Цены из фильма ужасов

Инфляция грабит россиян в извращенной форме

27 января 2005 в 00:00, просмотров: 263

По итогам 2004 года официальная инфляция составила 11,7%. Это чуть больше, чем планировали министры-экономисты, и чуть меньше, чем предрекали их оппоненты из Госдумы. Впрочем, простому народу эти выстраданные властями проценты ни о чем не говорят. В отличие от западных стран, где размер инфляции сразу дает представление и о росте цен, и о стабильности развития экономики, и об уровне жизни населения, в России инфляция — это просто цифра. Почему 11,7%, если только мясо по той же статистике подорожало на треть?

Как подсчитал “МК”, в действительности потребительские цены выросли на 25%. Минимум.

Рост цен добивает самых бедных

Экономическая казуистика позволяет властям жонглировать цифрами, как Бог на душу положит. Инфляция оценивается на основании изменения стоимости всех без исключения товаров. От труб до растительного масла. Однако же вряд ли конкретную домашнюю хозяйку интересуют цены на трактора и алюминиевые чушки. Домашняя хозяйка знает, что на обед она должна приготовить борщ и купить для этого свеклу, мясо и картошку. А чиновники рассчитывают “меню” на всю страну.

Теоретически потребительская корзина включает товары и услуги, призванные обеспечить каждому россиянину нормальное существование. Практически — помимо действительно важных и нужных вещей в нее для улучшения статистики кидают много всякой всячины. Учитывается, скажем, изменение цен на холодильники и на швейные машины. Но швейную машинку человек покупает раз в жизни (если вообще покупает), а борщ из свеклы, мяса и капусты ест каждую неделю.

Подсчитанная государственными ведомствами инфляция показывает изменение цен на сравнительно большую группу товаров и услуг. Людей — каждого в отдельности и всех вместе — интересует лишь небольшой список наименований. Чем беднее человек, тем меньше список. Но вот беда: сколько бы позиций в нем ни осталось — именно эти товары и эти услуги дорожают в России быстрее всего.

Хлеб — товар политический. Цены на него, как не раз подчеркивали Кудрин с Фрадковым, регулируются государством. Однако не было в новейшей истории такого года, чтобы цена батона в январе и декабре оставалась прежней. Вот и в 2004 году хлеб подорожал почти на треть. В московских магазинах стоимость “нарезного” превысила психологическую отметку — 10 руб. за батон. Казалось бы, курица не птица, а десять рублей не деньги. Однако для социально незащищенных слоев населения, в рационе которых хлеб — один из основных продуктов питания, разница существенная.

Не менее лихо в минувшем году выросли цены на яйца, молоко, сыр, масло. Килограмм “Докторской” колбасы, еще в январе стоивший около 100 рублей, в конце года подорожал минимум до 180. Теперь в мясном отделе на сотню можно купить разве что суповой набор для бульона. Плата за телефон выросла со 140 рублей до 170. Проезд в московском метро — с 7 рублей до 13. Ну и так далее...



Фокусы со статистикой

Официальная статистика в принципе не спорит. На сайте Федеральной службы госстатистики честно сообщается, что говядина и свинина в России выросли в цене на 26,3% и 34% соответственно, яйца подорожали на 28,7%, а хлеб — на 16,7%. Оплата жилищно-коммунальных услуг с января по декабрь увеличилась на 23,5%, платных медицинских услуг — на 15%, транспорт подорожал на 18%, билеты в кино (театр) — на 19%, детские сады — на 21%, бензин — на 25% и т.д. и т.п. Перечислив все эти вполне в общем-то реальные показатели, Росстат делает вывод: “В целом инфляция в 2004 году составила 11,7%”.

Говорят: парадоксальность — свойство человеческого мышления. Парадоксальность в статистике — это что-то новенькое. Но ведь ни один комар носа не подточит. Попробуйте обвинить чиновников в подтасовке — они тут же выдадут на-гора такую методику, что инфляция с 11,7% спустится до 10%, а то и вовсе сойдет на нет.

Показывать населению фокусы, превращая очевидные факты в невероятные экономические показатели, власти уже научились. Сказать правду гораздо труднее. По идее в России надо рассчитывать две инфляции. Одну — по всем правилам и методикам, с учетом швейных машинок и курса доллара. Другую — потребительскую, основанную на изменении цен на основные товары и услуги, которыми пользуются все без исключения граждане. Пусть скажут, как подорожали хлеб, яйца, телефон, горячая вода, метро... и у людей сразу пропадет ощущение, что власти их постоянно обманывают.

