Выстрел в спину Фемиде

16 августа 2004 в 00:00, просмотров: 430

Убийство в Долгопрудном федерального судьи Натальи Урлиной шокировало многих. Ей было всего 36 лет. Молодая, красивая женщина с волевым характером. Судья, о которой говорили не иначе как “фемида-кремень”: она всегда доводила любое дело до конца и только так, как считала нужным... Кто ей отомстил? Или все же есть и другие, “несудебные” версии?

Небольшой подмосковный город Долгопрудный все больше становится похож на пресловутый Чикаго 30-х годов. Там совершено уже четыре покушения на жизнь представителей городских властей, напрямую связанных с их служебной деятельностью! Совершенно нагло, дерзко, но, по словам оперативников, непрофессионально. Будто хамский вызов каких-нибудь обиженных братков из местных “отходов” общества. А началась эта кровавая охота в мае сего года.

И вот, как выяснил корреспондент “МК”, после серии громких преступлений, совершенных в Долгопрудном (в том числе убийства федерального судьи Натальи Урлиной), арестован первый подозреваемый — Валерий Блохин. В недавнем прошлом он, майор уголовного розыска, баллотировался в городскую Думу при поддержке РНЕ, а ныне — является подсудимым по последнему делу, находившемуся в производстве Урлиной.

Если в течение 10 дней с момента задержания следствие не предъявит ему обвинения, Блохин снова будет на свободе. А пока он чувствует себя вполне спокойно и даже посмеивается оперативникам в лицо — мол, все равно ничего не докажете...

Сезон “охоты”

В мае этого года в Долгопрудном преступники попытались взорвать “Мерседес” судьи по гражданским делам 41-летней Жанны Радченко. Довольно нелепо изготовленную самодельную бомбу они подложили в иномарку, когда та стояла возле городской налоговой инспекции. Бомба подвела — вместо взрыва раздался небольшой хлопок, который лишь слегка повредил автомобиль. Радченко в момент теракта в машине не было, поэтому судья отделалась лишь испугом вперемешку с недоумением: кому она со своей “гражданкой” насолила?

Тогда злоумышленника вычислить следствию не удалось. А через несколько дней на имя городского прокурора Евгения Яцентюка по почте пришла анонимка. В письме от руки было написано всего три слова: “Ты будешь следующим!” Неприятное послание прокурор воспринял как хулиганскую выходку и вскоре забыл про инцидент. Но спустя месяц Долгопрудный потрясло еще одно преступление — убийство налогового инспектора, 40-летнего Аркадия Грузинова. Киллер подкараулил налоговика утром возле его дома на автостоянке, выстрелил в голову... Расследованием преступления, которое, судя по всему, было “заказным”, занялась городская прокуратура. Но ответ на вопрос: кому перешел дорогу начальник отдела по учету контрольно-кассовых машин городской налоговой инспекции? — следствие, увы, не нашло. До сих пор это дело считается “висяком”.

Очередная “палка в колеса” следствия полетела через два дня после убийства. В то время, когда прокуратура день и ночь отрабатывала всевозможные версии преступления, неизвестный обстрелял из карабина окна квартиры (она находится на 1-м этаже) городского прокурора... К счастью, дома никого не было. Видимо, автор недавней анонимки воплотил свои угрозы в жизнь, но... и в этом случае налетчику удалось скрыться.

Окровавленная газета

Последней жертвой неизвестных “мстителей” стала судья по уголовным делам Наталья Урлина — 9 августа убийца застрелил ее из обреза. В то утро женщина вышла на работу в первый день после отпуска.

— Наташа жила с мамой и отцом, — рассказывает соседка Урлиных Елизавета Федоровна. — Семья у них очень хорошая, порядочная. Отец, Борис, работает в институте, его жена Надя всю жизнь была медсестрой в школе. Люди они интеллигентные, но не общительные. Живут, что называется, в своем мире, не выносят сор из избы. Всегда у них в доме тихо. А Наташа, так вообще — золото была. Серьезная, ответственная. С работы сразу домой. Если она и гуляла, то с мамой или младшей сестрой. Времени на разную ерунду, видимо, не было. Смотришь, бывало, бежит утром в суд или вечером обратно, я по ней часы проверяла — настолько Наташа пунктуальная была. Вот убийца этим, наверное, и воспользовался. Знал, негодяй, когда она из отпуска выходит и во сколько на работу пойдет... Ведь накануне она только с дачи вернулась, где отдыхала с мамой и племянницей.

