свои горизонты.

— Вы не планируете съемки автобиографической картины?

— Я думаю, время еще терпит.


В минувшие выходные Стивену Сигалу устроили вечеринку “имени его” в казино на Новом Арбате. Правда, артист не особо спешил порадовать гостей и прессу своим появлением. И в итоге запоздал на часик... Приехав, актер по традиции потребовал убрать теле- и фотокамеры — слишком ярко. Попил сок, хлопнул пару раз по руке Михалкова, пока тот, сидя рядом с ним, что-то наговаривал ему на ушко (наверное, о проблемах кино). Затем приличия ради Сигал поаплодировал джаз-оркестру, поднялся, обнялся с кем-то и был таков. Весь “банкет” продолжался максимум минут 30—40. Правда, один инцидент при посещении Сигалом питейного заведения все же имел место. На входе в казино к крупногабаритному артисту подошла длинноногая, пышногрудая рыженькая мадемуазель. Стивен только и успел, что открыть рот от удивления и тут же позвал ее отужинать с ним и его друзьями в казино.



Партнеры