“Опер” дал показания

Алексей Нилов: “Я ленивый и люблю загадки”

9 июня 2005 в 00:00, просмотров: 2024

“МК” уже сообщал, что впервые на “Кинотавре” снимают кино — сериал “Опера. Хроники убойного отдела”. “Оперов” жалко. Крутятся, бедные, с утра до вечера. Утренняя съемка плавно переходит в ночную.

Сергей Селин до Сочи пока не добрался. Поэтому пока снимают сцены с Алексеем Ниловым и Анастасией Мельниковой. Нилов успел даже слегка повредиться — не совсем удачно выпал из машины на правый бок во время трюковой сцены. На самом “Кинотавре”, конечно, погонь и перестрелок не снимают. Едут для этого в Мацесту или отель “Звездный” — там, где не так шумно.

Серия “Это — шоу-бизнес” рассказывает историю рок-певца (Владимир Виноградов), которому предрекли скоропостижную смерть в 30 лет. За несколько дней до “роковой даты” вокруг него что-то закрутилось: попала в серьезную аварию его машина, где сидели водитель и подружка певца, а сам он чудом в ней не оказался. Потом в квартире рок-звезды кто-то открыл газ... А тридцатилетие совпадает с премьерой фильма, в котором снимался певец. И показывать ее должны были, конечно, на “Кинотавре”.

Ларин (Нилов) и Дукалис (Селин) посланы на фестиваль разобраться с происходящим, а Настя (Мельникова) оказывается в то же время там случайно — она приехала в Сочи с Кондаковым (Калныньш) просто отдохнуть. Но нелегкая “ментовская” судьба заставила Настю забыть про море и пойти в стрип-клуб. В роли стрип-клуба снимался настоящий сочинский стрип-клуб “911” с самыми настоящими стриптизерками. Но Настя в откровенном платьице с декольте и ногами “от ушей” затмила практически всех местных профессионалок, закинув ногу практически за голову — так, от скуки, чтобы размяться.

А в это время Алексей Нилов решил совместить приятное с полезным и дал за обедом интервью “МК”.

— Вы же на “Кинотавре” не первый раз?

— Да, уже второй. И любой фестиваль мне нравится тем, что здесь можно встретить людей, которых так и не увидишь — они все время снимаются или озвучивают свои роли. Фестиваль — повод порадоваться за ребят, сказать: “Ты знаешь, я видел тебя в этом фильме — ты молодец!”

— Вам не хочется сменить амплуа?

— На что? (Смеется.)

— Ну, например, пару лет назад вы сыграли в мелодраме Виталия Москаленко “Жизнь одна” такого романтика-писателя и что-то перестали с лирическими героями экспериментировать.

— Вы считаете, это мое амплуа? Нет, таких персонажей мне не хочется играть. Потому что он пустой. Я не могу сказать, что тот герой — моя удача, но мне не стыдно. Я просто выполнил свою актерскую работу. Но многие хорошие продюсеры в курсе моего напряженного графика работы, поэтому приглашать меня им не имеет пока смысла. Звать одного человека, зная, что потом под него должна будет подстраиваться и дергаться вся группа, нереально, да и ради чего? Когда у меня закончится работа в этом сериале, тогда, я надеюсь...

— А когда это произойдет?

— Это не ко мне. К продюсерам.

— Ваше желание не учитывается?

— У меня давно кончились желания по поводу этого сериала. Но я продолжаю в нем сниматься. С удовольствием. Последние 12 лет — это моя кормушка. Я очень люблю своих работодателей и то детище, что мы выращиваем 12 лет. Правда, я хочу пояснить, что мой Ларин появился 12 лет назад в “Улицах разбитых фонарей”, а сейчас он “служит” в новом сериале “Опера. Хроники убойного отдела”.

— Но психологическая усталость есть? Говорят, надо менять место работы каждые пять-семь лет.

— Те, кому хочется, пусть так и делают, если есть возможность. Я не хочу бегать и менять место работы каждые пять лет.

— Вы консерватор?

— Я ленивый. Устану от профессии, пойду заниматься чем-нибудь другим. (Так уже было однажды — Нилов на пять лет уходил из кино и занимался рекламой. — Е.А.)

— Возвращаясь к “Кинотавру”. А то, что вокруг много прессы, не напрягает? Приходится постоянно быть начеку.