В то роковое утро Наталья Урлина пошла на работу не обычной дорогой, а свернула к киоску, чтобы купить... газету “Московский комсомолец” (позже окровавленную газету следователи заберут с места убийства вместе с другими вещдоками). Перечитывая заголовки, она медленно пошла по Октябрьской улице мимо безлюдного перекрестка. Там ее и настиг убийца. Подойдя тихо сзади, он приставил ей к спине обрез и успел что-то сказать, после чего прогремел выстрел... Киллер скрылся на поджидавшем его возле перекрестка автомобиле, а к раненой в поясницу Наталье подбежали прохожие. Кто-то попытался ей оказать первую помощь, другие вызвали “скорую”. Но спасти судью врачи не смогли — сквозное ранение оказалось смертельным.

...Через несколько дней у погибшей судьи должно было состояться очередное слушание по нашумевшему в Долгопрудном “ментовскому” делу.

“Робин Гуд” из Долгопрудного

До последнего времени все четыре преступления оставались нераскрытыми. Но в делах, которыми занимались трое из пострадавших, так или иначе фигурировал один и тот же человек — Валерий Блохин. Именно он проходил в качестве обвиняемого по последнему делу, которое рассматривала Урлина. Именно его арестовали на днях как подозреваемого в покушении на жизнь городского прокурора и, как стало известно “МК” из конфиденциальных источников, в других нашумевших преступлениях...

Началось все три года назад, когда было возбуждено уголовное дело против сотрудников Долгопрудненского ОВД Валерия Блохина и Алексея Коноваленко. Возбуждено по факту избиения ими трех задержанных азербайджанцев. Милиционерам вскоре предъявили обвинение в “превышении должностных полномочий” и, как водится, уволили из органов. Дело было направлено в суд. Первое слушание состоялось в прошлом году. Жесткая, принципиальная судья Наталья Урлина рассматривала дело строго по закону. А в ее жизни и практике закон был такой: если человек виновен, должен понести наказание.

— Блохин и Коноваленко очень скоро нашли себе мощную поддержку, — рассказывают следователи прокуратуры. — В лице православных общественных организаций и Русского национального единства. Последующие процессы сопровождались митингами возле здания суда, на которых люди требовали оправдать Блохина — ведь он боролся с “нерусью”! Сам же Блохин, можно сказать, возомнил себя настоящим Робин Гудом, которого почему-то хотят осудить за правое дело...

Подсудимые находились под подпиской о невыезде и на заседания суда являлись самостоятельно. Но из-за неявки их адвокатов, которые, видимо, хотели затянуть процесс, слушание дела приходилось несколько раз откладывать. Тем временем бывший майор уголовного розыска Блохин развернул свою деятельность: при поддержке опять же РНЕ даже баллотировался в городскую Думу, правда, безуспешно. Накатал иски в суд, пытаясь защитить свою честь и достоинство и также оспорить итоги голосования на выборах... Гражданские иски Блохина рассматривала та самая судья Жанна Радченко, в машину которой впоследствии подложили бомбу. А у прокурора города, который все эти дела контролировал, обстреляли квартиру.

“Я не при делах!”

На днях Мособлпрокуратура приняла решение об объединении в единое производство дела об убийстве Урлиной и покушениях на жизнь судьи Радченко и городского прокурора Евгения Яцентюка.

— Пока Блохин арестован только по делу о покушении на городского прокурора, — так прокомментировали ситуацию наши источники в правоохранительных органах. — Проведенная почерковедческая экспертиза пришедшей Яцентюку анонимки с угрозой показала, что и она написана Блохиным. Тянутся от него ниточки и к двум другим преступлениям. Но это еще предстоит доказывать... Что касается убийства налогового инспектора, то его связи с остальными делами пока не усматривается. Хотя версия причастности к этому убийству бывшего майора тоже будет рассматриваться.

Пока долгопрудненский “Робин Гуд” содержится в СИЗО города Лобни. На допросах Блохин ведет себя спокойно и уверенно, ни в чем не признавая своей вины. “Я долго проработал опером и прекрасно знаю, что к чему, — посмеивался он на последнем допросе. — Не докажете ничего — я не при делах...” Кстати, очередное слушание его дела должно было состояться через день после убийства Урлиной. Вместо этого состоялись похороны Натальи. И когда весь город скорбел, возле суда снова собралась группа “поддержки” Блохина из “правозащитников” РНЕ и религиозных общин.




Партнеры