Нуреев заговорил: плохо и суетливо

21 ноября 2003 в 00:00, просмотров: 564

Малоизвестный танцколлектив с претенциозным названием Национальный русский балет “Возрождение” (руководитель Валерий Анучин) решил всерьез отметиться на ниве возрождения. Причем не только танцами, соединив в спектакле “Нуреев. И ничего кроме...” эстрадные переплясы, пошлейшие репризы и убогую актерскую игру.

Сюжет этого самодеятельного действа прост, как “Пионерская правда”. Некая нервическая дама снимает фильм о Рудольфе Нурееве, пригласив на главную роль молодого танцовщика, сильно занятого у себя в труппе. Для того чтобы создать видимость настоящего кинопроцесса, съемки идут не по порядку, следуя за биографией Нуреева, а через пятое на десятое, отчего разобраться в происходящем невозможно. К тому же периодически сцена заполняется клубами пара и дыма, а дикция актеров-танцоров такова, что даже сидя в первом ряду партера, трудно понять, что они бормочут на сцене. Хотя некоторые перлы все же долетают: “Не приставай к женщине, а то отдамся!”; “Как там дела у Бога? Все как в аптеке, слава Богу”; “Смотри, а то будешь у меня пахать, как Паша Ангелина”.

Роль Нуреева исполняет Александр Бабенко. И он единственный, кто оставляет приятное впечатление. Темпераментный, с кудрявой гривой волос до плеч, в трико телесного цвета, обтягивающем мускулистую фигуру, Бабенко выглядит эффектно, вот только играть артисту здесь нечего. Автор либретто и режиссер Виктор Генрих не в состоянии представить и выстроить ни творческую, ни личную жизнь великого Нуреева. Здесь нет ни фантастического танцовщика, ни первого гея планеты. Что касается любовной линии, то в спектакле заявлена лишь Марго Фонтейн, с которой по версии режиссера у Рудольфа был роман. Но вот куда исчез Эрик Брюн, с которым у Нуреева были долгие и страстные отношения, где другие избранники Руди? По всей видимости, они остались за кадром “фильма”. То ли не прошли по хронометражу, то ли по цензурным соображениям.




Партнеры