Подводя итоги 2004 года, спикер Госдумы Борис Грызлов бодро заявил, что у народа “повысилось чувство социального оптимизма”. Мол, поводов для радости в минувшем году было сколько угодно: производство — растет, доходы населения — еще быстрее. Цены, правда, тоже увеличиваются, но совсем чуть-чуть — не то что в прежние времена. На самом деле даже официальная статистика свидетельствует: доходы людей растут медленнее, чем инфляция, — 9% против 11,7%. Если же считать в реальных цифрах, то картина получится и вовсе удручающая.

Чтобы высчитать реальную потребительскую инфляцию, не надо изобретать велосипед. Достаточно использовать те данные службы госстатистики которые были приведены выше (свинина подорожала на 34%, услуги ЖКХ — на 23,5%, сады — на 21% и т.д.). Произведя нехитрые арифметические действия, получим, что в среднем цены на социально важные товары и услуги выросли на 23%. Почти в два раза больше, чем насчитали чиновники.

Правда, и тут есть одно “но”. Цены на отдельные продукты питания официальная статистика тоже определяет весьма своеобразно. В частности, в Москве для контрольных закупок используются рынки, тогда как большинство москвичей вынуждены отовариваться в более дорогих магазинах и супермаркетах. В декабре Мосгоркомстат утверждал, что говядина в столице стоит 95 руб. за кило. Но корреспонденты “МК” за такую цену смогли приобрести только вост (набор костей с остаточными признаками мяса). Не получилось у нас найти ни “Докторскую” колбасу по 100 рублей за кг, ни сыра по 150 руб. Вывод напрашивается сам собой: цены, используемые для вычисления инфляции, также дают экономистам от власти почву для маневра. Может, и есть где-то в Москве говядина по 95 рублей, но кто ее, кроме сотрудников Мосгоркомстата, видел?..



Нет инфляции — не будет индексации

Экономист Михаил Делягин в беседе с “МК” сравнил официальный показатель инфляции со средней температурой по больнице. Что ж, весьма похоже. Беда в том, что власти хотят, опираясь на среднюю температуру, оценить состояние и лечить каждого конкретного больного. Для миллиона-другого состоятельных граждан не имеет большого значения, лукавит правительство или нет, искусственно занижая инфляцию. Высокие доходы позволяют прощать чиновникам их трусливую бухгалтерию. Но для большинства россиян итоговая инфляция — это не просто цифра из отчета.

От инфляции в конечном счете зависят индексации пенсий и зарплат. Чем инфляция ниже, тем компенсации меньше. Таков закон Белого дома. Например, бюджетникам зарплаты в 2004 году вообще не поднимали. Почему? Да потому, что накопленная за два года инфляция, по официальным данным, оказалась ниже последнего повышения. В октябре 2003 года зарплаты бюджетников выросли на 33%, а инфляция за 2003—2004 годы, по версии правительства, составила всего 23,7%. “У нас нет необходимости проводить индексации в бюджетной сфере”, — заявила замминистра финансов Татьяна Голикова, когда профсоюзные лидеры вывели народ на улицы. В принципе, если и дальше следовать этой логике, в наступившем году врачам и учителям тоже надеяться не на что. Ведь, согласно прогнозам Минэкономразвития, рост цен в 2005 году не выйдет за рамки 8—8,5%.

“Правительство откупается от народа жалкими подачками, уверяя, что россияне с каждым годом живут все лучше, но на самом деле мы в отчаянном положении”, — написала в “МК” преподавательница из Москвы Александра Свинаренко. В письме Свинаренко приводит месячные бюджеты своей семьи, состоящей из четырех человек (двое взрослых, двое детей), в начале 2004 и 2005 годов. Год назад расходы составляли 21620 рублей, сейчас — 26400 (см. таблицу). Рост — 22%. При том что московские власти (в отличие от своих федеральных коллег) все-таки проиндексировали зарплаты бюджетникам, и жене, и мужу Свинаренко приходится выкручиваться: работать сразу на двух работах. “Как живут те, кто такой возможности не имеет, я просто не представляю”, — признается женщина.

