Раба без любви

Прислугу из Юго-Восточной Азии подбирают к комнатному интерьеру

18 апреля 2006 в 00:00, просмотров: 5413

Этот поезд идет с Белорусского вокзала. С третьего пути в 8.45. В недостаточно отапливаемых зимой и всегда душных летом вагонах ежедневно трясется новый социальный пласт людей, который рассасывается между станциями Ромашково — Барвиха — Раздоры.

Женщины в нелепых пуховиках и меховых шапках, готовые терпеть унижения от богатых хозяев. Их ведет по жизни только одна мысль: как бы не потерять денежное место в шикарном особняке на Рублевке!

Мода на домработниц и домработников обрушилась на столицу десять лет назад. Приезжие из Белоруссии, Украины, Молдавии бросили семьи и нищенскую работу на родине ради престижной профессии обслуги.


Они живут в шикарных пригородных особняках, продукты закупают в самых дорогих столичных супермаркетах, они могут похвастаться влиятельными знакомствами, но каждая из них мечтает поскорее распрощаться со всей этой роскошью и укатить в глухую провинцию. Речь идет о домашней прислуге.

Как сегодня оценивается труд горничных, почему состоятельные господа предпочитают нанимать прислугу из Юго-Восточной Азии, как работают агентства в этой сфере услуг и что думают сами домработницы о своем рабском труде, выяснили репортеры “МК”.


“Агентство профессионально подберет персонал за один день. Гарантии и рекомендации из предыдущих семей, проверка по линиям МВД. Гарантия замены, психологическое тестирование” — подобными объявлениями сегодня забиты все рекламные издания. Удивляться не приходится. Повышенный спрос на домашнюю прислугу с лихвой рождает самые заманчивые предложения. В одной только Москве контор по трудоустройству горничных, нянь и садовников насчитывается уже порядка двухсот. Правда, репутация большинства этих компаний не безупречна. Буквально за несколько дней мне удалось найти работу аж в пяти фирмах, учитывая то, что у меня нет даже самого примитивного опыта работы в данной сфере услуг. Я ни разу не пользовалась стиральной машинкой, за три года брака так и не научилась готовить, я не представляю, как можно несколько часов терпеть капризы чужого ребенка, в конце концов, я не знаю, как добиться идеальной чистоты в квартире, как вернуть безупречное покрытие пригоревшей сковороде и как до блеска надраить лаковый паркет. Однако тестирование я выдержала практически на “отлично”.

— У вас есть рекомендации с предыдущего места работы? — поинтересовались у меня в агентстве по найму обслуживающего персонала.

— Нет, это мой первый опыт, — призналась я. — Зато у меня есть высшее образование.

— Это как раз минус. В ваши обязанности будет входить стирка, уборка, глажка. Справитесь?

— Конечно.

— А готовить умеете?

— Попробую.

— Сколько вам лет?

— Тридцать.

— Девушек моложе 25 лет мы не принимаем, — обнадежили меня. — В принципе вы нам подходите, но для начала должны окончить наши подготовительные курсы. Занятия отнимут у вас всего день. Стоимость обучения 1000 рублей. Но зато после этой практики мы вас будем рекомендовать как высококвалифицированного сотрудника…

Увольнение за маникюр

Зоя Матлашевская — автор пособия для домоработниц “Золушки в XXI веке” — в горничном бизнесе больше десяти лет. Как и многие коллеги, в начале 90-х она оставила нищенскую профессию библиотекаря на Украине и бросилась завоевывать Москву.

— В советские времена в столице существовала система интеркадров, которые готовили горничных для иностранцев, — девушек обучали не только ведению домашнего хозяйства, но и этикету, иностранным языкам. Два года назад эта организация прекратила свое существование, — рассказывает Матлашевская. — Одно время некоторые коммерческие вузы начали открывать факультеты горничных. Но стоимость обучения в институтах зашкаливала за две тысячи долларов. Вскоре эта затея потерпела фиаско. С тех пор обучением прислуги заниматься стало некому.

Первые агентства по найму обслуживающего персонала появились в 1994 году. Приглашали туда москвичек до 35 лет. Позже, за отсутствием столичных кадров, начали принимать безработных из Подмосковья, Украины и Белоруссии.

