Вождь кукольного пролетариата

30 августа 2003 в 00:00, просмотров: 1975

Благодаря кисти художника-аниматора Леонида Шварцмана Чебурашка стал ушастым, Крокодил Гена — респектабельным, зловредная старушка Шапокляк — привлекательной. Для мультипликационного фильма “38 попугаев” он создал гнусавого Слоненка, философствующего Удава, важного Попугая и забавную Мартышку. В арсенале художника — более 50 фильмов, но мало кто знает, что за каждым нарисованным персонажем прячется реальный человек со своим характером. Сегодня — в день рождения заслуженного художника России — мы решили рассказать о прототипах его знаменитых героев.

Зачем Чебурашку лишили хвоста?

У “неизвестного науке зверя” Чебурашки было три папы. “Зачал” “ушастого” писатель Эдуард Успенский, а “выносили” художник-аниматор Леонид Шварцман и режиссер Роман Качанов.

Образ трогательного зверька родился у Эдуарда Успенского случайно. Однажды на заметенной снегом улице он увидел важно вышагивающую маленькую хорошенькую девочку, на которой была надета большущая, “на вырост”, шуба. Малышка на каждом шагу наступала на ее подол и падала — чебурахалась. Родители из-за неуклюжих падений дочки называли ее Чебурашкой. Успенский взял и позаимствовал это веселое прозвище для главного персонажа своей новой книги.

Сначала по задумке автора необычный зверек должен был вымораживаться из айсберга, потом Чебурашка должен был стать игрушкой, по ошибке собранной из деталей для разных зверушек. Но внезапно автор вспомнил случай, произошедший с ним в Одесском порту. Снимая документальный фильм, Эдуард случайно в только что открытом ящике с бананами обнаружил огромного зеленого хамелеона… Надо ли говорить, что писатель тут же своего маленького героя поместил в ящик из-под апельсинов.

Чебурашка, Крокодил Гена и Шапокляк так и могли бы остаться только книжными героями, если бы рассказ о них не попался на глаза режиссеру “Союзмультфильма” Роману Качанову. Будучи в гостях у зятя Хрущева — Алексея Аджубея, он увидел в руках у детей только что вышедшую книгу “Крокодил Гена и его друзья”.

— Он выпросил эту книжку у детей, принес ее мне и сказал: “Давай будем делать мультфильм”. Это было в 1968 году, — рассказывает Леонид Шварцман.

С писателем Успенским Качанов принялся писать сценарий. Над образами главных героев начал работать художник-мультипликатор Шварцман.

Про “неизвестного науке зверя” в книге было сказано: “Это был непонятный, ни на кого не похожий зверек. Пушистый. С большими желтыми глазами, как у филина, с крупной заячьей головой и с маленьким хвостиком, как у медвежонка”. Про большие уши у Успенского не было сказано ни слова. От эскиза к эскизу они постепенно росли, пока не получились как лопухи. Глаза у зверька вырисовывались тоже не как у филина, а скорее как у беззащитного, трогательного ребенка. Чтобы Чебурашка был больше похож на человеческого детеныша, художник лишил его хвостика.

— Обычно я много рисую, пока не почувствую, что в образе появилась какая-то искорка, — говорит Леонид Аронович. — Надо сказать, что мы до хрипоты спорили с режиссером, каким быть главному герою.

Чебурашка оброс коричневой шерсткой, личико у него стало оранжевым, а большие глаза — черными. И характер, и образ ушастому герою Шварцман придумывал сам.

— Когда мультипликаторы начали работать со зверьком, оказалось, что ножки Чебурашки мешают двигать фигурку, и их пришлось превратить в коротенькие лапки, — вспоминает художник. — Персонаж от этого сделался совершенно другим.

Крокодил Гена — агент КГБ?

Рядом с трогательным, беспомощным зверьком появился солидный, уверенный в себе Крокодил Гена. Друзья писателя с уверенностью говорят, что образ добродушного крокодила Успенский списал с композитора Яна Френкеля. В кулуарах же “Союзмультфильма”, смеясь, поговаривали, что “зеленый” — не кто иной, как завуалированный работник КГБ. При этом вспомнили строки из сценария: “Крокодил Гена работает в зоопарке... крокодилом. Когда заканчивается рабочий день, он надевает пиджак, шляпу и уходит домой”. Курительная трубка Гены замаскирована под инструмент для пускания мыльных пузырей...

