Чума после пира

Роман Москвы и Вашингтона закончится в 2008-м?

22 февраля 2005 в 00:00, просмотров: 407

“Официальные пропагандисты, включая меня, будут кричать о противоположном. Но в реальности саммит в Братиславе будет довольно пустым. Ведь Буш уже дал Путину если не карт-бланш, то огромную свободу маневра во внутренней политике”, — так один из воротил нашей внешней политики описал мне суть намеченной на четверг “свиданки” двух лидеров. Обитатели Кремля очень хотят, чтобы рандеву в словацкой столице стало одним из редких в последнее время внешнеполитических триумфов ВВП. Мол, несмотря ни на что, у Буша с Путиным все по-прежнему в “ажуре”.

Абсолютно безоблачным, правда, саммит не будет. По любопытному совпадению за два дня до рандеву суд в родном для Буша Техасе огласит решение по делу ЮКОСа. А оно вполне может быть неприятным для Кремля. Но можно быть уверенным на 99%, что Буш с Путиным не поссорится.

Другое дело, что сегодняшнее благолепие через несколько лет может смениться взрывом. Если Кремль не изменит свой внутриполитический курс, то к 2008 году наши отношения с Америкой дойдут если не до холодной войны, то уж точно до мощных заморозков.

Дружба на кресте

Россия всегда вызывала у обитателей вашингтонского Белого дома самые сильные чувства. 15 лет назад, например, спор из-за нашей страны едва не привел к драке министров прямо в президентском кабинете. Министр жилищного строительства Кемп обвинил госсекретаря Бейкера в недостаточной поддержке Литвы, которая только что объявила о своей независимости. В ответ Бейкер послал коллегу к чертовой матери и хлопнул дверью. Кемп пришел в неистовство и бросился его догонять. Если бы не вмешательство помощника президента Буша-старшего, генерала Скоукрофта, госсекретарю вряд ли бы удалось избежать избиения... Но еще никогда в истории президент США не питал к главе России таких сентиментальных чувств, как сейчас.

В первые десятилетия своей жизни Буш был известен как неудачливый бизнесмен и алкоголик. Например, в молодые годы будущий президент обожал по вечерам наряжаться в парадный костюм, напиваться до бесчувствия, а затем помогать мусорщикам убирать отбросы. Но в 1984 году техасский город Мидленд, где Буш без особого успеха занимался нефтяным бизнесом, поразил финансовый кризис. Чтобы вывести население из депрессии, отцы города пригласили странствующего проповедника Артура Блессита. Видимо, техасцев впечатлил тот факт, что Блессит водрузил на колеса крест 29-метровой высоты, провез его по 60 странам и попал благодаря этому в Книгу Гиннесса. Буш-младший, во всяком случае, был просто поражен. Он пригласил проповедника в кофейню и прямо здесь “пришел к Иисусу”. С тех пор Буш смотрит на все через призму религии. А особенно штатовский президент обожает таких же, как он, “новообращенных”.

Неудивительно, что во время первой встречи с ВВП в Любляне в июне 2001 года Буш сразу же оборвал нашего президента, пытавшегося было начать говорить о делах. Вместо этого глава Америки поинтересовался: “А правда ли, что ваша мать дала вам крест, который вы освятили на Святой земле?” Путин ответил утвердительно. Буш, по его собственному рассказу, был изумлен: “Вы же были коммунистом, оперативником КГБ! Но все равно носите крест!”

После этого Путин попытался было заговорить о российском внешнем долге. Но мысли Буша были далеко: “Я хотел убедиться, что история с крестом была правдой”. Месяц спустя, во время встречи лидеров “Большой восьмерки” в Генуе, Путин показал Бушу этот крест. И штатовский президент окончательно проникся к ВВП самыми теплыми чувствами.

Второй фактор, определяющий отношение Буша к Кремлю, напротив, носит не эмоциональный, а сугубо прагматичный характер. “Сама по себе Россия мало интересует Буша, — описывает ситуацию один из внешнеполитических советников ВВП. — Для него этот вопрос седьмой важности. Зато американцев сейчас волнует наша внешняя политика: как Россия будет вести себя на Ближнем Востоке и прочих стратегически важных для них районов”.

Здесь у янки, конечно, накопилась куча вопросов к Путину. Например, Буша и израильского премьера Шарона жутко раздражает российское военное сотрудничество с Сирией. Еще большее неприятие вызывает в Вашингтоне позиция ВВП по поводу Ирана. Буш постоянно заявляет, что иранские аятоллы быстрыми темпами создают ядерное оружие. А Кремль твердит, что это не так, и продолжает сотрудничать с Тегераном в области “мирного атома”. (В последнее время некоторые российские разведывательные эксперты начали склоняться к мысли, что янки в этом споре все-таки правы.) Но и в Вашингтоне, и в Москве заинтересованы в том, чтобы разногласия по этим вопросам не перешли в жесткую конфронтацию.