— Сегодня агентства не брезгуют даже выходцами из Узбекистана и Киргизии. Хотя трудоустроить их нереально. Людей с ярко выраженными внешними национальными признаками и диким акцентом никогда не возьмут в приличный дом, — утверждает Матлашевская. — Конечно, услуги киргизок обходятся в несколько раз дешевле, чем труд той же хохлушки. Эти женщины — заведомые кандидаты в рабы.

По словам моей собеседницы, из двух сотен существующих в Москве агентств сотрудники большей части предлагают своим клиентам некачественный “товар”.

— Многие фирмы в своей рекламе указывают — “горничные проверены по линии МВД”. Это полное вранье. Сотрудники Министерства внутренних дел никогда не станут разглашать такую информацию, — уверена Зоя. — Также некоторые кадровые агентства заверяют, что осуществляют специальное обучение горничных. Это тоже неправда. Сотни рекомендательных писем с прежнего места работы, которые предъявляют горничные, — “липа”, составленная самими агентами.

В горничные сегодня идут все. Стоит только разместить информацию о себе в рекламное издание с пометкой “ищу работу” — и на следующий день ваш телефон оборвут десятки агентств.

— Перед тем как принять женщину на работу, сотрудники контор устраивают собеседование. Однажды мне довелось участвовать в таких смотринах, — вспоминает Матлашевская. — Требовалась домработница к одному очень влиятельному политику. Менеджер порекомендовал горничную с шестилетним стажем! Но в тот же день супруга того господина со скандалом выставила женщину, заметив на ее ногтях яркий маникюр. Нейтральность — один из основных пунктов при поступлении на работу. Горничная не имеет права пользоваться косметикой, носить украшения и распускать волосы. Даже если хозяйка начинает откровенничать, нельзя вступать с ней в диалог и тем более давать советы. Если работодатель предлагает прислуге выкурить вместе сигарету — таким образом горничную просто проверяют. Не исключено, что за маленькую слабость прислуга может лишиться работы.

Справедливо считается, что самые ответственные горничные — это бывшие работницы престижных гостиниц. Например, сотрудницы гостиницы “Метрополь” при уборке номера никогда не смотрят, есть ли пыль на поверхности, они просто трут, как роботы. Принцип же работы домашней горничной — убрать лишь видимую грязь.

— Все горничные по определению неудачницы, у каждой произошел в жизни какой-то надлом. Когда в нашу профессию идут молоденькие девушки, я уверена, что скорее всего они насмотрелись сериалов, — говорит Матлашевская. — Некоторые надеются таким образом устроить свою личную жизнь. Но чудес не бывает. Хозяин может переспать с ней, но на серьезные отношения никогда не пойдет. Такое поведение по отношению к прислуге свойственно пятидесятилетним мужчинам. Самые потрясающие работодатели — топ-менеджеры до сорока. Они настолько увлечены карьерой, что им некогда придираться к прислуге. Самый невыносимый контингент — неработающие молоденькие девочки, которые гоняют своих домработниц и в хвост и в гриву. Как правило, эти дамочки возвращаются домой поздно вечером, в коридоре скидывают с себя всю одежду, даже нижнее белье, и горничная за пять минут обязана все убрать. По утрам эти девицы требуют от горничных причесать им волосы, помассировать спину — хотя данные прихоти не входят в обязанности прислуги.

Дворецкий ценой в автомобиль

Белорусский вокзал. “Электропоезд на Усово отправляется с третьего пути в 8.45” — из динамиков вырывается пронзительный женский голос. Безликая толпа разбредается по платформе. Женщины в пуховиках и меховых шапках, мужчины в телогрейках и высоких сапогах молча кивают друг другу, изредка перекидываются парой слов. Всех этих людей связывает одна профессия…

Захожу в вагон. Между мной и дамочкой в очках на подмороженное сиденье плюхается тучная тетка в манто из искусственного меха.

— Вы, верно, новенькая? Что-то я раньше вас не встречала, — моментально подмечает она, обернувшись в мою сторону.

Не дождавшись ответа, тут же перекидывает внимание на соседку у противоположного окна.

