Мокрое дело

18 сентября 2003 в 00:00, просмотров: 241

...В школе я ненавидела туалеты. Мало того что в них всегда отвратительно воняло хлоркой, так еще в кабинках напрочь отсутствовали двери. Делать свои интимные дела на глазах одноклассниц почему-то не хотелось. Приходилось стоически терпеть до конца уроков. Я даже не пила за завтраком чай — чтобы не посещать противные нужники.

Туалетное море

Недавно в российских школах ввели новые санитарные нормы. Корреспонденты “МК” решили проверить, как они выполняются в столичных школах.

...Лужа в туалете соседней школы начиналась от самого входа. К унитазу можно было пробраться разве что вплавь. Незакрашенные окна открывали великолепный вид с улицы на ученические интимные места. Вовсю текли краны, унитазы работали по системе бесперебойного слива. Между ними — низехонькие перегородки.

— Это ж не для вас построено, — отрезала директор школы Елена Георгиевна. — Как сделали, так и пользуемся, никто не жалуется.

— Как же старшеклассники? — недоумеваю я.

— Это уже их проблема: вымахали под два метра ростом!

В туалет другой школы меня даже не пустили. Охранник грудью закрыл проход в сортир. Дети поделились, что можно попросить мыло и бумагу у учительницы, но они стесняются и используют тетрадки...

— Любая школа в состоянии предоставить элементарные средства гигиены, — комментирует “туалетную” проблему заместитель министра здравоохранения Ольга Шарапова. — За это должна отвечать администрация учебного заведения.

Ни в одной из проверенных нами школ в клозетах не было бумажных полотенец или сушилок, лишь в двух присутствовала туалетная бумага, и только в трети умывальники были снабжены мылом. Везде кабинки представляли собой стенки без дверей, поэтому желающие справить большую или малую нужду представали перед одноклассниками во всей красе. Между тем по санитарным нормам унитазы в уборных должны размещаться в закрытых кабинах. Между ними — перегородки высотой не менее 1,8 метра от пола. На каждом унитазе, разумеется, должно быть деревянное или пластмассовое сиденье. В реальности же современные кабинки с дверьми имеются лишь в школах-новостройках. Администрация остальных учебных заведений даже не думает о приведении туалетов в соответствие с требованиями СанПиНа — так легче следить, не курят ли ученики, не портят ли унитазы... То, что дети испытывают, мягко говоря, дискомфорт от такой “наглядности”, их мало волнует. У педагогов-то есть свой “дабл” (с мылом, полотенцем и сиденьем), который они тщательно закрывают от учеников на ключ.

А психологи и гастроэнтерологи потом пожинают плоды деликатных проблем, вызванных туалетной неустроенностью...



Кушать подано!
Жрите, пожалуйста...

Между столами разгуливал пушистый Васька. Его можно покормить с рук или... даже из собственной тарелки. Маленькая Катя протягивает коту плюшку, потом ест сама. Рядом второклассник Слава обменивает выпечку на конфету. Его одноклассник Леха нехотя дожевывает последний кусок...

— Дети, зачем вы едите эти булочки? — спрашиваю в недоумении. — Ведь невкусно...

— Больше-то все равно есть нечего...

По словам главного санитарного врача России Геннадия Онищенко, только 10% школьников получают горячую пищу на завтрак. После второго-третьего урока детей в столовой ждет остывшее какао и заветренный бутерброд — таков ассортимент столовых большинства московских школ.

— Ребенок должен питаться каждые 4—5 часов, — говорит Геннадий Онищенко. — С возрастом нагрузки растут, и промежуток времени между приемом пищи уменьшается. А у нас едят раз в день, да и то всухомятку. К сожалению, сейчас даже макароны в школе стали для детей шикарным блюдом.

Почти у каждого современного ребенка в карманах звенит мелочь — на завтрак. Горячий чай редко где встретишь, зато западных сладостей на прилавках школьных буфетов хоть отбавляй. Холодильников для хранения скоропортящихся продуктов, свежих салатов в школах нет, или они просто не работают. Проще закупить долгоиграющие кока-колу, сникерсы, жвачку. А что там с желудком будет — это уже дело врачей.

— Задача администрации — обеспечить учащихся правильной пищей. Чай и йогурт на завтрак — как минимум, — поясняет Ольга Шарапова. — Если же ребенок учится, скажем, до трех часов, то положен полноценный обед. Сюда должны входить необходимые витамины, йод... Кстати, государство сейчас оценивает обед школьника в 3 рубля. Но разве можно накормить ребенка на эти копейки?

Раз ступенька, два ступенька...

Десять-пятнадцать лет назад архитекторы боялись, что дети станут очень высокими (акселерация, понимаешь!), придется перестраивать дома. А получилось наоборот: худенькие малыши, как черепахи, тащат на себе школьный “дом”. Тетрадки, учебники, пеналы, обувь на сменку — портфель весит больше, чем сам ребенок.

Врачи позаботились и об этом: сначала ограничили вес по книгам, а теперь хотят отменить и пятый этаж, чтобы лишний раз школярам не бегать вверх-вниз по лестницам.

— Школы должны быть трех-четырехэтажные, — считает Ольга Шарапова. — Это не значит, что в пятиэтажных школах надо снести верхние этажи. Норма распространяется только на новостройки. Если верхние этажи в наших школах закрыть, придется вводить вторую смену, от которой мы пытаемся уйти. Уж лучше бегать на пятый этаж в первую смену, чем учиться на первом во вторую...







Партнеры