По уверениям близких Кремлю людей, Буш поставил своей внешнеполитической команде задачу: несмотря ни на что, ссоры с “другом Владимиром” быть не должно. Мои неофициальные разговоры с высокопоставленными вашингтонскими чиновниками в конце прошлого года подтверждают этот тезис. Смысл их слов сводился к следующему: внутриполитический курс Путина и его политику в Чечне мы считаем однозначно ошибочными. Наши реальные возможности повлиять на ситуацию предельно ограниченны. Поэтому самое лучшее для нас — это оставаться друзьями и пытаться влиять на Кремль с помощью добрых советов.



Вашингтон без Буша

В 30-е годы прошлого века, в разгар Великой американской экономической депрессии, по Вашингтону ходил анекдот. Гуляющий по улице президент Гувер просит своего министра финансов: “Одолжи 10 центов, хочу позвонить другу!” — “Держите лучше 20 центов и позвоните всем им!”

Сегодня друг Путина в Вашингтоне — это самый могущественный человек Америки. Но если называть вещи своими именами, больше влиятельных друзей в США у Кремля нет.

“Мы никогда не работаем с оппозицией!” — эти слова Путина во время его встречи с Ющенко, похоже, относятся не только к СНГ. Конечно, наш посол в Вашингтоне Ушаков поддерживает вполне цивильные отношения с лидерами демократической партии. Но по сути Кремль уже давно занял по отношению к демократам открыто враждебную позицию. Достаточно вспомнить направленное против Керри заявление Путина во время американской предвыборной кампании. Конечно, даже если бы ВВП не произносил тех слов, демократы все равно относились бы к нему без симпатии. Уж слишком сильны их идеологические разногласия с Кремлем. Но спич ВВП еще больше подлил масла в огонь.

С республиканцами Кремль, напротив, пытается установить самые сердечные отношения. Но в республиканской партийной элите к Путину сейчас тоже стали относиться без особой любви. Во время недавних слушаний в сенате США в речи представителя международного республиканского института Никса содержалось ничуть не меньше критики в адрес ВВП, чем в выступлении его коллеги-демократа. Более того, самым агрессивным антипутинцем на слушаниях был именно республиканец — бывший военный разведчик и друг многих влиятельных фигур в администрации Буша Брюс Джексон.

Даже в самой администрации многие политворотилы, будь их воля, строили бы политику по отношению к Кремлю несколько по-другому. Например, это относится к госсекретарю Кондолизе Райс. Ее имя в переводе с итальянского означает “мягко, нежно”. Но нежных чувств к Кремлю Кондолиза точно не питает. “Приказов Буша Райс, разумеется, не нарушит. Но она подвержена влиянию людей типа своего бывшего коллеги по Стэнфордскому университету Майкла Макфола, которые настроены резко антипутински”, — жалуются в команде ВВП.

Возможно, в Москве президентская любовь определяет все или почти все. Но в Вашингтоне дела обстоят несколько по-другому. Внешнеполитический курс страны здесь формируется на основе консенсуса всей политической элиты.

Кроме того, из-за конституционного запрета Буш никогда не останется на третий срок. И через годик-другой он начнет превращаться в “хромую утку”. А новым президентом в 2008 году, по оценкам даже близких к Кремлю аналитиков, станет в лучшем случае умеренный республиканец, а в худшем — и вовсе демократ.

Допустим, правители России не изменят к этому времени свой внутриполитический курс. В этом случае между Москвой и Вашингтоном может наступить резкое похолодание. “Все реальное сотрудничество может быть сведено к сфере безопасности”, — мрачно прогнозируют околокремлевские эксперты.



Молдавский пирог

“Американцев волнует сближение Путина с турецким премьером Эрдоганом, — сказал мне уже упоминавшийся внешнеполитический советник ВВП, — в Братиславе они хотят получить гарантии, что эта дружба затеяна не в пику им”. Любопытно, что давать какие-то ответные гарантии Москве янки не собираются. Наоборот, ожидается, что Путину “посоветуют” умерить российскую активность как минимум в двух регионах бывшего СССР.

Кого именно американцы хотят видеть новым лидером Молдавии, в Москве до конца понять еще не могут. Но то, что в Вашингтоне хотят отлучить Москву от молдавских дел, несомненно. На слушаниях в сенате тесно связанный с верхушкой Минобороны Брюс Джексон заявил об этом прямым текстом: “Россия безустанно добивалась обострения разногласий между Приднестровьем и Кишиневом, чтобы не допустить демилитаризации региона... Приднестровье остается криминальным предприятием под защитой Москвы и крупнейшим центром нелегальной торговли оружием в Черноморском регионе. И вспомните, у России нет общей границы с Молдавией! Этот факт подчеркивает имперский характер российского вмешательства”.