— Ну что, Галка, как твой-то? Скандал не закатил после сломанного пылесоса? — Я понимаю, что речь идет о работодателе.

— Не знаю, что и делать, — вздыхает в ответ жгучая чернобровая красавица Галка. — С пылесосом обошлось, зато в последнее время он стал деньги выдавать мне каким-то странным образом. Поднимается на третий этаж и скидывает мне с винтовой лестницы долларовые купюры. Что поймаю — то мое. Хозяин так развлекается, а я прыгаю за бумажками по часу.

— Тебя это сильно напрягает? — раздается басистый голос где-то в конце вагона.

— Да нет пока… — смущается девушка.

— Вот и закрой глаза на эти мелочи. Платит вовремя, и слава богу. Мой, например, вообще брезгует мне деньги в руки давать и в глаза никогда не смотрит. В день зарплаты молча подходит и кидает конверт под ноги.

На следующей станции в вагон заходят двое мужчин. На вид каждому лет сорок. Похожи, как близнецы-братья, — оба в белоснежных куртках и штанах с множеством карманов. Через плечо у каждого перекинута плоская сумка-портфель. Молодцы устраиваются на свободную скамью, предварительно протерев лавку сухой тряпкой.

— Эти ребята — единственные в столице домработники. Обычно мужчин берут в качестве садовников, а этих один миллионер лично отбирал для домашней работы, — подхихикивает мне в ухо собеседница. — Причем хозяин поставил им странные условия — на службу они должны появляться исключительно в белом. Даже нижнее белье — только светлых тонов. Перед тем как приступить к своим непосредственным обязанностям, работодатель заставляет “рабов” продемонстрировать носки. Если пятки будут не белоснежного цвета — выписывает штраф.

Через полчаса электричка опустела. Мои попутчики незаметно рассосались между станциями Ромашково—Барвиха—Раздоры.

— Раньше я тоже была частым пассажиром этого поезда, — вспоминает Зоя Матлашевская. — Все мы делились своими впечатлениями от работы, но никто из нас никогда не называл вслух имена своих хозяев. В нашем бизнесе — это табу. Потерять хорошую, высокооплачиваемую, пусть даже унизительную работу никому не хотелось. Ведь даже начинающая горничная, которая обслуживает однокомнатную квартиру без евроремонта, в день зарабатывает от 500 рублей. В ее обязанности входит стирка, уборка и глажка. Если требуется приготовить еду и забрать ребенка из школы, то сумма возрастает еще на 200 рублей. Тысячу рублей в день получают домработницы с Рублевки. К этой сумме прибавляется 400 рублей — если горничная осуществляет уход за эксклюзивным гардеробом. Самую высокую заработную плату — от 1000 долларов и выше — имеют профессиональные повара. Кстати, я тоже заканчивала поварские курсы, но никто из моих работодателей не требовал каких-то изысканных блюд. Например, одному банкиру я ежедневно варила пятилитровую кастрюлю гречневой каши. Эту кастрюлю он съедал за день.

Два года назад на юго-западе столицы открылось агентство по подготовке дворецких. За полтора года отсюда вышли шесть человек. Все они в прошлом офицеры Российской армии.

— Мажордом, или дворецкий, организует работу прислуги — экономки, горничной, няни, садовника, водителя, оплачивает счета, готовит прием гостей, — делится руководитель структуры Вадим Овчинников. — Поймите, наши расценки далеки от стоимости услуг горничных. У нас в стране еще не так много богатых людей, готовых выложить сумму, соизмеримую со стоимостью автомобиля, за месяц работы дворецкого. Зачем дразнить неискушенную публику?

Филиппинский синдром

В 10 минутах езды от Рублевки за кирпичным забором располагается трехэтажный особняк. При входе — вооруженная охрана и несколько камер видеонаблюдения. Поднимаюсь на второй этаж. Здесь находится единственное легальное столичное агентство по подбору персонала из Индонезии, Малайзии и Филиппин.

— Спрос на прислугу из Юго-Восточной Азии возник в столице двенадцать лет назад, — начала беседу сотрудница агентства Есения. — Но в России тогда не существовало ни одного агентства по подбору экзотического персонала, и филиппинок начали ввозить сюда нелегально, через знакомых.