— Это не к питерским. Питерские ведут себя обычно так, как считают нужным и как ведут себя всегда — без хамства, без наглости. Просто надо смотреть людям в глаза и говорить то, что ты думаешь, без всякого эпатажа, конечно. Да и некогда здесь расслабляться — у нас плотный график до 13 июня. Режиссер этой серии — Вася Сериков, кличка Желтый. Правда, вчера его перекрасили в рыжий цвет, и теперь у него кличка Рыжий. (Хохочет.) Потрясающий человек! Мы нашли общий язык и на площадке и вообще, по-человечески. Должна получиться очень смешная серия.

* * *

На “Кинотавре” есть все, что надо. А что надо? То и есть, как говорил незабвенный герой-пьянчужка из фильма “Старый Новый год” в исполнении Евгения Евстигнеева. В понимании фестивальной публики — не ротозеев, а людей, для которых любой фестиваль напряженные будни, — “что надо, то и есть” означает кино и люди из него. И только при наличии одновременно этих двух ингредиентов коктейль получается правильным — “взболтать, но не смешивать”. Когда есть кино, а не с кем его обсудить, выходит просто пресс-показ, а этого нам и в Москве хватает. А когда есть артист, а фильма нет, опять ерунда — и актеру неудобно, хотя он тщательно это скрывает, и журналисту приходится из вежливости лукавить.

И еще, наверное, американцы не дураки, у них вообще все строго: кино — отдельно, телесериалы — совсем отдельно. Тогда точно никакой путаницы не будет. Такие мысли возникают в голове у журналиста, когда фестиваль уж перевалил за середину, а главным его событием по-прежнему остаются “менты” (или, как они сейчас себя позиционируют, “опера”) на “Кинотавре”.

А еще хочется понять: что бы это значило, если артист всюду ходит с одной и той же девушкой, знакомит ее с коллегами и журналистами, интервью при ней дает, а потом вдруг, увидев, что их аккредитованный фоторепортер снимает, стремительно бросается на человека с камерой с криками:

— Зачем вы меня снимаете? Я вообще не знаю, кто эта девушка!

И грешно, и смешно.

Нет, все-таки молодцы американцы. Вот Том Круз, например, с Николь Кидман расстался, подружился с Пенелопой Крус. Ну и, конечно, стал свою новую барышню повсюду с собой водить — не дома же ей сидеть и борщ варить. Так и ходили вместе, лучезарно улыбаясь, и по красным всяким дорожкам, как им по профессии и положено, не бегали опрометью, а тормозили и принимали всякие красивые позы, чтобы поинтереснее на фотографии оказаться.

Ну да ладно. Они — там, а мы — тут, на “Кинотавре”. Который помимо интенсивной светской жизни замечателен тем, что люди еще и ходят в кино. Например, попасть на конкурсный фильм “Мама, не горюй-2” Максима Пежемского в Зимний театр оказалось непросто. Уже за 15 минут до начала найти свободное место было невозможно. Причем артисты и режиссеры тоже ходят в кино — на коллег посмотреть и себя показать. Стараются не пропускать все громкие картины Сергей Гармаш и Дмитрий Харатьян. А потом, выходя из Зимнего, уже на ступеньках увиденное обсуждают.

“Мама, не горюй-2” представлял продюсер этой ленты, известный человек Сергей Сельянов, словами: “Мы восемь лет назад выпустили первую “Маму”, а потом поняли, что нам еще хочется с этими героями пожить, и так появилось продолжение этой истории. Надеюсь, вам понравится, потому что сделано это с любовью”. Понравилось. С любовью. Зал хохотал и радовался шуткам. Пока картины “СТВ” — уже показанные “Ночной продавец” и “Мама не горюй-2” (еще не было “Жмурок”) — самое веселое, что есть в конкурсе.

Приехал Александр Митта и тоже — то в кино, то в пресс-центр. А молодежь по ночам продолжает зажигать: на днях в хорошем смысле слова отличились Андрей Мерзликин и Стас Дужников — увлекшись зажигательной мелодией, Стас аж забросил на глазах изумленной Ирины Лачиной Андрея себе на спину и продолжил танец уже в таком интересном положении. А некоторые еще и успевали попеть: например, Анатолий Журавлев отдал дань уважения народным песням. Редкая пляжная вечеринка обходится без Елены Кориковой.






    Партнеры