Во время моих бесед с чиновниками и экспертами в Америке они часто жаловались на Саакашвили. Мол, грузинский лидер и ведет себя неадекватно, и постоянно пытается вбить клин между Москвой и Вашингтоном.

Но, несмотря на это, в штатовских верхах продолжают делать ставку на эксцентричного политика из Тбилиси и его план поглощения Южной Осетии. Через регион проходят стратегически важные для США нефтепроводы, и пророссийские силы здесь Вашингтону не нужны. Антиосетинская пропагандистская кампания в США уже набирает обороты. “Правительство президента Миши Саакашвили было под постоянным давлением со стороны России, — заявил в сенате Брюс Джексон. — Поддерживаемые Россией южноосетинские боевики начали раздавать населению АК-47, усиливая опасность межэтнического конфликта. В благодарность за российскую защиту “правительство” Южной Осетии ежегодно посылает 50 миллионов долларов мафиозным боссам КГБ в Санкт-Петербург”.

Как именно в Вашингтоне себе представляют переход категорически не желающих этого абхазов и южных осетин под контроль Тбилиси, не совсем ясно. Но чиновники, знакомые с деталями российско-американских контактов на высшем уровне, уверены: эти проблемы в Вашингтоне считают приоритетными. И если у Саакашвили появится шанс на успех, Америка предельно жестко порекомендует Кремлю не вмешиваться.

В московских верхах, и особенно в Минобороне, есть, правда, горячие головы. Они предлагают дождаться весьма вероятного провозглашения независимости Косова с последующим присоединением края к Албании. А затем сделать то же самое и с жаждущими войти в состав России двумя кавказскими республиками. Мол, если косовским албанцам можно, то почему нельзя абхазам и южным осетинам? Но вряд ли в Кремле когда-нибудь рискнут осуществить эту рискованную идею.



Поле битвы — Сибирь?

“А что вы думаете насчет Сибири?” — во время месячного путешествия по Америке в прошлом году этот вопрос мне задавал чуть ли не каждый второй эксперт по России. По прогнозам спецов, к 2016 году мощь китайской экономики сравняется с американской. А к 2041 году Поднебесная империя и вовсе станет первой экономической державой мира. Ясно, что при таком раскладе Китай в США считают не только суперважным экономическим партнером, но и потенциальным главным противником.

Сказочные природные ресурсы Сибири могут быть одним из важных факторов этой великой геополитической игры ХХI века. При этом за океаном слишком хорошо знают нашу страшную демографическую статистику. “В долгосрочной перспективе у России есть только один способ сохранить за собой контроль над Сибирью, — сказал один из ведущих в недавнем прошлом американских дипломатов. — В регионе должно присутствовать как можно больше игроков: американцы, европейцы, японцы...”

Пока подобные мысли высказываются в виде вежливых пожеланий и дружеских советов. Но если Россия будет продолжать слабеть, тон американских политиков вполне может стать более жестким. Ведь для Вашингтона здесь слишком много поставлено на карту.

В американской столице вполне могут в будущем сменить свой тон по отношению к Москве и еще по одному важному вопросу. Штатовские политические игроки — от бывшего помощника министра обороны Грэма Аллисона до действующего госсекретаря Кондолизы Райс — уже не раз высказывали опасения, что безопасность на многочисленных российских ядерных военных объектах оставляет желать лучшего. Если в одном из этих мест действительно произойдет какой-нибудь крупный инцидент или, не дай бог, теракт, Москве вполне могут выкатить ультимативные требования. Это вовсе не фантастика. Та же Кондолиза Райс уже однажды высказывалась в сенате о возможности “международного контроля” над российскими ядерными силами.



* * *

Уже сейчас российское общество стало раскалываться на две части по своему отношению к Америке. Одни рассматривают страну янки как безжалостного геополитического хищника, который под аккомпанемент разговоров о демократии хочет превратить Россию в третьеразрядную страну. Другие россияне видят в Америке потенциального союзника в борьбе против своей власти, которая с каждым месяцем становится все более авторитарной.

Скорее всего обе эти черно-белые картины мира неправильны. Ведь мир, как известно, серый. И истина обычно лежит посередине. К счастью, Россия еще в том состоянии, когда она способна определять свою судьбу. Если в Кремле возьмут верх сторонники закручивания гаек до предела, “недодружба” с Америкой и Западом в целом действительно сменится чем-то близким к открытой вражде. Если Россия будет продолжать деградировать, желающих воспользоваться этим с каждым годом будет все больше и больше. Так что нечего кивать на Америку. Главное — самим выбрать правильный путь.





Партнеры