…Перед тем как встретиться с работниками этого агентства, я связалась с сотрудниками других контор, поставляющих на российский рынок домработниц якобы из Таиланда и с Филиппин.

— Наши девочки не только прилежные уборщики, но и отличные массажистки и косметологи, — рекламировали мне кадры в одной из контор. — Такая экзотика стоит от 1500 до 2000 в месяц с проживанием на вашей территории. Вы не переживайте: едят они мало, русского языка не знают, так что хлопот с ними не возникнет.

— Можно ли взглянуть на их документы? — поинтересовалась я.

— Дело в том, что вывезти их из страны практически невозможно, поэтому мы организуем им фиктивный брак или делаем поддельные паспорта, — не скрывают на том конце провода. — Никаких страховок на случай их травмы или болезни, никаких официальных документов мы предоставить не можем. В случае неприятного инцидента мы сразу подыщем вам замену…

Когда я пересказала эту историю своим собеседницам, девушки ничуть не удивились.

— Мы слышали, что некоторые агентства приглашают на работу студенток из Института дружбы народов и выдают их за филиппинок. Мы же сотрудничаем с индонезийскими и филиппинскими агентствами и совершенно легально оформляем девушкам медицинский полис, пластиковую рабочую карту.

Перед приездом в Россию девушек обучают минимальному набору русских слов, которые могут пригодиться в хозяйстве.

— Как правило, английский язык филиппинки тоже не знают, поэтому первую неделю хозяева общаются с прислугой посредством переводчика, который находится в доме. Но через два месяца женщины уже начинают понимать русскую речь, — рассказывает Елена. — Конечно, многие думают, что русскоязычную домработницу нанять проще, но жить с ней сложнее. Во-первых, филиппинки полностью выкладываются на работе. Они никогда не пройдут мимо случайно брошенной бумажки, у них нет такого понятия: “За это мне платят, а за это — нет”. Если надо, она и снег будет чистить, и крышу латать, и огород пахать. Она никогда не возьмет из холодильника деликатесы, не сядет за стол с хозяевами, даже если вы ее об этом попросите. Я свою домработницу-индонезийку просила разделить со мной трапезу, а она отпиралась: “Я лучше поем вчерашнее”. Когда уезжала к себе на родину, то оставила все свои вещи, которые мы ей покупали в Москве, и не приняла от нас ни одного подарка.

Я листаю скудные анкеты девушек. Несколько строчек на биографию и фото в полный рост. Имя — Дамаянти; дата рождения — 28.06.1982 г.; рост — 150 см; вес — 49 кг; иностранные языки — прочерк; примечания — прочерк.

По словам моих собеседниц, биографии экзотической прислуги не отличаются разнообразием. Как правило, всем им не больше 45 лет. Все они из многодетных семей, у каждой дома остались четверо-пятеро детей. Образования у них нет. На родине подрабатывали на рынке или занимались домашним хозяйством.

— То, что они получают здесь за месяц, у себя на родине им не заработать и за пять лет. В своей стране они пашут много часов за один доллар, а здесь их зарплата составляет от 350 до 500 долларов в месяц, — объясняют собеседницы. — Для богатых людей это приемлемая сумма за услуги горничной. Но помимо ежемесячной оплаты клиент обязан оплатить все транспортные расходы филиппинки, что составляет 2695 долларов.

— Где гарантии, что она ничего не украдет и не сбежит из хозяйского дома? — интересуюсь я.

— Дело в том, что все их документы — паспорт, приглашение, билеты на обратную дорогу — остаются у нас. Также за все время пребывания в России они на руки не получают ни копейки. Вся заработанная сумма пересылается на их счет в Индонезию или Филиппины. Так что эти женщины полностью зависят от нас.

Перед тем как приступить к работе, женщины подписывают контракт на три-четыре года.

— Больше они не выдерживают, им тяжело жить в чужой стране. Но за все время работы мы ни разу не услышали от девушек: “Я хочу домой, у меня проблемы”. Они никогда не жалуются на работодателя, — продолжает Есения. — Даже если хозяин предлагает интимные услуги, они никому не скажут об этом.