В 2005 году правительство решило переложить заботу о повышении благосостояния бюджетников на плечи местных властей. Что из этого выйдет, предсказать нетрудно: сравнительно благополучные регионы смогут проиндексировать зарплаты на 25—30% (которые, впрочем, тут же съест реальная инфляция). Другие о бюджетниках даже не задумываются — со льготниками бы разобраться.

Кстати, именно Закон о монетизации льгот (точнее, его последствия) подтолкнул правительство изменить свои планы в отношении индексации пенсий. Согласно первоначальным планам Минздравсоцразвития и Пенсионного фонда пенсии в 2005 году хотели проиндексировать всего на 12% — т.е. на величину инфляции. Причем первого повышения старикам пришлось бы ждать аж до 1 апреля. Но народные бунты заставили чиновников поторопиться. Пенсии решено поднять уже с 1 февраля, причем сразу на 15%.



Хранить деньги в банке — терять их

Помимо индексаций инфляция напрямую влияет на размер банковских процентных ставок и, соответственно, доходность сбережений. Банки устанавливают процентные ставки по вкладам, опираясь на основные финансовые показатели. В прогнозе социально-экономического развития России на 2004 год правительство пообещало, что инфляция составит не более 10%. Поэтому Сбербанк, на который приходится основная масса частных депозитов, предлагал 11% в год в рублях, а вообще ставки по рублевым вкладам варьировались от 9% до 13%. Ежу понятно, что никакого реального дохода вкладчики на таких условиях в итоге не получили. Если же принять во внимание, что реальная потребительская инфляция составила как минимум 25%, вложения граждан и вовсе оказались убыточными.

На начало 2004 года граждане хранили на рублевых счетах в российских банках 1 трлн. 75 млрд. рублей. Выходит, настоящие потери составили 14% годовых, или 150,5 млрд. рублей.

“Роман с банками в последнее время приносит людям одни разочарования”, — уверяют эксперты. Из-за обесценивания банковских вкладов россияне предпочитают не копить, а тратить. В зависимости от уровня доходов одни вкладывают деньги в недвижимость, другие покупают бытовую технику, третьи перестают экономить на еде и одежде. Чем чревата такая модель поведения — знает любой студент-экономист. Российский рынок не настолько конкурентен, чтобы при большом спросе производители и дистрибьюторы удержались от соблазна повысить цены. Получается замкнутый круг.

К аналогичным последствиям, уверяют эксперты, приведет и монетизация льгот. Выплаты бедным слоям населения спровоцируют спрос на недорогие продукты, а следовательно, цены на молоко, хлеб и сахар снова поползут вверх.

Пожалуй, даже Греф сегодня не верит, что инфляцию удастся удержать в рамках запланированных 8%. Статистика ведь тоже не всесильна. Только за первые 20 дней января официальный рост цен составил 1,9%. На сколько реально выросли коммунальные платежи, проезд в метро и цифры на ценниках в ближайшем супермаркете — лучше даже не думать.

Конечно, президент по магазинам не ходит. Но опыт сегодняшних народных бунтов показывает, что если очень сильно прихватит — народ найдет способ донести до него всю правду-матку...


Эксперт “МК”

Никита КРИЧЕВСКИЙ, доктор экономических наук:

— При вычислении инфляции необходимо определиться с системой подсчета. Поэтому, как ни парадоксально, правы все: и те, кто считает, что инфляция в 2004 году составила 25—30%, и те, кто заявляет цифру в 11,7%. Первые считают только по росту цен потребительской корзины, вторые, кроме цен на потребительские товары, учитывают увеличение доходов населения, укрепление курса рубля, рост показателей производства и потребления.

Настораживают два момента. Первый: деньги, поступающие в экономику, идут не на развитие производства, а сразу на потребление. Это чревато тем, что при неминуемом снижении цен на энергоносители и уменьшении производственных показателей в добывающих отраслях деньги будут давить на потребительский рынок и способствовать снижению валютного курса, а значит, инфляция вырастет. Второй: прошедший год ознаменован переходом в управлении инфляцией от рыночных принципов к административным, когда итоговый показатель подгоняется под заранее взятые обязательства. А к чему могут привести административные методы в управлении экономикой, хорошо известно.







Партнеры