Заговорив голосом народного артиста Василия Ливанова, в котором сердечная теплота сочеталась с иронией, Крокодил Гена обрел респектабельность и завоевал множество поклонников.

Эдуард Успенский как-то признался, что пишет, ориентируясь не только на ребенка, а на всю семью. Поэтому любимым персонажем для многих взрослых стала шкодливая старушка Шапокляк. Имя плутовка получила от шляпы “с фокусом”. В высоком цилиндре имелась пружинка, стоило нажать на кнопочку, и шляпа складывалась гармошкой.

— Шапокляк на самом деле выпрыгнула, как чертик, из самого названия “складной цилиндр”, — говорит Леонид Аронович. — Помню, как только начал рисовать отпетую хулиганку — сразу возник аромат XIX века. Это время мне близко во всех отношениях. Я вспомнил друзей своих родителей. В 20-е годы таких старушек с сумочками в виде металлических коробочек с крохотными замками еще можно было увидеть на улицах.

Образ Шапокляк сложился благодаря двум женщинам, работавшим на студии “Союзмультфильм”. Зловредный характер Шапокляк переняла у Лизочки Шиловой. Повадки и жесты старушки были скопированы художником у Валентины Василянковой, которая, надо признать, была красавицей. Поэтому старушонка в фильме получилась довольно привлекательной.

“Своих героев мы “вынашивали” как детей, — вспоминают аниматоры и художники. — Ровно 9 месяцев мы кропотливо работали лишь над одной 10-минутной серией”.

В роли Попугая “снялся” Владимир Ильич

С удовольствием работал художник и над образами героев мультфильма “38 попугаев”, сценарий которого написал Григорий Остер. У каждого из персонажей фильма — гнусавого Слоненка, философствующего Удава, озорной Мартышки и важного Попугая — был свой шарм. Художник признается: “Создавая образы животных, я проецировал на них человеческие характеры. Это делало зверюшек значительно ближе к зрителю”.

Сначала Попугая Леонид Аронович срисовал с директора объединения Боярского, затем вся съемочная группа стала улавливать сходство “пернатого” с… Владимиром Ильичом Лениным. Попугай отличался резкой жестикуляцией, избыточной демагогией. Птичка стала вождем кукольного пролетариата. У Попугая появились качества лидера, он был вылитым Лениным, забравшимся на броневик. Юрий Норштейн, который работал на первом фильме мультипликатором, внес предложение: “Давайте Попугаю уберем хвост. Он и ему и нам мешает”. Все согласились, действительно, зачем высокопоставленному пролетарию лишняя деталь…

Герои Леонида Ароновича обезоруживают своей искренностью. Он способен вдохнуть душу даже в варежку: из шерстяной рукавички у художника получается трогательный щенок. Кстати, маму девочки, мечтающей о собаке, Шварцман “нашел” тоже на киностудии. Дама-мультипликатор больше всего на свете любила книжки и совсем не знала, о чем мечтает ее дочка. А вот Бульдог — главный степенный судья из “Варежки” — обрел черты режиссера Романа Качанова.

Впрочем, в мультфильме “Обезьянки и грабители” в роли одного из жуликов “снялся” и сам Шварцман, второй бандит был срисован с известного актера Алексея Смирнова (исполнителя роли Верзилы в “Операции “Ы”).

За свою жизнь художник создал около полусотни фильмов, многие из которых стали классикой отечественной анимации. Но до сих пор, где бы Шварцман ни появлялся, к нему подходят ребятишки и просят нарисовать все того же Чебурашку. Судьба не подарила Леониду Ароновичу своих детей. Любимым ребенком для него стал трогательный, маленький зверек. Дома у художника живет рыжая копия мультипликационного героя. Настоящий Чебурашка — меньше ладошки.



Партнеры