Известно, что восточные девушки больше других подвержены рабской психологии. По словам сотрудниц агентства, никакой филиппинке не придет в голову выйти из дома, прогуляться по дачному поселку, даже по телефону со своими подругами-горничными они стесняются общаться в присутствии хозяев.

— Филиппинки не станут спорить. Если им что-то не нравится, они молча пойдут и сделают так, как вы хотите. Даже если на них накричат, они отойдут в сторонку, поплачут, а через пять минут продолжат работу. Эти девушки не курят, не пьют, не смотрят телевизор. Они экономят воду во время мытья посуды, постоянно гасят за хозяевами свет. В доме их не видно и не слышно. Голоса их не услышишь, даже когда они занимаются с детьми. Кстати, когда они провожают ребенка в школу, то никогда не разрешат ему нести портфель.

— Но наверняка существуют и минусы…

— Конечно. Например, прежде чем впустить филиппинку в современный дом, напичканный техникой, ей надо объяснить, что такое компьютер, стиральная машинка, пылесос. Правда, к стиральной машинке ее лучше не подпускать. Когда я объяснила своей горничной функции этого устройства, она выстирала в машинке абсолютно все вещи, включая кожаные куртки. Вообще, им проще стирать все руками. Не доверяют они и посудомоечной машине. Вытаскивая чистую посуду из агрегата, они все равно перемывают все руками.

Каждая горничная в душе завидует знаменитой домработнице Аллы Пугачевой, которой каким-то невероятным образом удалось стать подругой великой певицы. “Все мои знакомые мечтают о дружбе со своими богатыми хозяевами, — вздыхает Зоя Матлашевская. — Все втайне надеются на материальную поддержку в будущем, именно поэтому все мы готовы терпеть унижения. А вдруг… Повезло же, в конце концов, Люсе…”


Как не ошибиться в выборе домашней прислуги?

Мы обратились к Надежде Митиной, сотруднице одного из агентств.

— Самые благонадежные домработницы — это те, которые прошли школу УПДК (Управление дипкорпусов). Если же вы берете прислугу с другими рекомендациями, необходимо связаться с теми семьями, где трудились горничные. Также перед тем, как пустить чужого человека в дом, необходимо задать ей несколько вопросов, ответы на которые моментально скажут об ее опыте. Например, она должна четко знать, какими современными моющими средствами надо пользоваться во время уборки, как включать любую бытовую технику и с чего начинать уборку. Также важно обратить внимание на внешность предполагаемой прислуги — у нее должны быть красивые руки, аккуратная прическа, она должна выглядеть безупречно и опрятно. Самыми профессиональными горничными считаются москвички — это те женщины, которые отработали в УПДК или в гостиницах. Но всем этим горничным сегодня не меньше пятидесяти лет. На них всегда существует высокий спрос, но с каждым годом их становится все меньше. Сложно трудоустроить девушек, которые неважно говорят по-русски.


Звезды и домработницы

По словам сотрудников агентства по подбору персонала из Филиппин, большинство звезд не афишируют, что в их доме живет экзотическая прислуга. Однако известно, что певца Александра Малинина уже много лет обихаживают две филиппинки. С их помощью он даже изучает английский язык. Больше девяти лет работает филиппинка и у знаменитого историка моды Александра Васильева.

— Вообще со звездами работать нелегко. Далеко не все горничные соглашаются служить знаменитым людям, — говорит Зоя Матлашевская. — Среди моих знакомых только одна женщина постоянно меняет своих звездных работодателей, говорит, что ее жизнь скучна, когда нет ярких впечатлений. Сегодня она трудится у продюсера группы “Хай-фай”. Надо заметить, известные люди привыкают к своим горничным и меняют их только по необходимости. Например, Умар Джабраилов пять лет назад нашел себе домработницу Татьяну. Периодически он приглашает ей помощниц, но больше недели никто из них не задерживается. Говорят, не выносят крутого нрава Джабраилова и требований самой Татьяны. Домработница Пугачевой Люся уже давно перешла в разряд подруг певицы. Но это случается достаточно редко. Большинство горничных не остаются в одном доме больше пяти лет. Как правило, они уходят на большую зарплату.




    Партнеры