Могильник всемирной дряни

15 июля 2004 в 00:00, просмотров: 364

В России может появиться первое в мире международное хранилище ядерных отходов. Недавно президент Путин обсуждал эту тему с главой МАГАТЭ аль-Барадеи, а премьер Фрадков поддержал идею строительства, ссылаясь на колоссальную выгоду для государства.

“МК” решил выяснить поподробнее, что же это за проект такой. И как вообще обстоит дело с ввозом в нашу страну радиоактивной заразы?

Нашим экспертом стал президент Центра экологической политики России, членкор РАН Алексей ЯБЛОКОВ.

Трубы, набитые смертью

— Алексей Владимирович, откуда вообще пошла идея строительства международного центра хранения ядерных отходов?

— Идея возникла сначала у американского миллионера Алекса Копсона, главы американского предприятия Non-Proliferation Trust, в 1996 году. Алекс планировал создать такой могильник на одном из тихоокеанских атоллов, который он купил у правительства США, на бывшей военно-морской базе. Наше Министерство по атомной энергии поддержало эту идею. Министр Михайлов написал письмо, в котором говорилось, что наше правительство согласно организовать совместную российско-американскую охрану этого атолла. Но конгресс сказал, что американская территория не будет использована для хранения радиоактивных отходов других стран. Тогда коммерсанты стали искать место, где бы можно было расположить такой центр, и в конце концов нашли — в России. Наши чиновники с радостью согласились, ведь им обещалась большая доля прибыли.

— Неужели никто не будет оспаривать у нас столь почетное право?

— Франция и Англия уже получили свое! Во Франции — на мысе Ла-Аг, в Нормандии на берегах Ла-Манша, а в Англии — на берегу Ирландского моря построили огромные заводы по переработке отработавшего ядерного топлива. Они спускают эту радиоактивную грязь в море по длинным трубам, потому что по европейским законам нельзя сбрасывать радиоактивные отходы с судов и на земли, но если провести трубу... Теперь эти отходы доходят до Арктики. Норвегия и Исландия подали в Европейский суд на Великобританию, после того как год назад в скандинавских супермаркетах проверили уровень радиации. Оказалось, все морские продукты содержат технеций! Никто никогда не изучал всерьез влияние технеция на здоровье человека, но я уверяю, что он опасен. Англия и Франция прогорели. В Великобритании долг соответствующего предприятия государству составляет 600 миллионов фунтов стерлингов, оно банкрот.



В Енисее плавает плутоний

— Какой вред может нанести такой центр нашей стране?

— Если к нам начнут свозить радиоактивную дрянь со всего мира, наша и без того пошатнувшаяся экология и вовсе рухнет. Вокруг тех мест, где шла переработка ОЯТ в военных целях, — на “Маяке” (Челябинская область), в Северске (15 километров от Томска), и Железногорске (30 километров от Красноярска) — жуткое радиационное загрязнение. Однако именно эти и без того загрязненные области рассматривались Минатомом как основные возможные для строительства международного хранилища места!

В Красноярске труба из подземных реакторов с радиоактивными отходами выходит прямо в Енисей. Во всей округе большой уровень раковых заболеваний, а вниз по Енисею, на 1000—1500 километров, особенно по заливным местам, где вода весной поднимается, заражена вся рыба. Вплоть до Северного Ледовитого океана, где в пойме Енисея прослеживается плутоний!

В Томске все еще хуже. Там городской водозабор находится в опасной близости от радиоактивной линзы, которая распространяется. Местные власти очень обеспокоены тем, что через несколько лет водохранилище начнет засасывать отходы, и тогда — катастрофа! Весь миллионный город посадить на привозную воду, что ли? Так это же огромные деньги!

— Говорят, что хранилища “Маяка” очень надежны...

— Да что вы!!! Они выбрасывают радиационные отходы прямо в гидрографическую сеть, даже не закачивают под землю, как в Томске, где проблема разовьется только через 20—30 лет. На “Маяке” эту грязь сливают прямо в озера. Там сделали несколько плотин, образовался Теченский каскад водоемов — одна из самых больших угроз национальной безопасности в России, это всеми признано. Там миллионы кубометров радиоактивной воды. На одиннадцатом водоеме стоит земляная плотина. Если она рухнет, все воды пойдут в Тобол, потом в Обь. Каждую весну Гидромет, Госатомнадзор и Минатом дрожат — не дай бог, уровень воды поднимется выше уровня плотины. А наши атомщики хотят построить атомную станцию около этих водоемов, чтобы она испаряла загрязненную воду. Но никто не знает, какие будут последствия и куда денутся эти испарения!

Минатом создает проблем больше, чем решает! Они действуют только в своих собственных интересах, не в интересах страны и ее народа. По закону 2001 года, разрешающему ввоз ОЯТ, примерно четверть средств, поступающих от него, должна идти на экологию. Однако под “экологией” Минатом подразумевает новые атомные станции!



“Вы такие грязные, что мы вас пожалеем”

— 4 года прошло с того момента, как был принят закон о ввозе ОЯТ. Откуда к нам уже ввезли отходы и сколько денег заработала страна?

— Ноль долларов.

— ???

— Дело в том, что и до 2001 года мы могли ввозить к себе ОЯТ. Но только отходы из топлива, которое было произведено в России. Это еще наследство СССР — ведь раньше мы строили атомные станции во многих странах. В советское время такие соглашения были с Финляндией, Болгарией, Венгрией, Восточной Германией. Однако после объединения Германия решила сама заботиться об этих станциях. А Финляндия сказала, что может поставлять нам ОЯТ, но не будет по моральным соображениям. “Россия такая грязная страна, что мы не будем усугублять положение, мы как-нибудь обойдемся сами”, — сказали они. Финны теперь планируют построить свое временное подземное хранилище. Но Болгария и Венгрия продолжают ввозить к нам ОЯТ на переработку.

— А Испания или Швеция, например?

— Продолжаю. В 2001 году законы наши были изменены, и теперь к нам разрешен ввоз ОЯТ не только из стран, которые сотрудничали в этой сфере с СССР, но и из любых других. Испания, Южная Корея, Тайвань, Швейцария уже готовы ввозить к нам свое топливо, но они сталкиваются с проблемой другого характера. Их топливо произведено в США, и его перемещение контролируется правительством Америки. Поэтому, чтобы ввезти его к нам, надо сначала получить разрешение министерства торговли США, а оно его не дает. То есть в этом плане беспокоиться нам пока не о чем.

Наши атомщики, конечно, очень хотят заполучить и американское топливо на переработку, но пока у них ничего не получается. Никакое ОЯТ, кроме болгарского, украинского и венгерского, которое ввозилось к нам и раньше, в Россию еще не поступило. Долго решался вопрос, через какие порты это топливо могло бы ввозиться, что вызвало жуткие возражения в Калининграде, Мурманске, Санкт-Петербурге, Владивостоке и Новороссийске, где местные органы власти приняли решение закрыть город для радиоактивных отходов. Решение нелегитимное, но тем не менее это выражает позицию общества.



10 000 лет стабильности

— Значит, можно не бояться, что у нас построят международное хранилище?

— Пока разрешен ввоз ОЯТ только на технологическое хранение и переработку. Дескать, ОЯТ — это не отходы, а ценнейшее сырье. Его можно переработать, получить плутоний, уран, который будет топливом для новых атомных станций.

А вот радиоактивные отходы ввозить на захоронение в Россию по-прежнему нельзя. Но Фрадков говорит, что Россия — единственная страна, у которой есть законодательная основа для того, чтобы делать международный могильник! Нет у нас никакой законодательной основы. Недаром академик Румянцев, глава Федерального агентства по атомной энергии, после беседы с Путиным и главой МАГАТЭ аль-Барадеи сказал, что для строительства могильника нужно провести серьезную работу и изменить законы еще раз.

— Надо будет — поменяют... Кстати, где бы вы разместили хранилище в России, если бы были чиновником Минатома?

— Ох... Нет в России подходящего места. У нас была создана комиссия под руководством академика Лаверова, вице-президента Академии наук, геолога-уранщика. Эта комиссия искала место для глубинного захоронения радиоактивных отходов, но так ничего и не нашла. Конечно, они говорили, что можно организовать хранилище на “Маяке”, но к окончательному выводу так и не пришли. Я думаю, что такого места просто не существует. Ни Франция, ни Англия, ни Канада не нашли его. Нет такого места на планете, которое бы оставалось стабильным в течение нескольких тысяч лет.

— Что значит “стабильным”?

— Без риска землетрясения, например. Поскольку ОЯТ содержит долгоживущие радионуклиды и начинает распадаться только через 200 тысяч лет, хранилище должно обеспечивать стабильность хотя бы 10 тысяч лет.

Американцы искали такое место двадцать лет, затратили 6 миллиардов долларов на геологическое исследование и наконец нашли — в штате Невада, под горой Юкка-Маунтин. Там сделали огромное подземное хранилище, но оказалось, что первые расчеты не учитывали сейсмической опасности и проникновения в хранилище воды. Сама атомная энергетика существует всего 50 лет. Никто не знает, как отходы будут вести себя на самом деле. Говорится только о том, чтобы создать склады временного хранения...



Куда уходят “ядерные” деньги?

— Известно ли вам, кто был “локомотивом” строительства могильника с российской стороны?

— Лоббировал, конечно, Минатом. Это выгодно только небольшой группе людей, которые будут причастны к этому бизнесу. Мы посчитали, что все население закрытых городов Минатома немного получит от этого — где-то по 30 долларов.

С деньгами, как всегда, история темная и грязная. Есть у нас такая организация — “Экозащита”, эти ребята здорово умеют раскапывать всякие закрытые документы. Они выяснили, что болгарские деньги, возможно, уходили в офшорные фирмы, подчиненные Минатому. Не факт, что эти деньги попадают в страну.

— Почему прошлая Дума приняла закон о ввозе ОЯТ?

— Мы знаем, что, когда в Думе шло утверждение этих законов, депутаты получали конверты. Особенно цинично повели себя коммунисты. Перед решающим голосованием КПРФ решила голосовать “против”. Это было в 6 часов вечера. Но утром следующего дня все проголосовали “за”! В итоге 93% населения России “против”, а 90% депутатов “за”.

В нашей стране атомное ведомство пользуется большим влиянием. У них всегда есть возможность давить на лиц, принимающих решения, под предлогом обеспечения национальной безопасности...

Ввезти в Россию 400 Чернобылей и говорить, что мы от этого получим какую-то благодать! Чушь.






Партнеры